Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №39 (ноябрь) 2016
Разделы: Психология
Размещена 01.11.2016.

К ПРОБЛЕМНОСТИ ЭТНИЧЕСКОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ

Назмутдинов Ризабек Агзамович

Кандидат психологических наук, доцент

Костанайский государственный педагогический институт

Доцент кафедры психологии

Аннотация:
Актуальность изучения феномена этнокультурной маргинальности не требует дополнительной аргументации. В статье предпринята попытка исследования этнического самоопределения среди городского населения различных социальных и возрастных групп.


Abstract:
The relevance of studying the phenomenon of ethnic and cultural marginality does not require further argument. In article attempt of research of ethnic identity among the urban population of different social and age groups.


Ключевые слова:
маргинальность; идентичность; самооценка; идентификация; самоопределение; этническая ассимиляция.

Keywords:
marginality; identity; self-esteem; identification; self-determination; ethnic assimilation.


УДК159.922 

Целью настоящего экспериментального исследования выступило изучение психологического феномена  этнокультурной  маргинальности.

Приступая к описанию методики экспериментального исследования нам необходимо уточнить рабочие понятия, критерии и показатели экспериментального исследования.

Обзор теоретического материала позволил определить ключевые понятия, посредством которых в современной психологии раскрывается сущность понятия маргинальной этнокультурной идентичности и наметить основные направления дальнейшего эмпирического изучения, по которым необходимо следовать в поисках оптимальных путей определения исследуемого феномена. Маргинальную этническую идентичность, как и всякое явление этнического самосознания, нельзя отделить в чистом виде, нельзя вычленить как «вещь в себе». Чтобы составить представление об особенностях данного феномена, необходим целый ряд критериев, характеризующий его с разных сторон.

Заметим, что путь оценочного выражения количественной стороны измерений, как свидетельствует опыт многих работ, наиболее приемлем вследствие методической обеспеченности, наглядности и надежности.

Мы не случайно заговорили об оценочной деятельности. Многие ученые-психологи считают самооценку центральным структурным образованием личности. Самооценка в терминах самосознания представляет собой результат интегративной работы в сфере эмоционально ценностного отношения к себе и к окружению [1; 24; 36; 52].

Оценки и самооценки, полученные с помощью различных методик, позволяют нам решить основные экспериментальные задачи и получить весьма важные показатели феномена этнокультурной маргинальности.

Указав возможные эмпирические референты, характеризующие  этнокультурную маргинальность, мы подходим к необходимости теоретического обоснования методов исследования этого сложного феномена. Прямо выйти на исследование этнокультурной маргинальности непросто, поскольку не существует конкретных методических средств. Но, с нашей точки зрения, рассмотрение этнокультурной маргинальности в качестве одного из вариантов  этнической идентичности позволяет воспользоваться для его изучения методами, широко применяемыми в этнопсихологии.

Исследовательский инструментарий составили методические разработки, предназначенные для исследования эмоционально-ценностного и когнитивного компонентов этнической идентичности.

В качестве методов и методик диагностики  выступили:

  • методика выявления авто и гетеростереотипов Стефаненко Т.Г. (70 определений);
  • диагностический тест отношений Кцоевой - Солдатовой Г.У.

Сбор данных проводился в форме очного анкетирования среди городского населения различных социальных и возрастных групп. Объем выборки составил 90 человек, среди них опрошены 45 респондентов казахской национальности, 45 респондентов русской национальности. Необходимо отметить, что в соответствии с целями исследования, направленными на изучение феномена этнокультурной маргинальности, проведение опроса изначально ориентировалось на респондентов казахской национальности, основным языком общения и обучения которых является русский язык, проживающих с рождения в городе, имеющих возможность общения с представителями разных национальностей.

Здесь необходимо отметить те объективные факторы, которые повлияли на развитие этнокультурной маргинальности в нашей стране. Современная этническая структура населения Казахстана сложилась исторически, как результат национальной политики Советского Союза. В Казахстане в настоящее время проживают представители более чем 120 народностей, в связи с чем Казахстан по праву можно считать полиэтническим государством.

Для проверки гипотезы была использована методика «Диагностический тест отношений», разработанная Кцоевой - Солдатовой Г.У.

Использование данной методики позволяет нам проверить нашу гипотезу, так как она измеряет такую содержательную характеристику этнических стереотипов, как амбивалентность.

Применение  методики  Стефаненко Т.Г.  позволяет определить характер взаимосвязи между самовосприятием личности и восприятием ею своей этнической группы и чужой этнической группы.

Мы исходили из предположения о том, что, идентифицируясь с определенной этнической группой, человек ассоциирует себя с ней по определенным качествам. И если качества, приписываемые личностью себе, и ее представления о качествах своего этноса совпадают, то можно говорить о моноэтнической идентичности со своей этногруппой. Если же данное подобие не обнаруживается, а, более того, представления личности о собственных качествах совпадают с качествами другой этнической группы, то можно говорить о трансформации этнической идентичности.

При анализе ответов респондентов казахской национальности были выявлены протоколы, в которых обнаружены данные, свидетельствующие об изменениях этнической идентичности.

В зависимости от ответов респонденты были поделены на 3 группы.

Вычислив критерий и обратившись к таблице уровней значимости, мы сделали вывод, что между тремя группами имеется существенное различие в особенностях этнической идентификации. Так, достоверные различия выявились:

       в оценке образа казаха у респондентов с двойственной идентификацией и респондентов с незначимой этнической идентификацией: t=2,74 при ρ≤0,01;

       в оценке образа русского у респондентов с двойственной идентификацией и респондентов с незначимой этнической идентификацией: t=2,07 при ρ≤0,05;

       в оценке образа казаха у респондентов с двойственной идентификацией и респондентов с преобладающей идентификацией с чужой этнической группой: t=3,13 при ρ≤0,001;

       в оценке образа русского у респондентов с незначимой этнической идентификацией и респондентов преобладающей идентификацией с чужой этнической группой: t=3,24 при ρ≤0,001.

Респонденты, вошедшие в первую группу, считают казахов «гостеприимными» (77,1%), «дружелюбными» (64,2%), «сильными» (53,3%), «выносливыми» (49,3%), «патриотичными» (48%), «независимыми» (47,9%).

Образ русского человека ассоциируется с качествами: «трудолюбие» (48,5%), «дисциплинированность» (47,3%), «независимость» (44,6%), «оптимистичность» (43,3%), «общительность» (42,8%), «адаптация» (39,5%), «отзывчивость» (32%).

Как мы видим, среди респондентов данной группы преобладают позитивные характеристики гетеростереотипов и автостереотипов. Респонденты с характеристиками двойственности идентичности обнаружили сходства с казахской этнической группой и русской этнической группой по целому ряду качеств.  Совпавшие автостереотипы и гетеростереотипы носят позитивную окраску. Но здесь следует указать на то, что респонденты отметили противоречащие друг другу качества, которыми они обладают (послушные - независимые). Этносы сходны между собой по качествам «трудолюбивые», «добросовестные».

Механизм идентификации обеспечивает респондентам с двойственной идентификацией принятие смыслов «другого».

Во второй группе, которую представляют респонденты, с преобладающей идентификацией с русской этнической группой, образ русского человека представлен такими качествами, как « чувство собственного достоинства» (52,94%), «выносливые» (50%), «приверженные порядку» (49,9%), «раскованные» (48,05%), «дисциплинированные» (47%), «трудолюбивые» (44,11%), «индивидуалистичные» (35,29%), «независимые» (32,7%), «эмоциональные» (32,35%), «адаптирующиеся» (32,35%), «оптимистичные» (31,8%), «предприимчивые» (27,64%).

Образ представителя казахского  этноса описывается с помощью качеств «гостеприимные» (85,29%), «щедрые» (64,7%), «послушные» (50%), «жалостливые» (34,23%), «предпочитающие материальные ценности» (32,4%), «пассивные» (31,8%), «самодовольные» (29,41%), «покорные» (27,55%), «трудолюбивые» (23,41%).

В описании «образа-Я» отсутствуют такие характеристики, как консервативность, подавленность, конкурентность, предпочтение материальных ценностей, послушание, эгоистичность, безответственность, пассивность, незначимо, но представленные в описании образа казаха. В образе себя респонденты этой группы отмечают в качестве наиболее важных следующие характеристики: «независимый» (67,35%), «дисциплинированный» (61,76%), «адаптирующийся» (59,8%), «сильный» (58,82%), « чувство  собственного достоинства» (58,1%), «трудолюбивый» (55,8%), «серьезный» (56,3%), «приверженный порядку» (41,17%), «вежливый» (40,3%), «ленивый» (38,4%), «духовный» (38,23%), «оптимистичный» (29,32%»), «предприимчивый» (26,5%).

Можно заметить, что респонденты данной группы обнаруживают совпадения с русской этнической группой по таким качествам как «приверженность порядку», «трудолюбие», « чувство  собственного достоинства», «предприимчивость», «оптимистичность». Здесь мы видим, что респонденты приписывают себе и образу русского человека сходные деловые и личностные качества. Вероятно, обладание данными качествами респонденты считают наиболее адекватными в настоящее время. Совпадения с казахской этнической группой незначимы. Это говорит о том, что респонденты этой группы идентифицируют себя с русской этнической группой. Если чужая (по объективным критериям) этническая группа является для носителя маргинальной этнической идентичности референтной, тогда поведение его будет носить характер внутреннего подчинения группе (когда личность воспринимает мнение чужой этнической группы как свое собственное и придерживается его за пределами этой группы).

В описании  представителя казахской этнической группы позитивно окрашенные автостереотипы преобладают, однако, процент негативно окрашенных автостереотипов превышает подобный в описании  представителя русской этнической группы (39,47% и 17,07% соответственно). Преобладание идентификации с русской этнической группой приводит к критической, а иногда и негативной оценке своей этнической группы. Возможно, это обусловлено именно стереотипностью оценок, а не знанием представителей того или иного этноса, возникающим в результате взаимодействия и непосредственного общения.

Респонденты третьей группы при описании образа казаха наиболее значимыми считают такие характеристики, как «гостеприимные» (68,31%), «отзывчивые» (56,43%), «щедрые» (55,9%), «выносливые» (52,47%), «ленивые» (48,5%), «патриотичные» (44,55%), «сильные» (44,55%), «гордые» (36,63%), «дружелюбные» (35,64%), «консервативные» (23,76%).

Образ русского человека представлен качествами: «оптимистичные» (52,57%), «раскованные» (48,51%), «независимые» (44,6%), «самодовольные» (44,53%), «уверенные в себе» (44,32%), «предприимчивые» (33,66%), «эмоциональные» (32,68%), «общительные» (32,67%), «эгоистичные» (31,2%), «непреклонные» (29,7%).

У респондентов третьей группы идентификации с этническими группами распределились следующим образом: совпадения с казахской этнической группой имели место по качествам: «гордость» (27,72%), «дружелюбие» (23,76%), «лень» (16,83%). Совпадения с русской этнической группой: «эмоциональные» (31,68%), «независимые» (27,77%), «предприимчивые» (15,97%), «эгоистичные» (11,9%).

Следует отметить, что в описании образа-Я респондентами данной группы показатели отличаются разнообразием, и определить одну или несколько существенных тенденций, которым бы соответствовали все показатели, сложно. Относительно часто респонденты выделяли качества личностного плана, выражающие отношение к себе («серьезные» (19,8%), «скрытные» (15,84%), «индивидуалистичные» (11,88%), отношение к собственности («бережливые» (12,1%)), гуманистические качества («добрые» (20,79%), «гуманные» (12,84%)).

В третьей группе мы видим как позитивно, так и негативно окрашенные авто- и гетеростереотипы. Как и респонденты первой группы, здесь имеет место наличие противоречивых качеств (лень - предприимчивость), по которым выявлены совпадения.

Поэтому мы заключаем, что для респондентов третьей группы этническая идентификация незначима. Возможно, в случае с респондентами данной группы существенную роль играет механизм «сдвига мотива на цель». Если этническая компонента самосознания незначима, то она не может выступать в качестве мотивирующей. Деятельность в этом случае начинает осуществляться за счет других личностных факторов. Это происходит благодаря тому, что человек принимает непосредственное участие в формировании своей идентичности. Вот почему и показатели у респондентов с незначимой этнической идентичностью в большинстве своем оказались достаточно индивидуальны.

Респонденты с моноэтнической идентичностью (контрольные группы) оказались наибольшими «традиционалистами», так как они в большей мере приписывали казахам и русским черты, характерные для их этнического стереотипа.  Данные респондентов с моноэтнической идентичностью, относящиеся к типичному образу казаха и русского, оказались более контрастными, чем данные респондентов с маргинальной идентичностью.

В целом, можно отметить, что респонденты с моноэтнической идентичностью демонстрировали в большей степени различия между двумя этносами, тогда как у респондентов с проблемностью этнического самоопределения в большей степени наблюдалась тенденция к их сглаживанию. Такая картина складывается, по-видимому, и потому что респонденты с проблемностью этнического самоопределения демонстрируют больший традиционализм в манерах и шаблонах поведения, а респонденты с моноэтнической идентичностью - в установках и ценностях.

Дополнительно нами был использован  диагностический  тест  отношений Кцоевой - Солдатовой Г.У. Проведенный анализ идентификационных характеристик показал, что у одних групп характеристики выражены примерно одинаково, у других - по-разному.

Анализ совпадений в оценке выраженности качеств подтвердил те результаты, которые мы получили при проведении предыдущей методики.

Респонденты, у которых имели место идентификации с обеими этническими группами, обнаружили, в среднем, 11 и 11,7 совпадений из предложенных 24 качеств с казахской и русской этническими группами соответственно.

Респонденты, у которых преобладала идентификация с русской этнической группой, показали 10,7 совпадений с русской этнической группой против 5,8 с казахской этнической группой.

Те респонденты, у которых идентификация с этническими группами была незначимой, совпадения обнаружили 4,3 с казахской этнической группой и 3,7 с русской.

Обратившись к таблице уровней значимости, мы сделали следующие выводы:

1.    Существенных различий между оценками образа типичного русского  и  типичного  казаха  нет:

а)    в группе респондентов с незначимой этнической идентичностью;

б)    в группе респондентов с двойственной этнической идентичностью.

2.    Существенные различия между оценками образа типичного русского и типичного казаха имеют место:

а)    в группе респондентов казахской национальности с преобладающей идентификацией с русской этнической группой;

б)    в контрольных группах респондентов с моноэтнической идентичностью (казахи и русские).

Методика «Диагностический тест отношений» подтвердила существование и особенности выявленных групп с проблемностью этнического самоопределения.

Таким образом, мы можем отметить, что в обществе имеется группа людей, которой свойственна трансформация этнической идентичности. Те тенденции, которые были обнаружены в результате исследования, отражают проблемность этнического самоопределения. Последняя может выражаться в качестве двойственности этнической идентичности, идентификации с  другой  этнической группой, незначимой этнической идентификации.

В ходе исследования выявились возрастные особенности проявления проблемности этнического самоопределения. 54,6% респондентов с проблемностью этнического самоопределения в возрасте 17-25 лет демонстрируют незначимую этническую самоидентификацию, тогда как двойственные идентификации и идентификации с другой  этнической группой преобладают у респондентов с проблемностью этнического самоопределения более старшего возраста.

 Таким образом, полученные нами данные свидетельствуют о нарастающей интенсификации этнической самоидентификации от молодого к зрелому возрасту. Центральным компонентом сформированной и интернализированной этнокультурной идентичности выступает сильное позитивное ощущение себя представителем этнокультурной группы. Однако существование проблемности этнического самоопределения у респондентов в более старшем возрасте в виде двойственности идентификаций и идентификаций с  другой  этнической группой может свидетельствовать о том, что этнокультурная идентичность до конца не сформирована либо трансформирована. Это может отражать классическую ситуацию маргинальности как промежуточного звена между процессами обретения полноценной идентичности со своей  группой и процессами этнической ассимиляции.

Библиографический список:

1. Банникова Л.М. Культурная маргинальность как социально-философская проблема (теоретико-методологический аспект) // http://www.nsu.ru/education/virtual/bannikova_course.htm
2. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности // Вопросы психологии. - 1997. - №4. - С. 75-86.
3. Платонов Ю.П. Этнический фактор: геополитика и психология. – СПб.: Речь, 2002. – 520 с.
4. Симонова Т.П. Психологические проблемы межнациональных отношений // Наука сегодня.- 1988. - Вып. 16. - С. 294-296.




Рецензии:

2.11.2016, 18:32 Мингалеева Милеуша Талгатовна
Рецензия: Актуальность изучения феномена этнокультурной маргинальности не вызывает сомнений. Автором проведено исследование этнического самоопределения среди городского населения различных социальных и возрастных групп. Представлены понятия, критерии и показатели экспериментального исследования. Использована соответствующая методика исследования и грамотный анализ результатов. Полученные данные свидетельствуют о нарастающей интенсификации этнической самоидентификации от молодого к зрелому возрасту. Центральным компонентом сформированной и интернализированной этнокультурной идентичности выступает сильное позитивное ощущение себя представителем этнокультурной группы. Однако существование проблемности этнического самоопределения у респондентов в более старшем возрасте в виде двойственности идентификаций и идентификаций с другой этнической группой может свидетельствовать о том, что этнокультурная идентичность до конца не сформирована либо трансформирована; по мнению автора, это может отражать классическую ситуацию маргинальности как промежуточного звена между процессами обретения полноценной идентичности со своей группой и процессами этнической ассимиляции. Статья Назмутдинова Ризабека Агзамовича "К ПРОБЛЕМНОСТИ ЭТНИЧЕСКОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ" соответствует всем требованиям и РЕКОМЕНДУЕТСЯ к публикации.

03.11.2016 6:06 Ответ на рецензию автора Назмутдинов Ризабек Агзамович:
Уважаемая Милеуша Талгатовна,большое спасибо за положительную оценку моей работы. С уважением Ризабек.

3.11.2016, 12:29 Кольцова Ирина Владимировна
Рецензия: Завяленная тема статьи является актуальной и значимой. Содержание работы отличается практической значимостью. Статья соответствует всем требованиям и рекомендуется к публикации.
04.11.2016 9:09 Ответ на рецензию автора Назмутдинов Ризабек Агзамович:
Огромное спасибо.С уважением Ризабек.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх