Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №45 (май) 2017
Разделы: Политология
Размещена 26.04.2017.

РЕЛИГИОЗНОЗНАЯ СИСТЕМА И ВЫБОРЫ

Адибекян Оганес Александрович

доктор философских наук, профессор

Московский автомобильно-дорожный институт-университет Филиал Северо-Кавказский в г. Лермонтове Ставропольского края России

профессор

Аннотация:
Религиозные воззрения людей, начавшиеся в виде мифов, ставшие языческими и представившиеся через политеизм в виде монотеизма опередили своим возникновением государственное устройство, давшееся союзам племен. Выполнение немалой численности социальных функций в составе воспитания, просвещения, моральной поддержки, благотворительной помощи и др. стали переходить в ведение государственной власти. Но это дало наряду с благодарностью за содействие осуществлению представившихся социальных функций также и недовольство ослаблением собственной власти в народе. С тех времен, даже и сейчас идут сложные отношения между элитой государственно-политической и религиозной без недооценки значимости выборов законодателей, администраторов.


Abstract:
Religious views of people that began in the form of myths, which became pagan and who presented themselves through polytheism in the form of monotheism, outstripped by their appearance the state structure given to the union of tribes. The implementation of a large number of social functions in the education, education, moral support, charity, etc., began to be transferred to the government. But this, along with gratitude for facilitating the implementation of the presented social functions, also aroused dissatisfaction with the weakening of their own power among the people. Since those times, even now, there are complex relations between the elite of the state-political and religious without neglecting the significance of the election of legislators, administrators.


Ключевые слова:
религия и политика; религиозные общины и партии; священники и власть; верующие в выборах.

Keywords:
religion and politics; Religious communities and parties; Priests and authority; Believers in elections.


УДК 324

Введение. Перестройка России после распада СССР не умалила важности научного рассмотрения относительных позиций в обществе состава лидеров религиозных общин и государственной власти. Послесоветская трансформация восстановила у религиозной системы многое из того, что было утрачено в предтрансформационное время. Но основное внимание нынешнего политическо-религиоведческого рассмотрения религиозности обращено не столько к степени восстановления утраченных такими обществами в советские годы позиций, сколько к силе влияния этого социального фактора на формирование нынешних органов власти. Достается внимание настрою непоколебимых верующих быть в государственной власти, служить не только религиозной части общества, но и всему обществу, в целом, с уверенностью бесконкурентных преимуществ своих действий на основе разделяемого мировоззрения.

В рамках тематики «О соотношении религии и государственной власти» формируется направление «Религия и выборы». Общий подход к включенности религиозной системы в политическую жизнь из недавних исследователей у Станкевич Г.В. [9]. Юридический аспект у Терехова О.Н. [10]. Сосредоточились на выборном аспекте Мозговой С.А. [6], Васильев И.А. [3], Бурьянов С.А. [2]. Ими и другими наработан немаловажный материал, ценный не только для религиоведения, но и политологии. Но представшие перед ними вопросы не исчерпаны, если считаться с несовпадениями позиций и изменчивостью жизни.

Объект исследования - религиозность людей.

Предмет - влияние религиозного компонента «гражданского общества» нынешней России на власть.

Задачи - выяснение специфики участия верующих граждан в выборах и прохождения их представителей во власть. Методы исследования социально-философские и политологические при учете социально-исторических. Актуальность темы определяется важностью обеспечения солидарности друг к другу всех граждан страны при их имущественных, этнических и религиозных отличиях.

Специфика нынешних дискуссий. Трансформационный в России процесс не просто расширил свободу граждан в многообразии ее проявлений, восстановил многопартийность, обогатил выборы конкуренцией ее участников, а возвратил религиозной системе немалое из того, что было изъято в советские годы. Тогда, когда влияние религиозной системы на власть было полностью исключено, а ныне это стало отступать, есть желающие достижения большего без исключения своего прохождения во власть. Желания восстановления монархии, когда было завидно много свободы, нет, но довольства многопартийностью мало. Заметен настрой на влияние на власть не своими проповедями, гражданскими предложениями, даже участием в выборах в качестве выборщиков, но и членством в составе избранных народом законодателей. Ставка на достижения в этом направлении сделана на усиление влияния на общество через средства массовой информации, что образумило бы всех голосующих верующих с вызовом зависти, даже подражания им неверующих.

По стране пошел поток непрерывных совещаний, дискуссий, выработки позиций среди представителей духовенства, партийных лидеров, членов государственно-управленческих советов, журналистов, ученых. Инициатива встреч на стороне сильных оценщиков ценности, полезности религиозного фактора. Вынуждены встречаться, беседовать с ними, засиживаться вокруг «круглого стола» приверженцы нерелигиозных воззрений. Но насколько подчеркивается позитивно-моральная пропагандистская, воспитательная ценность религиозности, настолько утаивается ее прежнее отношение к монархической системе, неравенству людей в свободах и правах, свободе слова и печати. Дело представляется так, что все эти достижения цивилизации завоеваны именно религиозной системой, а не являются следствиями ее отступления.

Нынешняя критика ущемления религий в советские годы предстает так, что до этого их обеднения в царской России действовали религиозные партии, которые свободно участвовали в выборах, проходили в парламент, становились правящей в стране силой. И все это социалистическая диктатура исключила. Но, за этим просматривается не историческая мало просвещенность выступающих лиц, а нежелание показывать общественности неприглядное отношение религиозной системы к республике, демократии.

Исходное отношение к республике, выборам. Стоит учесть, что Россия не поспешила с принятием христианства, которое ныне оценивается как бесценность. Это заимствование откладывалось до 988 г. притом, что римлян убедили в важности данного мероприятия в 305 г. Значит, не христианство подало русским государственный строй, а это мировоззрение нашло еще одно место, где можно устроиться, действовать. Но до принятия этой религии римляне жили республиканским строем, управлялись Сенатом. Если республиканский строй прогрессивнее монархического, то монотеизм трудно считать бесценным мировоззрением. Он ценен относительно только мифического язычества, слабо справляющегося со склонением людей к уважению обще выгодных моральных норм [1].

Опережение религиозностью государственного устройства было у иудеев, оказавшихся под властью египтян. Моисею (XVI-XII в. до н.э. [4]) единобожие далось из соображений сплочения всех сородичей для возвращения на обжитую ранее землю Израиля, откуда они были силой изгнаны. Моисей убедил членов своего этноса в том, что раз везде людьми управляет одно лицо - священник, военный вождь при неучастии «совета старейшин», то и всем миром должно управлять только одно разумное существо. Он любил повторять, что вернуться на родину рекомендовал бог в позиции союзника, что он обеспечит иудеям победу. Предпочтение монархического варианта устройства государства, несомненно.

Религиозность и халифат. Сочленение религиозной и государственной ветвей власти в одних руках случилось у арабов (622 г.). Европейцы такое не сообразили. В России главный в стране христианский священник Адриан (1627/1637 - 1700 гг.) нерасчетливо решился на воздействие на государственно-управленческие дела Петра I. Следствием этой недальновидности стало юридическое упразднение должности главного в стране патриарха, восстановление чего пришлось ждать до отречения Николая II от престола (03.1917 г.). Не все замечают услужение этого отречения христианской вере. Что же касается Европейских стран, то за исключением Великобритании, где нынешняя королева Елизавета II является главой «Англиканской церкви», политическая власть встала над религиозной властью. Но это не помешало Ватикану поддерживать на подконтрольной себе территории монархов, терпимо относиться к феодалам. Европейцам светский вариант государства достался благодаря восстановлению республиканского строя, который был у древних римлян и был обесценен предпочтением христианства.

Религиозной элите досталось поддержание у населения позитивной морали, выполнение консультативных функций, воспитательное воздействие, даже судебные разбирательства. Члены общин приходили к ним на консультации под тяжестью трудностей жизни. Но они были людьми благодарными, приносили добровольные подношения, пожертвования. Отсюда пошли не только обязательные выплаты налогов государству, но и настрой священнослужителей на максимизацию численности своих прихожан. Рост в религиозном течении множества отличающихся друг от друга ответвлений (сект) не случаен. Все это стало постепенно доставаться и государственной власти. Государственное устройство подошло с конкурентными позициями. Средством ухода от противостояния двух властей у арабов стал халифат (622 г.).

Досоветская ситуация. Когда к России подошло время иметь парламент, когда начались выборы в Государственную Думу (ГД, 1906 г.), священники не отнеслись к этому безразлично. Но в составе 478 депутатов этой первой ГД оказалось всего 6 священников. Однако этой их численности оказалось недостаточно, чтобы иметь правящую христианскую фракцию. В дальнейшем политизированным верующим пришлось выбирать между позициями правых, что было выгодно для власти, и левых, оппозиционных. Как замечено Васильевым И.А., «духовным депутатам предстояло избрать один путь из двух: отказаться от нахождения среди антицерковных партий и создать консолидированную группу духовенства, либо выйти из состава Русской Православной церкви (РПЦ), служение которой несовместимо с деятельностью любых партий, преследующих цель ее разрушения» [3]. По составу всех 4-х досоветских ГД священнослужители своей фракции в этом органе не показали, хотя в составе наличных депутатов атеисты особо не просматривались.

Советская ситуация. В советские годы неприязнь состава священнослужителей к новой власти поддерживалась, между прочим, тем, что верующих в государственно-управленческих органах не должно было быть. У кого из священников сохранится жизнь, пусть он состав своих прихожан во главе с собой оценивает как «микрогосударство», не нуждающееся в выборах властного управляющего. Религиозным общинам повезло больше, чем составу окружающих РСДРП партий. Если эти партии принудили к самороспуску, то религиозное верование не запретили. В состав свобод граждан попала и свобода воззрений. Но школа была отделена от церкви, чтобы верующих становилось мало, а церковь от государства, чтобы ее влияния на власть не было. Власть присматривалась к тем, кто силовой захват власти большевиками старался считать «недемократичностью». Но, когда на Западе стали критиковать «советскую диктатуру» во главе с первым секретарем ЦК КПСС, это «процарское» единоличное управление государством не одобрили. Подошло именование социализма «тоталитаризмом», чего при царях, вроде бы, не было.

Религиозно-партийное строительство. Когда подошла перестройка 1987-1991 гг., на Западе христианско-религиозные партии уже были. Такая партия была создана в Австрии в 1933 г. «Христианско-демократический союз» в Германии был образован позже, в 1945 г. О них в СССР знали. Когда началась перестройка (1987-1991 гг.), когда начали создавать политические объединения, названные большей частью «народными фронтами», после которых стали показываться отсутствовавшие партии, то созрела мысль о создании также и религиозных партий.

Однако призыв к созданию в стране «христианско-религиозной партии» был не с трибуны Архиерейского собора. Инициатива далась лицам так или иначе пострадавшим от советской политики в отношении к церкви. В составе «Демократического Союза» (7-9.05.1988 г.), распространившегося по множеству республик Союза, образовалась «Христианско-демократическая фракция», после чего «Христианско-демократический Союз России». Точно такой же, «Христианско-демократический Союз» создали в Эстонии (12.1988 г.). Не отстали с таким делом в Белоруссии (11.1989 г.). В Эстонии указанный «Союз» сделали «партией». То же самое было и в Литве (27-28.01.1990 г.). В Молдавии женщины обособились от мужчин, они создали свою «Христианско-демократическую лигу женщин» (06.1990 г.). В России создавал «Христианско-демократический союз» диссидент Огородников А.И. (08.1989 г.)

Исламисты Кавказа и Средней Азии отстали в таких делах от христиан. Но нынешнее участие их в действиях борцов за создание «Исламского государства» не компенсация этого отставания. Шариат не сообразил подсказать своим приверженцам ценности для государственной жизни выборов. Этим в Таджикистане пренебрегли, создали «Партию возрождения Таджикистана» (1993 г.). Но образовали и «Исламское движение Узбекистана» (1996 г.).

В союзных выборах 1989 г. и республиканских 1990 г. религиозная элита не могла мечтать о прохождении в «Советы депутатов». Самое большее, поддержка тех кандидатов, которые отнеслись бы к религии не сильно негативно.

После распада СССР. В новой уже обстановке с утверждением конкурентного варианта выборов зарегистрированных избирательных блоков политизированные верующие активисты увидели важный шанс прохождения во власть. В России «Христианская демократическая партия» блочно вошла в «Комитет демократических организаций» (03.1993 г.), где объединилась с партиями, профсоюзами. Но этого «Комитета» в составе 8 партий и избирательных блоков, прошедших в I Государственную Думу (12.12.1993 г.) не оказалось.

«Российский Христианско-Демократический Союз» (1992 г.), возглавляемый Константиновым И., вошел во «Фронт национального спасения России» (1992 г.). Но там разгорелась борьба за верховенство, связанная с прохождением в парламент через список кандидатов в депутаты объединения. Константинов И. со своими единомышленниками вышел из этого фронта, создал свой «Патриотический фронт». Но указанное обособление участию в выборах 1995 г. не помогло. Не удалось собрать нужных 200.000 подписей избирателей. Но это не значит отступления религиозности в стране в пользу атеизма.

По ходу трансформации России участие в ее выборах непартий в режиме избирательного объединения отступило (2003 г.). Но это было сделано не для того, чтобы верующие стали действовать со своей религиозной партией. Религиозная партия не попала в список тех объединений, которым было позволено быть, после регистрации. Конфессиональный фактор был поставлен в один ряд с этно-национальным. Запрет на создание религиозных партий совпал с тем же по национальностям.

После этого отступил и одномандатный, мажоритарный вариант выборов (2007 г.), но не ради исключения прохождения в парламент священников. Ведь не все партии воздерживаются от приема в свой состав людей неверующих. Внешне, кажется, что властвующие лица это сделали из соображений повторного нанесения урона церковникам после их потерь в советские времена. Но, в самом деле, это не так. Следовало показывать светский характер республики, не возвышать христианство над остальными видами религий. Но такая позиция не стала помехой для взаимно уважительных отношений высоко стоящих политических деятелей государства с высшими священниками страны.

Религиозному населению от власти достались:

- восстановление закрытых храмов;

- не препятствование созданию новых молельных домов;

- позволение создавать специальные религиозные классы, учебные заведения;

- внедрение в учебный процесс государственных вузов религиозных дисциплин, («Основы православной культуры», «Религиоведение», «Религии в современной России», но не «Научный атеизм»);

- поддержка проведения в храмах религиозных праздников;

- поддержка работы религиозного телеканала;

- предоставление священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу и др.

Но все это не просто поддерживало религиозность населения, а склоняло верующих к поддержке на выборах правящую партию, чтобы радостная поддержка религиозности в стране продолжалась.

Верующие в нерелигиозных партиях. Не представило сложностей создавать внешне нерелигиозную партию, но с действиями из религиозных соображений. Такой партией оказалась «За Русь святую» (Попов Сергей). Вместо «религиозной Руси» - «святая». Ее зарегистрировали в 2002 г. из соображений самостоятельного участия в выборах депутатов РФ. Ее создателям действия в составе блока «Родина» не подошли. Захотелось мандатов больше. Но в выборах 2003 г. досталось всего 0,49% голосов. Ее распустили из-за невозврата средств, выданных на избирательную кампанию.

Показала себя и «Народная партия Российской Федерации» (2001–2007 гг.) (Райков Геннадий), порожденная возникшей в 1999 г. депутатской группы «Народный депутат». Но из этого названия не следует, что не вошедшие в него депутаты являются «ненародными». Ей в выборах 2003 г. досталось голосов чуть больше, 1,18%, но и это мало. Не сильно помогло оглашение включенности в список кандидатов в депутаты от этой партии кандидата богословия, референта Российского патриарха (Державин Николай).

Параллельно со всем указанным действовал в пользу усиления государственного покровительства христианства блок «Родина» (2003-2004 гг.) (Бабурин С., Глазьев С.Ю., Рогозин Д.). Но выборы 2016 г. дали этому объединению всего 1,5 % голосов, что тоже не достаточно. Все эти участники выборов поддерживали ведущуюся в стране правящую партию, действующего президента страны, но избиратели, почему-то, это не оценили. Депутаты прошедших в ГД партий религиозных воззрений объединились в надфракционное общество с численностью порядка 30 человек. Это было сделано для облегчения принятия выгодных для религиозности законов. Стало этому служить и создание в составе Государственной Думы «Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций (Зоркальцев В.И.). В составе пожеланий:

- использование религиозных общин в охране, восстановлении культурных, исторических памятников;

- создание собственных благотворительных учреждений:

- улучшение работы похоронных служб;

- повышение материального обеспечения малоимущих граждан;

- воспитательная работа среди осужденных граждан и др.

Но не ясно, за чей все это счет? Если за государственный счет, то это, по сути, снижение безработицы по составу своих людей.

Обсуждения и дискуссии. По-видимому, доставшихся достижений оказалось не достаточно, раз приверженцы религиозного мировоззрения взяли курс на усиление своего влияния на народ через средства массовой информации. На состоявшемся в Москве 24.10.2002 г. «круглом столе» с присутствием представителей «Фонда им. Конрада Аденауэра» (1955 г.), а также «Гильдии религиозной журналистики Медиасоюза» (2000 г.) глава указанного «Союза» Гурнов А., заявил, что «в России не существует гражданского общества и в ближайшее время его возникновение не предвидится» [6]. Он это «общество» без сильного влияния религиозного фактора на власть не представил. Однако, будучи верующим, он не предложил каких-либо средств для улучшения ситуации. Он не скрыл, что отдельные священнослужители на местах поддерживали определенных кандидатов в процессе предвыборных кампаний с пренебрежением запрета этого Архиерейских Соборов 1994 и 1997 гг. Он заверил собравшихся, что такого скоро вообще не будет. Не ясно, будет добровольное воздержание от таких действий или же подчинение властному запрету при дальнейшем расширении демократии? Если наличие «гражданского общества» важно, почему духовные лица не участвуют в составе наблюдателей за ходом выборов?

Приняв во внимание такие мнения, Бурьянов С.А. не согласился с безразличием политиков страны к религиозной системе. Он подчеркнул настрой избранных лиц быть избранными повторно. А это зависит от электорального поведения верующих граждан, использования в этих целях государственных СМИ, частоты контактов президента страны с патриархом Алексием II.

Этот критик теологизации государства решил, что включение в вузовскую тематику религиозных дисциплин Конституции Российской Федерации противоречит, ведь эта «Федерация» является государством светским». Не поддержал настрой на усиление влияния Русской православной церкви (РПЦ) Мозговой С.А. Он с сожалением отнесся к тому, что власть согласилась с созданием молитвенных домов на территориях воинских частей. Для него это «сакрализация власти» [6]. Но это было сделано не только с военными. На тесное сотрудничество с РПЦ пошли:

- Главспецстрой;

- ГУ казачьих войск при Президенте РФ;

- Минатом РФ;

- Министерство здравоохранения;

- Министерство культуры;

- Министерство по чрезвычайным ситуациям;

- Федеральное агентство правительственной связи и информации;

- Федеральная Служба Безопасности и др.

Подмечено охотное участие высоких должностных лиц государства в открытии новых храмов (Храм Софии, Премудрости Божией и др.). Официальное объяснение этих содействий власти в трудностях службы, работы, к расположенности религии ослаблять боль от нагрузок. Но с учетом таких фактов трудно полагать, что в России «гражданского общества» нет, а если есть, то оно на власть не влияет.

Влияние на ход выборов. В выборах членов ГД 2016 г. наряду с традиционными, «крепко» устроившимися в этом органе 4 партиями (Единая Россия, ЛДПР, Справедливая Россия, КПРФ) участвовали и новые в количестве 12, неудачливые. Для увеличения численности соперников власть пошла на регистрацию партий со сравнительно малой численностью их членов. Кроме этого она восстановила одномандатный вариант выборов, что было к услужению не только беспартийных лиц, но и партийных. Ничто не мешало религиозникам проходить в выборах 2016 г. в парламент, как через действующие партии, так и без них, одномандатно. Но в составе парламентских партий религиозной нет. За исключением 3 одномандатников все остальные прошли в ГД под «флагами» традиционных 4-х партий. Правящей в стране «Единой России» досталось 203 места из одномандатных 225 через созданный при себе «Общероссийский народный фронт». Или религиозная в стране элита посчитала свое участие в государственной политике делом излишним, или же рядовые верующие посчитали участие в управлении государством лиц своего мировоззрения излишеством.

Усиление влияния религии на население. Если стали проводиться совещания в интересах усиления религиозного влияния на население через СМИ, то приходится считать, что неудача участия в выборах объяснена халатностью верующих. Значит, нужно воспитательно-рекомендательное влияние на население. Полагают, что важность религиозных моральных норм все еще осознается слабо, что школьного привлечения подростков к религиозным взглядам не достаточно, что потребно влияние на взрослых через телеканалы, газеты, проведение разных торжественных мероприятий. Следует усиливать миссионерскую деятельность.

Но усиление религиозности в государстве светском - отступление от демократии. Отхода больше при множестве видов религий (христианство, ислам, буддизм, иудаизм), у которых моральные позиции не совпадают. Но еще есть их ответвления - секты. В ответ выгода ваххабизма от неподачи магометанам истинной исламской веры, важность сопротивления борьбе за «Исламское государство». Но против этого недальновидность воздержания от ведения в стране целенаправленной религиозной политики, воздержание от использования религиозно ориентированной комиссии парламента, совета при президенте страны. Но все это без права на создание религиозной партии.

Рядовому населению доводится узнавать о ведущихся дискуссиях, определять свою позицию.

Выводы.

-  трансформационный в России процесс не просто вернул религиозной системе многое из того, что было потеряно в советское время;

- к ее активистам подошло желание, проходить во власть, служить не только себе, но и всему обществу;

- но это не удостоилось одобрения новой власти, которой следовало поддерживать светский характер государства;

- но такая позиция не оттолкнула религиозных лидеров от политиков;

- власть старалась угождать религиозной системе совокупностью других способов действий, с учетом сохранения себя у власти;

- важным средством активизации религиозной пропаганды становятся: прямые контакты с министерствами, государственно управленческими органами;

- но полной поддержки этого у обществоведов нет, они противопоставляют выигрышам потери.

Библиографический список:

1. Адибекян О.А. Историчность прогрессивности религии. // Электронный научный периодический журнал «Sci-article.ru» [http://sci-article.ru] № 18 (февраль) 2015. - С. 99-105.
2. Бурьянов С.А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 года. – М.: Институт свободы совести, 2005. - 198 с.
3. Васильев И.А. Православное духовенство в III государственной Думе Российской империи // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14. Выпуск I. История государства и права, 2013.
4. Библия. Издательство Watchtower Bible and Tract Society of New York. International Bible Students Association Brooklyn, Neu York, U.S.A. Текст Еврейских Писаний (Ветхий Завет) печатается по синодальному переводу. The Holy Bible Russian (bi2-U) 2001. Made in Italy. Сделано в Италии.
5. Материалы Всемирного конгресса МАРС «Религиозная свобода -основа мира и справедливости» (Манила, 10-13 июня 2002 года).
6. Мозговой С.А. Государственно- и военно-религиозные отношения: понятийный аппарат // Законодательство о свободе совести и правоприменительная практика в сфере его действия. Материалы семинаров. Ноябрь-декабрь 2000 г. - М. 2001.
7. Понкин И.В. Конституционно-правовое регулирование отношений между государством и религиозными объединениями в Российской Федерации. Автореф. дис. канд. юр. наук. М., 2001.
8. Религия и выборы: Круглый стол интернет-портала // http://www.religare.ru/ 2_464.html
9. Станкевич Г.В. Религиозный фактор современного политического процесса. Автореф. на соиск. уч. ст. д. пол. н. - Пятигорск, 2012. - 40 с.
10. Терехов О.Н. Проблемы развития конституционно-правового статуса религиозных объединений в России. Автореф. на соиск. уч. ст. к. юр. н. - М., 2004. -24 с.




Комментарии пользователей:

5.06.2017, 19:02 Адибекян Оганес Александрович
Отзыв: Адибекян Оганес Александрович. Мне некорректно писать рецензию на свою статью, хотя это потребовалось. Раз я написал эту статью и представил на публикацию, значит я за выход ее к читателям. Я только укажу ее ценность. Она в том, что ныне религию оценивают как всевременную ценность. Но не все факты поддерживают такую оценку. За прошедшие века способы влияния религиозной системы на власть сильно изменились, но проигрыш ее вне сомнения. Это и показано в представленной статье.


Оставить комментарий


 
 

Вверх