Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №40 (декабрь) 2016
Разделы: Филология
Размещена 29.12.2016. Последняя правка: 09.01.2017.

Звуковая картина мира калмыков

Голубева Евгения Владимировна

кандидат филологических наук

Калмыцкий государственный университет им. Б.Б. Городовикова

доцент

Аннотация:
В настоящей статье анализируются звукоподражания калмыцкого языка, актуализирующие звуковую картину мира, которая является фрагментом языковой картины мира любого народа. Отобранные звукоподражания дифференцированы по классификационным группам по источнику, выявлены центр и периферия в структуре звуковой картины мира калмыков.


Abstract:
The present article analyzes onomatopoeia in Kalmyk language that actualizes the sound picture of the world as a part of linguistic picture of the world of every nation. The chosen onomatopoeia is subdivided into the classification groups according to the source, moreover, the center and periphery in the structure of Kalmyk sound picture of the world was allocated.


Ключевые слова:
Калмыцкий язык; звукоподражания; звуковая картина мира.

Keywords:
Kalmyk language; onomatopoeia; the sound picture of the world.


УДК 811

Издание осуществлено при финансовой поддержке РГНФ, проект No 15-04-00280

Являясь фрагментом картины мира народа, звуковая картина мира отражает особенности менталитета, способы познания и отражения в родном языке явлений окружающей действительности. Универсальный характер звуковой картины мира отражается в языковой картине мира, в центре которой находится человек, производящий и воспринимающий реальные звуки.

Актуальность исследования звуковой картины мира в разных языках обусловлена практической необходимостью восстановления связи между ценностными ориентирами в структурировании языковой картины мира, осознания менталитета каждого народа, определения неразрывности и взаимодействия языка и культуры, народного сознания и языка.

Целью настоящей статьи является анализ 61 звукоподражательной единицы, которые отобраны методом сплошной выборки из калмыцко-русского словаря под редакцией Б.Д. Муниева (26000 слов) [КРС 1977]. Несмотря на небольшое количество звукоподражаний в калмыцком языке, они обладают высоким когнитивным потенциалом, характеризуя картину мира народа.

Можно утверждать, что, наряду с языковой картиной мира, существует звуковая картина мира, функционирующая как ее неотъемлемый фрагмент и актуализирующаяся при помощи звукоподражаний. Семантическая классификация звукоподражаний по природному источнику звука является весьма условной, так как четкого определения некоторых звуков нет, многие единицы являются многозначными. Классификация звуков основывается на слуховом восприятии естественных звуков по источнику.

Звуки имеют сложную природу и носители актуализируют значимую (по их мнению) часть природного звука, выделяя определенный центр и периферию, поэтому звукоподражания этноспецифичны и национально маркированы. С этой точки зрения, изучение когнитивной природы звукоподражаний является важной исследовательской задачей для полноценного структурирования картины мира народа.

Звукоподражания являются фонетическими иконическими знаками, т.е. именно в этих словах прослеживается мотивированная связь между формой и смыслом. Эта связь не случайна, она обосновывается в звукоподражательной теории происхождения языка.

Количество звукоподражаний в разных языках является открытым. Есть определенный набор общеупотребительных единиц, которые включены в существующие словари с соответствующей пометой «звукоподр.» и отделены от междометий. В то же время нельзя отрицать, что есть звукоподражания ситуативные, контекстуальные, авторские, фиксируемые в конкретных художественных, публицистических и др. произведениях, в устной разговорной речи.

В калмыцких словарях (как видно из приведенных примеров) соответствующая помета «звукоподр.» есть не во всех словарных статьях, что объясняется отсутствием достаточного количества работ, корректирующих и дополняющих существующие авторитетные труды, а также недоработанностью теории о грамматической принадлежности звукоподражаний.

При структурировании универсальной звуковой картины мира на материале разных языков предлагается использование следующей схемы.

Мир природных звуков

Мир звуков живой природы

Мир звуков неживой природы

Тело чело-века

Речь чело-века

Деятель-ность человека

Чувства и мысли человека

Живот-ные

Птицы

Насеко-мые

Природные явления

Флора

Предметы

                   

Далее приводится распределение выделенных звукоподражаний калмыцкого языка по группам:

МИР ЗВУКОВ ЖИВОЙ ПРИРОДЫ

Тело чело(6 ед.)

Каң звукоподр. звук кашля; каң-каң гих кашлять (без выделения мокроты), сухо кашлять [КРС 1977: 284].

Пард звукоподр. треску, звуку; генткн зүркм пард гиһәд одв сердце внезапно екнуло; пард гиһәд һал шатв внезапно вспыхнул огонь [КРС 1977: 428-429].

Шам: шам-шам гиҗ идх есть, причмокивая и чавкая [КРС 1977: 664].

Речь человека(8 ед.)

Шивр-шивр гилдх шушукаться, перешептываться [КРС 1977: 144].

Гүңгр: гүңгр-гүңгр парн. звукоподр. бормотанию, говору; гүңгр-гүңгр гиҗ күүндх тихо разговаривать (беседовать) между собой; гүңгр-гүңгр гих негромко (приглушенно) разговаривать [КРС 1977: 149].

Яб-яб парн. яб-яб гих пререкаться; яб келн һазр долаҗ загадка болтающийся язык облизал землю (һосна ул подошва сапога) [КРС 1977: 708].

Деятельность человека (3 ед.)

Баш I [башъ]: таш-баш парн. удары; ноолдачнр таш-баш бәрлдв борцы сразу схватились [КРС 1977: 86].

Тар-тур гилдх перен. вздорить друг с другом [КРС 1977: 144].

Чувства и мысли человека (отсутствуют)

Животные (5 ед.)

Гиң; гиң-гиң гих тихонько скулить (о собаке) [КРС 1977: 145].

Хор V звукоподр. хрюканью [КРС 1977: 597].

Птицы (3 ед.)

Гуг; гуг-гуг гих звукоподр. ворковать (о голубях) [КРС 1977: 147].

Һуң: һуң-һуң гиһәд һалун ду һарна гуси кричат «га-га» [КРС 1977: 169].

Насекомые (отсутствуют)

МИР ЗВУКОВ НЕЖИВОЙ ПРИРОДЫ

Природные явления (3 ед.)

Саб-саб парн. звукоподр. завыванию ветра; саб-саб гисн сальк татад Джангар вызывая завывающий ветер [КРС 1977: 434].

Таш III в сочет.: таш-таш гих греметь; оһтрһу таш-таш гиһәд ду һарв прогремел гром; таш-пиш гих издавать хлопающий звук; бууһин ә таш-пиш гиһәд һарв был слышен выстрел из ружья [КРС 1977: 483].

Флора (2 ед.)

Шир II звукоподр. треску; ө модн дотр шир-шир гиһәд ә һарв в лесу раздался треск сухих сучьев [КРС 1977: 675].

Предметы (31 ед.)

Пулд гих булькнуло, хлюпнуло [КРС 1977: 146].

Тод гих раздался удар [КРС 1977: 146].

Җиңгр: җиңгр-җиңгр звукоподр. звону металла динь-динь; хоңх җиңгр-җиңгр гиҗ җиңнлһн звон колокола; хоңх җиңгр-җиңгр гилгүлх звонить в колокола [КРС 1977: 229].

Для звуковой картины мира калмыков (по материалам извлеченных словарных статей) характерно то, что актуальными фрагментами, закрепленными в звукоподражательных единицах, являются речь человека в разделе «Мир звуков живой природы»; звуки, издаваемые неодушевленными предметами, в разделе «Мир звуков неживой природы». Данное обобщение является необычным, так как изучение материала калмыцкой художественной литературы и образцов устной речи показало актуализацию звукоподражаний, имитирующих звуки, которые издают различными животными, это объясняется условиями кочевого быта и типом хозяйствования калмыков-скотоводов.

Вероятно, указанное соотношение звукоподражательной лексики свидетельствует о ярко выраженной антропоцентрализации звуковой картины мира калмыков, зафиксированной в сознании народа и отраженной в изученных словарных статьях, так как важным ее компонентами является прежде всего речь человека, субъекта и объекта общения, части социума, а также вещный мир, окружающий его в реальной действительности.

Отсутствие единиц, включающих семантику звукоподражаний чувств и мыслей человека, а также звуков, издаваемых насекомыми, объясняется, на наш взгляд, либо отсутствием лексикографической фиксации существующих лексем (ведь в разговорной речи данные звукоподражания функционируют), либо отнесением данных групп к периферийной части сознания калмыков.

Таким образом, следует сделать вывод о том, что звукоподражания, как репрезентация звуковой картины мира любого народа, синтезируют в собственной семантике богатый когнитивный опыт, что не позволяет говорить об их маргинальности и незначительности. Можно согласиться с тем, что звуковая картина мира калмыков не многокомпонентна и недостаточно ярка, но это еще раз подчеркивает особенности сознания и образа жизни калмыков.

Библиографический список:

1. Калмыцко-русский словарь / под. Ред. Б.Д. Муниева. М.: Русский язык, 1977. 767 с.
2. Стефановская С.В. Способы семиотизации звукового мира (на материале языка с идеографической системой письма). Автореф…. канд.филол.н. Иркутск, 2012. 21 с.




Рецензии:

3.01.2017, 11:08 Гутникова Алла Владимировна
Рецензия: Статья актуальна, содержит интересный языковой материал. Рекомендуется к публикации.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх