Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Юриспруденция
Размещена 10.03.2017. Последняя правка: 10.03.2017.

К вопросу о понятии соучастия в российской теории уголовного права. Классификация соучастников преступления.

Гриценко Елизавета Николаевна

Владивостокский филиал Российской таможенной академии

студент 3-го курса юридического факультета

Дядюн Кристина Владимировна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Владивостокского филиала Российской таможенной академии


Аннотация:
Институт соучастие в преступлении в настоящее время вызываем множество дискуссий. Анализ преступности в современном мире показывает, что преступления, совершенные в соучастии имеют значительный процент в доле всех преступлений. В связи с чем существует необходимость детального изучения данной категории уголовного права с целью выявления недочетов, которые помогут избежать ошибок в правоприменительной деятельности.


Abstract:
The Institute of complicity in the crime currently caused a lot of discussions. Analysis of crime in the modern world shows that the crimes committed in complicity have a significant percentage share of all crimes. Therefore, there is a need for a detailed study of this category of criminal law with the aim of identifying gaps, which will help to avoid errors in enforcement.


Ключевые слова:
соучастие в преступлении; исполнитель; организатор; подстрекатель; пособник; виды соучастников.

Keywords:
complicity in the crime; performer; organiser; the instigator; the accomplice; the types of partners in crime.


УДК 34

Институт соучастия, как раньше, так и в настоящее время является одним из важных, наиболее сложных и недостаточно разработанных институтов в уголовном праве. Не случайно, данному институту посвящены многочисленные исследования и фундаментальные труды юристов-ученых на различных этапах развития отечественного уголовного права.

Изучаемая тема в настоящее время очень актуальна. Анализируя криминогенную ситуацию в России, специалисты ВНИИ МВД за январь-октябрь 2016 года зарегистрировали 1851,5 тысяч преступлений. Из них 93,4% выявлено органами внутренних дел, причём более 4% на стадии приготовления и покушения, что составило почти 72 тысячи преступлений [1].

Немалую долю в регистрируемой преступности представляет групповая, а в ее рамках наиболее опасная - организованная преступность. Так в 2011 г. организованными группами и преступными сообществами совершено 17,4 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, причем их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий увеличился с 5,3% в январе - декабре 2012 года до 5,6% [2], в 2013г. организованными группами и преступными сообществами совершено 16,5 тыс. преступлений [3], в 2014 - 13,4 тыс. преступлений [4], в 2015 г. -13,3 тыс. преступлений и в период с января по октябрь 2016 г. – 10.6 тыс.[5]. Несмотря на снижение количественных показателей, их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий остался на уровне января-сентября 2015 года и составил 5,6% [6].

Как видно, показатели преступности, и в том числе групповой, последних лет имеют тенденцию к снижению. Однако при этом применение норм о групповых преступлениях еще представляет большие трудности. До сих пор ведутся дискуссии относительно значения института соучастия, законодательно закрепленного перечня видов соучастников, выявления новых категорий лиц, совместно участвующих в преступных деяниях. В связи с этим цель исследования – изучение понятия и выявление классификации видов соучастников преступления.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть понятие и характерные признаки соучастия в преступлении;

2. Выделить виды соучастников преступления с проведением их внутренней дифференциации.

Научная новизна состоит в выявлении обобщенного понятия соучастия в преступлении, которое вбирает в себя все характерные признаки данного института уголовного права и проведении единой классификации соучастников, которая до настоящего времени не была представлена в уголовной теории.

Российский законодатель, обобщив многолетний научный опыт исследования определения понятия «соучастия», дал определение данному правовому явлению в статье 32 УК РФ, согласно которой под соучастием понимается «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления» [7]. Однако в научной среде до сих пор ведутся дискуссии по поводу сущности понятия соучастия. Рассматривая данный институт уголовного права с научной точки зрения, Н.С.Таганцев отмечал: «Соучастие, как совместная виновность, предполагает единение в преступной деятельности в широком значении этого слова, хотя бы таковая как по законной ее характеристике, так и в ее фактическом проявлении представлялась сложной, составленной из ряда действий, отделенных друг от друга и по месту, и по времени и тем не менее составляющих одно общее целое...» [8, с.58]. Данное определение указывает на социальное значение института соучастия, не затрагивая правовой аспект, а значит имеет меньшее значение в сфере правоприменения.

В тоже время А.В.Шеслер, используя критичный подход к определению понятия соучастия, выдвинул свое революционное определение исследуемого института: «соучастие – это совместное умышленное участие двух или более лиц в совершении одного и того же умышленного преступления» [9, с.31]. Идеи А.В.Шеслера развил И.А.Тарасов, который указывал на следующие недочёты легального понятия соучастия: во-первых, УК РФ сохранил довольно размытое определение, в той части, где соучастием в преступлении является участием «двух или более лиц». Как известно, лишь вменяемое и достигшее возраста уголовной ответственности лицо может выступать в качестве соучастника. Не указание на эти существенные признаки позволяет понимать под последними и фактических участников, в том числе и малолетних. Исходя из закона соучастие не образуется по причине того, что невозможно установить вину и умысел у рассматриваемых лиц. Однако, как ни странно, в судебной практике встречались и противоположные мнения на этот счет. В частности, в одном из кассационных определений Верховный Суд высказал позицию, согласно которой в качестве групповых преступлений могут рассматриваться совершенные двумя или более лицами, из которых только одно обладает признаками общего субъекта преступления[10]. Указание же на невменяемость одного из лиц не основывается на законе в качестве обоснования отсутствия соучастия. На представляется такая позиция все же ошибочной, в связи с ранее приведенным обстоятельством.

Во-вторых, в статье 32 УК РФ не конкретизируется формулировка «умышленного преступления», то есть не указывается на причастность соучастников к совершению одного и того же преступления. В частности, в литературе нередко возникает вопрос о вменении организатору преступлений, о которых он может и не подозревать в связи со сложной и многоступенчатой системой управления в организованных группах. Однако такую позицию можно опровергнуть следующими доводами. Во-первых, именно организатор распределяет роли и планирует совершение конкретного преступления, во-вторых, если мы говорим о корыстных преступлениях, то именно эта фигура распределяет полученные преступны путем доходы. В случае же отступления исполнителя от заранее оговоренных действиях имеет место эксцесс исполнителя, за который организатор ответственности не несет.

Тем не менее, легальное определение в достаточной мере отражает все присущие соучастию признаки: совместность, умышленное преступление, множественность лиц, умышленные действия.

В соответствии и на основании ч. 1 ст. 33 УК РФ законодатель определяет исчерпывающий перечень видов соучастников – исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. организатор, подстрекатель, пособник [7]. Представленная классификация нашла свое отражение еще в Основах уголовного законодательства СССР в 1958 г. и существует поныне. Что положено законодателем в основу данного деления соучастников, в чем его значение и является ли оно завершенным? Классификация соучастников, естественно, должна строиться применительно к признакам соучастия; она должна быть построена на учете конкретных функций соучастника. А.Н.Трайнин писал о том, что в общем виде всех соучастников можно разделить на следующие три группы: соучастники, организующие преступление и склоняющие к его совершению; соучастники, содействующие совершению преступления; соучастники непосредственно совершающие преступления [11, с.40].

Приведенная классификация соучастников позволяет выделить степень участия в достижении конечного преступного результата каждого из них. Каждая группа соучастников обладает свойственными только для ее отличительными признаками, которые плавно перетекают в выполняемые преступниками функции и цели их объединения для совместного совершения преступления. Такое разграничение соучастников по признакам, целям и функция имеет важное значение для правоприменителя в части определения пределов ответственности соучастников.

Далее необходимо перейти к рассмотрению типов каждого конкретного соучастника. Начать следует с главного соучастника – исполнителя (ч.2 ст.33 УК РФ). Основываясь на законодательно закрепленном понятии исполнителя, его роль условно можно разделить на три типа: 1) лицо, непосредственно совершившее преступление; 2) лицо, непосредственно участвовавшее в совершении преступления совместно с другими соучастниками; 3) лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц [7]. Важно отметить, что исполнители выполняют объективную сторону состава преступления.

Следующей фигурой выступает организатор. Его роль, по мнению ряда авторов представляет большую степень общественной опасности, нежели деятельность других соучастников преступления, поскольку посредством деятельность организатора происходит реализация признака совместности как на стадии приготовления, так и на стадии совершения преступления.

УК РФ предусматривает три вида общественно опасного поведения организатора: 1) организация конкретного преступления; 2) руководство его совершением; 3) создание организованной группы или преступного сообщества, а также руководство ими. Л.Д.Гаухман выделяет шесть разновидностей организатора, учитывая, с одной стороны, выполняемые им функции, а с другой, квалификацию его действий. К данным разновидностям, по его мнению, относятся: организатор преступления; руководитель совершением преступления; организатор организованной группы; руководитель организованной группы; организатор преступного сообщества (преступной организации); руководитель преступным сообществом (преступной организацией) [12, с.110]. Такая классификация позволяет рассматривать этот вид соучастника в зависимости от формы соучастия в преступлении, которые закреплены законодателем в УК РФ.

Следующей фигурой соучастия является подстрекатель. «Подстрекатель - это лицо, которое создаёт в другом решимость совершить преступное деяние. Он, как правило, является инициатором преступления, его идейным вдохновителем, так как прививает саму мысль о совершении преступления и формирует преступный умысел» [13, с.179]. Действия подстрекателя от организатора отличает различная целенаправленность: у организатора - организовать преступление, а у подстрекателя - склонить к совершению преступления, т.е. вызвать у другого лица намерение совершить преступление. «Организатор объединяет виновных, он в любом случае возглавляет других соучастников. Как отмечаем А.М.Васильев: «Подстрекатель не становится над другими соучастниками, не руководит ими, ограничиваясь вовлечением лица в совершение преступления» [14, с.59-60].

Классифицировать подстрекателей в российской уголовно-правовой школе принято в зависимости от способа подстрекательской деятельности на следующие группы: 1) подстрекатели, внушающие необходимость совершения преступления, вплоть до угрозы наступления каких-либо неблагоприятных для исполнителя преступления последствий; 2) внушающие целесообразность совершения преступления; 3) внушающие выгодность совершения преступления.

В научной литературе понятие пособника подвергается критике со стороны ряда авторов. Проблема заключается в определении в ч.5 ст.33 УК РФ пособника как лица, содействовавшего чем-то или заранее обещавшего что-то. Отсутствие конкретики действий, которые готов совершить пособник на практике могут не всегда соответствовать действительным намерениям пособника. Таким образом, исходя из содержания ч.5 ст.33, уголовное законодательство РФ выделяет две разновидности пособника. Для одной из них характерно содействие, а для другой - данное заранее обещание.

Таким образом, несмотря на то, что в ст. 32 УК законодательное определение соучастия является универсальным, по нашему мнению, есть необходимость за руководящее определение соучастия взять следующее: «соучастие – это умышленное совершение двумя и более лицами, являющихся субъектами преступления, одного и того же умышленного преступления. Значение института соучастия, исходя из целесообразности выделения самостоятельных видов соучастников преступления, заключается, во-первых, в том, что он определяет круг лиц, несущих уголовную ответственность за совместно совершенное преступление исходя из классифицирующих признаков их участия, оставляя за пределами этого круга многих фактических участников совместной преступной деятельности. Во-вторых, позволяет определить правила квалификации действий соучастников. И наконец выработанные институтом соучастия критерии позволяют индивидуализировать ответственность и наказание в отношении лиц, принимавших то или иное участие в совершении преступления, в соответствии с принципами законности, виновности и справедливости уголовного преследования.

Библиографический список:

1. Состояние преступности - январь-октябрь 2016 г. URL: https://мвд.рф/reports/item/8922474/ (дата обращения: 22.12.2016).
2. Состояние преступности - январь - декабрь 2012 г. URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/804701/ (дата обращения: 22.12.2016).
3. Состояние преступности - январь-декабрь 2013 г. URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/1609734/ (дата обращения: 22.12.2016).
4. Состояние преступности - январь-декабрь 2014 г. URL: https://mvd.ru/folder/101762/item/2994866/.
5. Состояние преступности - январь-декабрь 2015 г. URL: https://мвд.рф/reports/item/7087734.
6. Состояние преступности - январь-октябрь 2016 г. URL: https://мвд.рф/reports/item/8922474/.
7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 19.12.2016) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=209092&fld=134&dst=1000000001,0&rnd=0.13469815760741244#0 (дата обращения:29.01.2016)
8. Кухтина Т.В. К вопросу о признаках соучастия//Вестник ЮУрГУ, 2009. № 40. С. 58-61.
9. Шеслер А.В. Перспективы совершенствования уголовно-правовых норм о соучастии в преступлении // Lex russica. 2015. N 6. С 30 - 38.
10. Кассационное определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 [Электронный ресурс] URL: http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_34813.htm
11. Васильев А.М. Виды и ответственность соучастников преступления: монография / А.М. Васильев. – Армавир: РИЦ АГПА, 2011. – С.40.
12. Абудеев В.В. Организатор и исполнитель: вопросы квалификации//Законы России: опыт, анализ, практика. №7.-2009 С.110.
13. Мирзоян В.Г. Основания уголовной ответственности за подстрекательство к совершению преступлений//Общество и право. 2011.-№5(37).С.179-182
14. Васильев А.М. Виды и ответственность соучастников преступления: монография / А.М. Васильев. – Армавир: РИЦ АГПА, 2011. – С.59-60.




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх