Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Разделы: История
Размещена 22.11.2016.

ЭМИГРАЦИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКИХ ЭТНОСОВ В ГОДЫ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ 1817-1864 гг.

Ульянова Юлия Семеновна

Кандидат исторических наук, доцент

Северо-Кавказский Федеральный университет. Филиал в г. Пятигорске

доцент кафедры социально-гуманитарных наук

Белинская Р.А., Тютюнникова В.О., студентки Института сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ в г. Пятигорске. Научный руководитель: Ульянова Ю.С., кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и философии права Института сервиса, туризма и дизайна (филиал) СКФУ в г. Пятигорске


Аннотация:
История имперской России, как и любой другой, предполагала географическое расширение, что отвечало геополитическим и стратегическим задачам российского государства. Включение Кавказа в состав империи проходило путем завоевательной Кавказской войны 1817-1864 гг. Ее продолжительность свидетельствует об упорстве сторон. Для России это была в некотором смысле «война престижа», а для горцев она означала защиту национально-религиозной независимости, сохранение вековых исламских устоев. Но сохранить аборигенов на уже обжитой ими земле удалось с большими трудностями. Негативное отношение к православной России, агитация турецких эмиссаров на Кавказе, стремление российских властей как можно быстрее включить эти земли в социально-политическое и экономическое поле России были теми факторами, которые осложняли взаимодействие аборигенов с новой властью.


Abstract:
The history of imperial Russia, like any other, assumed the geographical expansion that meets the geopolitical and strategic objectives of the Russian state. The inclusion of the Caucasus in the empire held by conquest of the Caucasian War 1817-1864 gg. Its duration indicates the persistence of the parties. For Russia, it was in some sense a «war of prestige», and for mountaineers, it means protection of national and religious independence, the preservation of centuries-old Islamic principles. But to save on Aboriginal land already inhabited by them managed with great difficulty. The negative attitude to the Orthodox Russian, Turkish emissaries campaign in the Caucasus, the desire of the Russian authorities how this land can be turned on quickly in the socio-political and economic field, Russia were the factors that complicate the interaction of Aboriginal people with the new government. Keywords: Circassians; joining the Caucasus to Russia; emigration of Circassians in Tu


Ключевые слова:
адыги; присоединение Кавказа к России; эмиграция адыгов в Турцию; репатриация части эмигрантов на историческую Родину.

Keywords:
Circassians; joining the Caucasus to Russia; emigration of Circassians in Turkey; repatriation of the immigrants to their homeland.


УДК 353

Введение. При изучении причин перестройки советского общества и распада СССР придается значение выезду с территории бывшего Союза граждан за рубеж, в Западные страны. Одним из них была нужна работа, другим успешная карьера, третьим более высокий уровень жизни. При рассмотрении этих эмиграций их сравнивают выездами из России тех, кто не принял социалистическую систему, включился в противостояние с новым режимом. Но эмиграция коренных этносов проходила и раньше в ходе заключительного этапа присоединения Кавказа к царской империи. Этот процесс болезненно переживали некоторые из аборигенных этносов Северо-Западного Кавказа. В их числе адыги, которые сейчас ставят вопрос о своем возвращении на историческую Родину.

Эту этническую группу изучали в своих научных работах: Дзидзария Г.А. [3], Дзамихов К.Ф. [2], Кудаева С.Г. [4] , Панеш А.Д. [5]. Но стоит сопоставлять уже определившиеся позиции, вносить дополнения, сравнивать недавние эмиграции с вынужденным переселением в XIX в.

Актуальность темы заключается в ценности исторических сведений для организации текущей жизни малых наций в многонациональном и многоконфессиональном государстве в условиях обострения обстановки на Ближнем Востоке. Объект рассмотрения - адыгский этнос в составе множества его подгрупп. Предмет - выезд адыгов из России в конце XIX в., совокупность эмиграции и переезда на Ближний Восток; сопоставление таких процессов в досоветском времени с последующими, включая период трансформации России.

Цель исследования - обогащение истории Северного и Северо-Западного Кавказа с просветительскими, научно-популярными и политическими целями. Задачи - определение влияния исторической обстановки последней трети XIX в. в России, ее экономических и социальных условий, политических факторов на решимость аборигенов изменить место постоянного жительства, степень их удовлетворения обустройством на Ближнем Востоке.

Использованы традиционные для исторических исследований методы: исторический анализ, историческое сравнение, комплексное исследование, доказательство гипотез.

Адыгский этнос. Адыгов трудно называть «нацией» в силу их отставания в освоении государственного устройства. Это именование не является часто употребляемым, если сравнивать его с обозначением черкесов, которые составляют одну из ветвей этого этноса. Вместе с черкесами, имеющими ныне республиканский государственный статус, в составе адыгов были: абадзехи, бжедухи, джигети, натухаевцы, убыхи, шапсуги. Различия между племенами были в диалектах, а обычаи, моральные нормы, религиозные верования (ислам), аборигенная позиция на занимаемой территории трудно отличимые. Слабая территориальная сплоченность привела к разным названиям племен, которые помогали идентифицировать место их обитания.

Адыги - «малая нация», а не этническая диаспора, так как они не имели своего государства [1]. Они вошли в состав России, в результате «большой игры» на Кавказе, который издревле был «воротами» из Азии в Европу. Три могучих империи - Россия, Османская Турция и Персия - претендовали на владычество над Кавказом. В начале XIX в. Россия отстояла свои права на Грузию, Армению, Азербайджан в двух войнах с Персией (1804-1813 гг. и 1826-1828 гг.) и двух с Турцией (1806-1812 и 1828-1829 гг.). Народы Северо-Западного Кавказа как бы само собой отошли к России. Однако горцы не были согласны с таким поворотом событий.

Их вхождение в социально-культурное поле России проходило не просто из-за религиозного конфликта с христианской Россией, столкновения разных культур, традиций, законов, различного уровня социально-экономического и политического развития, из-за их нежелания вообще подчиняться, кому бы то ни было. Англия, опасаясь усиления влияния России в Причерноморье, поддерживала Турцию, которая не желала отказываться от этих важных с точки зрения геополитики территорий.

Турецкое влияние на адыгов. В течение многолетней Кавказской войны (1817-1864 гг.) турецкие проповедники убеждали горцев, что их могущественный султан вместе с европейскими державами не позволит России установить власть над Кавказом, и что мусульмане, проживающие на Кавказе, найдут поддержку и приют в Турецкой империи.

После окончания Крымской войны (1855 г.) турецким правительством были разработаны мероприятия по привлечению мусульман России на свою территорию. Наибольший интерес у Турции вызывали горцы Западного Кавказа, ведь там проживало воинственное и боеспособное население, которое подходило для очередных военных столкновений с Россией. Для эмигрантов были разработаны привлекательные льготы: крупные земельные наделы, освобождение от налогов, ссуды для приобретения скота и постройки жилищ. Всё мусульманское духовенство привлекалось для агитации различных слоёв горского населения к переселению в Турцию и убеждения в том, что уход в единоверную страну благоприятнее, нежели переселение в низменности Кубани. Привлекательным фактором было совпадение религий, ведь Турция не была светским государством. Свод ее юридических законов определился исламско-моральными нормами, обычаями.

Исход адыгов. Результатом проповедей турецких эмиссаров стало переселение в 1858-1859 годах первых партий западных и северо-кавказских горцев в Турцию. В основном это были северные абазины, кабардинцы, ногайцы, дагестанцы и чеченцы. Но в 1860 г. переселение приостановилось, а в 1861 г. большинство эмигрантов стали возвращаться на Кавказ, получив в Турции вместо обещанных льгот голод и лишения. Государство принимает переселенцев на свою территорию в том случае, когда свое население малочисленно и существует дефицит рабочей силы. В Турции такой ситуации не было.

Позиция царской власти. Царское правительство не препятствовало этим переселениям. Оно считало, что эмиграция кавказских горцев избавит страну от значительной части «беспокойного и мятежного» населения. Из-за отсутствия официального разрешения на переселение, что было до 1862 года, горцы переезжали под видом паломничества в Мекку, для чего следовало получить специальный паспорт, визу. Но паспорт, вместе с полученной визой, позволил, выехавшим в 1858-1862 гг. возвращаться на Кавказ как российским подданным.

В мае 1862 г. вступило в силу постановление царского правительства, подготовленное «Кавказским комитетом», одобряющее переселение горцев на турецкую землю ради очищения Западного Кавказа от этих аборигенов. В этой связи и был заключен соответствующий договор с Турецкой властью. Но было также предпринято решение, о переселении на равнины Кубани под надзор кубанского казачества тех горцев, которые пожелали остаться в России,

Действия Российской власти были вызваны непокорностью туземцев. Следовало обогатить российские земли, расширить владения казаков Кубани, заселить земли своими людьми. Ведь при столкновениях с Турцией и европейской коалицией аборигены могли выступать на стороне врага. Польза для горцев состояла в том, что им обещали землю, как в Турции, так и на Кубани.

Возможность сохранения привилигированного социального положения. Отмена крепостного права в России в 1861 г. настроила социальную верхушку горцев на то, что уход со своими рабами и крепостными в Турцию позволит им сохранить свои права и далее эксплуатировать своих подвластных. Дальновидная дворянско-старшинская верхушка горцев Западного Кавказа выселилась со своими подвластными ещё в 1861-1862 гг., избежав трагедии поспешного махаджирства (переселения) 1864 года. Большинство этих дворян получили на месте приезда высокие военные и административные должности. Значительной часть эмигрантов первой волны получила обещанные наделы земель, что способствовало массовому переселению причерноморских горцев на турецкую землю в последний год войны на Кавказе.

Содействие эмиграции родовых старшин. Большую роль в переселенческом движении убыхов и причерноморских шапсугов сыграли их старшины, многие из которых имели в Турции родственников. Причерноморские горцы имели развитые, стабильные торгово-экономические связи с данным государством, ибо через черноморские пункты долгое время шли потоки рабов, товаров для гаремов.

Внутриродовые общинные отношения, оказавшиеся крепкими у горцев до середины XIX, поддерживающе отнеслись к переселению. Они придали этому движению массовый характер. В последние месяцы войны на Кавказе, местные народные собрания при решающем влиянии старост принимали решения о переездах в Турцию. Покидали обжитые места целые аулы, племена, общины. Старшинская верхушка, превратившаяся тогда в военную знать, не останавливалась перед силовым принуждением сородичей.

Сильное влияние старшин-предводителей на рядовое население было у убыхов. Им удавалось на народных собраниях проводить решения о переселении в Турцию всех своих общин. Но есть свидетельства тайного сговора относительно переселения между верхушкой знати убыхов и администраторами царской России. Общинные старосты полагали, что их подчинение России исключит механизм прежнего общинного самоуправления, что их население попадет под власть иноязычного наместника. Но российские чиновники не видели пользы от сохранения на управляемой территории, в приграничной зоне непокорного, неблагонадежного народа.

Многие убыхи какое-то время скрывались в горах. Но выжить в таких условиях было практически невозможно. Есть сведения о том, что в адыгейских аулах междуречья Лабы и Белой после спада эмиграции 1864 г. были зарегистрированы 13 убыхских семейств (общим числом до 80 человек), а на Черноморском берегу у села Головинского, сохранились 40 убыхских дворов.

После подхода Даховского отряда русских войск к устью Туапсе, что произошло в конце февраля 1864 г. для перевозки новой волны переселенцев к Кавказскому берегу прибыло множество турецких судов, которые за определенную плату перевозили горцев в окрестности Самсуна и Трапезунда.

Обустройство иммигрантов. Изнуренные переездом, голодом и болезнями горцы принесли с собой на турецкие земли тиф, оспу и прочие эпидемические заболевания. Турецкие власти размещали эмигрантов в карантинные лагеря, где их иногда держали несколько месяцев, в плотном окружении войск. Смертность в этих лагерях была необычайно высока. Из-за этого первые 12.000 горцев, прибывшие в Турцию в начале зимы, к марту месяцу почти все умерли.

Фонвилль А., бежавший из Вардане, высадился в марте 1864 г. на малоазийском берегу в районе Аче-Кале. Но там уже были десятки тысяч абадзехов и шапсугов, прибывших зимой. Приезжали и убыхи в огромном количестве. Ожидая получение визы, он наблюдал постигшее этот народ лишения: люди жили во временных лагерях без какой-либо провизии, продуктов не хватало даже детям [9].

Гаремный промысел. В Турции практиковались привоз и продажа рабов. Коммерция этой страны выделялась поставками живого товара. Не удовлетворившись покупкой женщин и девушек в прибрежных населенных пунктах, турецкие работорговцы искали такой товар в отдаленных аулах и покупали его.

Из-за свирепствующих в переселенческих лагерях голода и болезней, мужчины-горцы шли в формирующиеся добровольческие отряды турецкой армии, а для спасения от голода женщин и детей продавали их. Работорговцы, пользуясь сложившейся ситуацией, покупали живой товар по низким ценам, а затем выгодно сбывали его в городах Турецкой империи. Всё это происходило в условия запрета работорговли, вступившего в действие на этой земле в 1858 году, восходящего к соответствующему постановлению Венского конгресса 1822 г.

Статистика переселения. В монографии Дзидзарии Г.А. [3], посвященной переселенческому движению кавказских горцев в XIX веке, собраны многочисленные и интересные сведения по этому вопросу, строго базирующиеся на исторических документах. Наиболее достоверные данные состоят в докладе российской комиссии по делу о переселении горцев в Турцию от 18 февраля 1865 года.

С Западного Кавказа в Турцию в течение 1863-1864 гг. переселилось около 470.000 человек. Были оставлены на Черноморском побережье Кавказа и размещены на левобережье Кубани всего 4.600 человек, что составляет менее 1%. Известно, что еще в 1861-1862 годах на левобережье Кубани были переселены бжедухи в количестве до 15.000 человек. Затем в междуречье Лабы и Белой, расселилось смешанное горское население из различных племен, отказавшееся эмигрировать в Турцию. При этом общее количество адыгов, оставшихся на Западном Кавказе, определялось цифрой от 70.000 до 100.000 человек. С Западного Кавказа выселились, кроме убыхов, джигетов и шапсугов, все натухаевцы в количестве около 60.000 человек. Вместе с ними 85.000 абадзехов из проживающих в количестве 100.000. Переехали также малочисленные адыгейские и абазинские племена северного склона Западного Кавказа.

По данным Е.Д. Фелицина, в начале 70-х годов адыгейское население Кубани составляли:

- абадзехи                          - 14.666;

- бесленеевцы                   -   5.875;

- бжедухи                          - 15.263;

- егерухаевцы                   -   1.678;

- кубанские кабардинцы  - 11.631;

- махошевцы                      -  1.475;

- натухайцы                        -    175;

- темиргоевцы                    - 3.140;

- хакучи                               -     87;

- хатукаевцы                       -   606;

- шапсуги                            - 4.983.

-------------------------------------------------

                                   Итого: 60.460 [8].

В сентябре 1861 г. Александр II посетил Кавказ. Граф Н. Евдокимов, в отсутствии заболевшего князя А.И. Барятинского, действовал жестко и доложил императору план покорения Кавказа за пять лет. Царь попросил ускорить войну, так как Западная Европа может вмешаться раньше. Н. Евдокимов обещал, но при этом отметил, что при более интенсивных действиях войска потеряют боеспособность. В знак одобрения деятельности Н. Евдокимова Александр II пожаловал ему 7.000 десятин земли в Кубанской области.

С осени1861 года началось беспощадное давление на горцев, в обозах войск двигались переселенцы. К середине 1862 г. все предгорья Западного Кавказа были очищены от горцев, аулы уничтожены. Методы действий Н. Евдокимова вызывали неодобрение и сильную оппозицию, как среди подчиненных, так и начальников, которые осуждали карательные меры борьбы с горцами. Замещавший князя А.И. Барятинского князь Г.Д. Орбелиани настаивал на том, что выселение в Турцию является средством вспомогательным, а не основным. Главным должно быть постепенное подчинение племен Западного Кавказа и хозяйственное вовлечение их в орбиту Российской империи.

Царские генералы, занятые по Постановлению Комитета Министров страны от 1862 г. переселением горцев, были поражены масштабами переездов. В 1865 г. царское правительство посчитало данное Постановление ошибочным и отменило его. Довелось учесть, что в случае новой войны с Турцией, переселившиеся будут воевать на стороне противника. Позиция кавказской военной администрации, включая генерала В.А. Геймана, была оценена как проигрышная. С колеблющимися горцами разъяснительная работа не проводилась, их к переезду на Кубань не призывали. Выезд за рубеж поддерживался чувством беспощадности русских генералов. За покорение Западного Кавказа, например, граф Н. Евдокимов был награжден орденом св. Георгия 2 -ой степени и еще одним имением в 7.800 десятин под Железноводском. 

К 1864 году турецкие власти, наконец, определились с местом поселения горцев. Они были расселены во всех концах Турецкой империи: на Балканах, в Египте, в Сирии, Месопотамии, Иордании, Ливане и на территории самой Турции.

Статистика расселения. По данным института им. Миклухо-Маклая, ровно через столетие после переселения горцев Западного Кавказа в пределы Турецкой империи, в странах Ближнего Востока общая численность прибывшего населения, составила около 160.000 человек; из них остались в:

- Турции                 - 105.000;

- Сирии                   -   25.000;

- Иордании             -   20.000;

- Ираке                    -    8.000.

Имеются также сведения о проживании в Турции 10.000 абазин. Это потомки переселившихся в Турцию абхазов (абхазов в Турции и Египте издавна называли «абаза») и, возможно, частично потомки садзов-джигетов.

Новый этап переселения. После переселенческой активности в 1863-1864 гг. царское правительство попыталось в 1887 г. призвать оставшихся на Кавказе адыгов в армию для отбывания воинской повинности. Но это вызвало с их стороны бурные протесты, даже бунты. Это оказалось в пользу власти Турции. Ее агентура взялась за проведение кампаний по выявлению новых желающих переехать в Турцию. Александр III допустил 7 ноября 1889 г. новое переселение и в 1890 г. жители семи аулов в числе 9.153 чел. выехали в Турцию.

Репатриация. Но турецкая власть вновь оказалась не подготовленной к приему, размещению, организации питания прибывших сотен тысяч кавказских эмигрантов. Эпидемия, голод, огромная смертность отпугнули многих горцев, и они решили вернуться на Кавказ. Они стали открыто и бесстрашно, выражать свое недовольство турецким властям, чувствуя себя военнопленными, стали просить Российскую власть через посольство в Константинополе о возврате на свою Родину. Многие горцы были готовы поселиться где угодно, вплоть до Сибири, на любых условиях. Но царское правительство и военные власти на Кавказе решительно отклоняли многочисленные просьбы больших групп горцев о возвращении назад. По мнению главнокомандующего на Кавказе генерала Г.Д. Орбелиани было крайне опасно устраивать потерявших все свое имущество горцев-эмигрантов на старом месте. Ведь это могло привести к росту численности грабежей и разбоев на Кавказе. Но отдельным группам горцев русские консульства все же разрешали вернуться на Кавказ.

Судьба убыхов. Трагически сложилась судьба большинства горцев Западного Кавказа, которые решились покинуть родную землю и уйти в Турцию. Особенно невосполнимы потери уехавших с сочинского побережья убыхов, которым удалось ассимилироваться в Турции. Они стали терять родной самобытный язык и культурные традиции.

Их переселение происходило очень быстро, но довольно организованно, если сравнивать с переездами абадзехов и шапсугов. Предприимчивые убыхские предводители заранее запросили большое число турецких судов. Русские и турецкие военные власти задействовали для этого остающиеся на берегу у причерноморских шапсугов военные пароходы. В результате уже через три недели после официального принесения покорности России, в конце апреля 1864 года, на обширной территории южного склона Западного Кавказа в междуречье рек Шахе-Хоста убыхов практически не осталось. К моменту выселения убыхов на Черноморском побережье Кавказа проживало не менее 45.000 человек. Они переселялись целыми аулами под руководством своих старшин и образовывали смешанные переселенческие лагеря вместе с шапсугами, которые претерпели наибольшие лишения и невзгоды. Из племени шапсугов в количестве 150.000 человек ушли в Турцию около 140.000. При этом с Черноморского побережья Кавказа, из региона Большого Сочи (от Магри до Шахе) эмигрировали около 60.000. Остались лишь отдельные небольшие шапсугские аулы в долинах наиболее крупных рек побережья.

Приведенные цифры о выселении аборигенного населения с Черноморского побережья Кавказа позволяют сделать заключение, что в пределах современной территории Большого Сочи проживало к концу Кавказской войны около 130.000 горцев, в том числе около 50.000 убыхов, до 60.000 шапсугов и до 20.000 джигетов.

С.М. Духовских, бывший военным корреспондентом при Даховском отряде генерала В.А. Геймана, в мае 1864 года, побывав на вершине горы Ахун, носившей в то время название Охун, составил горестное описание виденной им картины обезлюдевшего пространства в междуречье Сочи-Хоста:

«Необыкновенное зрелище представляет вновь покоренный край... видно множество чудных долин, хребтов гор, рек и речек; среди старых, похожих на лес фруктовых садов то там, то здесь следы бывших жилищ. Но все это было мертво, нигде ни души. Местами свежие всходы хлебов еще свидетельствовали о недавнем присутствии населения; но большею частью пахотные поля заброшены и заглохли. Только обрезки стеблей прошлогодней кукурузы указывали, что и здесь некогда жили и работали люди. Не хотелось верить, что на громадном пространстве, насколько видит глаз, сверху высокой горы, не было никого; между тем это было так и все живописные виды и роскошные дары богатой природы - безжизненные и невольно производили на зрителя впечатление... тяжелое и грустное» [10].

Побережье заметно опустело. Родилась грустная поговорка: «Теперь даже женщина может пройти от Сухум-кале до Анапы, не опасаясь встретить хоть одного живого мужчину». Однако отдельные очаги сопротивления русским властям сохранялись до 1884 года. Войну признали оконченной 21 мая 1864 г. в урочище Кбаада, но она никак не хотела кончаться.

 Выводы:

- присоединение Кавказа к России являлось объективной закономерностью, соответствовало геополитическим и стратегическим интересам империи; однако включить все аборигенное население в состав империи не удалось;

- недовольные необходимостью подчинения центральной государственной власти России старшины ряда этносов Северного Кавказа повлияли на членов общин и способствовали их эмиграции на Ближний Восток, в Турцию;

- российская сторона не стала препятствовать этому, планировалось быстрое экономическое развитие Причерноморского региона, который давал большие перспективы включению России в экономические и торговые отношения со Средиземноморскими странами;

- выехавшие со своей исторической Родины горцы, оказались разочарованными приемом их в Турции;

- у части покинувших свою родину кавказцев, возобладали настроения на возвращение на свои покинутые земли.

Библиографический список:

1. Адибекян О.А. Этнодиаспорология. - Саарбрюккен (Германия): Palmarium Аcademic Publishing, 2014. - 96 с.
2. Дзамихов К.Ф. Адыги в политике России на Кавказе, 1550-е - начало 1770 гг. Автореферат на соиск. уч. ст. д. ист. н. - Нальчик, 2001. - 48 с.
3. Дзидзария Г.А. Махаджирство и проблемы истории Абхазии XIX в. - Сухуми, 1975 г.
4. Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа. Автореф. на соиск. уч. ст. д. ист. н. - Майкоп, 2006. - 40 с.
5. Панеш А.Д. Адыги Северо-Западного Кавказа в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и имаматом Шамиля в XIX в. до 1864 г. Автореф. на соиск. уч. ст. д. ист. н. - Майкоп, 2007. - 48 с.
6. Постановление Верховного Совета КБССР от 07.02.1992 № 977-XII-В «Об осуждении геноцида адыгов (черкесов) в годы Русско-кавказской войны». [Электронный ресурс]. URL // Http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/151773 (дата обращения 16.06.2016).
7. Чирикба В.А. Убыхский народ практически сгорел в борьбе за свободу // Абаза (юбилейный выпуск), 2012 г. - С. 203-206.
8. Фелицын Е.Д. // Казачество. Энциклопедия /Гл. ред. А. П. Федотов. - М.: Изд. «Энциклопедия», 2008. - С. 607.
9. Фонвилль А. Последний год войны Черкессии за независимость. 1863-1864 гг. Из записок участника-иностранца. - 2-е изд. - Нальчик: Адыги, 1991. - 48 с.
10. Большой Сочи за 3 дня: гора Ахун [Электронный ресурс]. URL // Http://fototravels.info/2016/03/25/gora-ahun (дата обращения 16.06.2016).




Рецензии:

25.11.2016, 3:53 Гостюшева Евгения Михайловна
Рецензия: Стремительное географическое расширение Российской империи в XVIII–XIX вв., начало которому положили победа России в Северной войне и присоединение Прибалтики, привело к тому, что в ее состав были включены обширные европейские территории, принадлежавшие ранее Речи Посполитой и Османской империи. Завоевания на Северном Кавказе и в Средней Азии, присоединение Закавказья, освоение Сибири и Дальнего Востока завершили территориальную экспансию империи, окончательно придав ей евразийский характер. Имперский характер российского политического механизма в силу своего специфического устройства обеспечивал возможность управления государством, многочисленные народы которого находились на разных стадиях культурного, социального, экономического и политического развития. Данная статья посвящена как раз освоению Российской империей Кавказа. Статья логична, последовательна, все разделы взаимосвязаны. Все выводы автора подтверждены фактологическим материалом. К минусам можно отнести отсутствие ссылок на архивы или опубликованые архивные источники. Но, может быть, библографический материал компенсирует этот недостаток. В целом работа соответствует и требованиям и может быть допущееа к об=публикованию.

26.11.2016, 13:54 Фролов Василий Владимирович
Рецензия: Статья Ю.С. Ульяновой "ЭМИГРАЦИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКИХ ЭТНОСОВ В ГОДЫ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ 1817-1864 гг." написана на достаточно интересную и актуальную тему. Автор грамотно формулирует актуальность, объект, предмет, цель и задачи своего исследования. В конце работы делает грамотные выводы. Статья логична, последовательна, все её разделы взаимосвязаны. Вопросов к содержанию статьи у рецензента не возникает. Единственным относительным недостатком работы можно назвать - отсутствие в статье ссылок на архивные материалы. Но в целом данная работа соответствует требованиям издания и может быть опубликована в журнале «SCI-ARTICLE.RU».

27.11.2016, 11:12 Надькин Тимофей Дмитриевич
Рецензия: Статья рекомендуется к публикации. Представляет научный интерес для всех, кто занимается историей политики России на Кавказе в XIX в.



Комментарии пользователей:

23.11.2016, 10:13 Козин Сергей Владимирович
Отзыв: Работа интересная логически выстроена, ссылки указаны, есть моменты, которые выделены в работе для большей наглядности, выводы в работе обоснованные. Мне только кажется, следует сделать таблицей статистические данные (Е.Д. Филицина и др), и оформить их как полагается. А так за публикацию!!!!


26.11.2016, 19:18 Ульянова Юлия Семеновна
Отзыв: Ульянова Юлия Семеновна. Уважаемые Гостюшева Е.М и Козин С.В. Я благодарю Вас за положительную оценку нашей работы.


Оставить комментарий


 
 

Вверх