Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №47 (июль) 2017
Разделы: Социология, Философия
Размещена 02.07.2017. Последняя правка: 24.08.2017.

К вопросу о парадигме социологической науки

Виноградов Самуил Абрамович

Кандидат философских наук, доцент

Актюбинская госмедакадемия (до 2000 г.)

Доцент (до 2000 г.). В настоящее время - пенсионер

Аннотация:
В статье, на уровне философского обобщения, рассматриваются основные предпосылки формирования единой теоретической базы социологии и, тем самым, превращения её в подлинную фундаментальную науку, способную выявить объективные закономерности социальной жизни общества и применить их для изучения конкретных социальных явлений.


Abstract:
The article, at the level of philosophical generalization, examines the basic prerequisites for the formation of a single theoretical basis for sociology and, thereby, its transformation into a genuine fundamental science capable of revealing the objective laws of the social life of society and applying them to the study of specific social phenomena.


Ключевые слова:
парадигма; общественное разделение труда; объективные закономерности; диалектика; социальные противоречия; системный подход; стереотипы социального поведения.

Keywords:
paradigm; social division of labor; objective laws; dialectics; social contradictions; system approach; stereotypes of social behavior.


УДК 001.8 - 316.2

Введение.

При всём многообразии современных наук остаётся неизменным одно их общее свойство – направленность на удовлетворение потребностей общества. Физики, химики, биологи и т.д., опираясь на фундаментальную теоретическую базу, осуществляют исследования, в конечном счёте так или иначе служащие практическим интересам людей. А поскольку единственным надёжным критерием научной истины является практика, то есть достижение результатов, позволяющих удовлетворить указанные потребности, сама эта истина всегда однозначна. Не может быть двух истин, одна из которых отрицает другую. В противном случае наука теряет всякий смысл. В любой серьёзной науке однозначной является сама её парадигма, то есть основополагающая концепция, выражающаяся в совокупности установок, представлений и понятий, которая принимается и разделяется сообществом учёных. Само же развитие такой науки носит кумулятивный характер, выражающийся в непрерывном накоплении нового знания и отбрасывании не подтвердившихся гипотез.

Сказанное выше является аксиомой с точки зрения наук, изучающих природу, как неживую, так и живую. Но как только мы начинаем рассматривать дисциплину, изучающую социальную жизнь человеческого общества, то есть социологию, то сразу сталкиваемся с противоположной позицией. Оказывается, в рамках социологии существует целый ряд направлений, каждое из которых опирается на свою специфическую парадигму, часто совершенно отличающуюся от других парадигм. Иначе говоря, социологическое знание начисто лишено однозначности, хотя относится к одному и тому же объекту исследования. Это стало возможным в силу отрицания современной социологией существования объективных закономерностей, имманентно присущих человеческому обществу.

История социологии как теоретической дисциплины с самого начала представляла собой процесс разработки социально-философских концепций. Авторы этих концепций пытались посредством умозрительных конструкций дать объяснение социальному поведению людей, направленности социальных процессов. Однако если в развитии естественных наук, как правило, прослеживается последовательность в достижении положительных результатов, в приближении к познанию научной истины, то о социологии этого сказать нельзя. Теоретические выводы О. Конта, М. Вебера, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма, В. Парето, П. Сорокина и других известных социологов весьма слабо связаны как между собой, так и с изысканиями современных представителей социологической мысли (Г. Беккера, Н. Дж. Смелзера, Э. Гидденса и др.). Соответственно отсутствует возможность обнаружить какую-либо существенную преемственность в процессе формирования системы социологического знания.

Один из крупнейших социологов XX в. Питирим Сорокин так сформулировал господствующую ныне точку зрения по данному вопросу: «Вопреки моему желанию увидеть в истории этапы поступательного прогрессивного развития, я неизбежно терплю неудачу, пытаясь как-то подкрепить такую теорию фактами. В силу этих обстоятельств я вынужден удовлетвориться менее чарующей, хотя, возможно, более корректной концепцией бесцельных исторических флуктуаций. Вероятно, в истории и есть некая трансцендентальная цель и невидимые пути продвижения к ней, но они еще никем не установлены» [6, с. 310].

В том же ключе высказались американские социологи Г. Беккер и А. Босков: "Мы не знаем, куда мы идем, но мы находимся в пути. ...Поскольку мы явно находимся на пути, нам нет нужды, по-видимому, обращать внимание на то, куда мы идем. Отвергая возможность предсказания, мы, тем не менее, чувствуем, что тщательное рассмотрение явных изменений, имевших место за последнее время... может помочь проложить нам курс не столь слепо, по крайней мере, в ближайшем будущем"[1, с. 7-8]. В конечном счёте единственное, что в реальности объединяет основную массу представителей современной социологии – это фактор субъективности, выступающий для них на первый план, тогда как объективная научная истина фактически исключается из числа исследовательских приоритетов.

Возникает вполне закономерный вопрос: а зачем тогда вообще нужна обществу теоретическая социология? Конечно, если понимать под социологией методику социологических опросов, то здесь всё ясно. Последняя обслуживает политические интересы различных партий и органов государственной власти, используется предпринимателями для изучения рынка сбыта, а также прессой для привлечения читательской аудитории. Но ведь это ещё не наука, а всего лишь её рабочий инструментарий. Результаты же бесчисленных социологических исследований, практически целиком основанных на индуктивном методе, чаще всего никак не используются по их прямому назначению, то есть в качестве надёжных рекомендаций по осуществлению государственной социальной политики. И это вполне оправдано, поскольку в таком сложнейшем объекте изучения, каковым является социальная жизнь общества, эмпирические опросы частного характера, лишённые надёжной методологической базы, не позволяют выявить действие объективных социальных закономерностей. Соответственно выводы, основанные на результатах таких опросов, непригодны для использования в социальном планировании. Такова существующая ныне реальность с точки зрения места социологии в жизни современного общества.

Вывод из сказанного выше напрашивается сам собой: превращение социологии в подлинную науку возможно лишь при условии её базирования на единой парадигме. Имеется в виду такая парадигма, которая позволила бы, используя знание общих объективных закономерностей, присущих объекту науки, получить достоверные практические результаты в любом конкретном эмпирическом исследовании. 

1. Природа и общество

Понимание социологии как науки означает признание закономерного характера процессов, которые непрерывно происходят в человеческом обществе в ходе его естественноисторического развития. Противоположная точка зрения неизбежно приводит к отрыву жизни человечества от предшествующего этой жизни развития природного мира во всём его многообразии. Но человек есть продукт природы, вышедший из неё и ставший высшей формой её проявления. Естественно поэтому, что действие фундаментальных законов, лежащих в основе всех без исключения природных явлений и процессов, с одной стороны, является необходимой предпосылкой возникновения разумной жизни и объединения людей в целостную общность, а с другой – проявляется в жизни этой общности, хотя и в специфических, свойственных только обществу формах.

В основе высказанной точки зрения лежит концепция материального единства мира. Эта концепция опирается на всю совокупность открытий и эмпирически доказанных фактов, полученных естественными науками. Однако каждая из наук изучает лишь определённый аспект окружающего нас мира природы, которому присущи специфические явления, и в котором действуют столь же специфические закономерности. Объединить же все бесконечно многообразные проявления бытия природы можно только на философской основе, то есть путём выведения абстрактных умозаключений, которые нельзя непосредственно подтвердить эмпирическими фактами.

На протяжении всей истории человеческой цивилизации делались попытки объединить совокупность известных научных знаний в единое целое, что неизбежно порождало множество противоречащих друг другу философских концепций. Встречались в этих концепциях и предположения о том, что связи между материальными явлениями и процессами имеют всеобщий характер.  Но лишь благодаря достигнутым в XIX – XX веках грандиозным открытиям, относящимся к самой основе мироздания, становится всё более понятным факт единства всех проявлений материального бытия, которое не может охватить никакая отдельная наука.

Среди деятелей фундаментальной науки, пришедших к такому выводу, следует, прежде всего, назвать Альберта Эйнштейна, который прямо заявил о том, что теории, раскрывающие глубинную сущность процессов, происходящих в окружающем мире, не могут быть выведены из простой совокупности эмпирических фактов. «Не существует, – писал он, – никакого индуктивного метода, который мог бы вести к фундаментальным понятиям физики» [7, с. 47].И далее Эйнштейн добавляет: «Обоснование (истинность) системы основано на доказательстве применимости вытекающих из неё теорем в области чувственного опыта, причём соотношения между последними и первым можно понять лишь интуитивно. Эволюция происходит в направлении всё более увеличивающейся простоты логических основ. Больше того, чтобы приблизиться к этой цели, мы должны решиться признать, что логическая основа всё больше и больше удаляется от данных опыта, и мысленный путь от основ к вытекающим из них теоремам, коррелирующих с чувственными опытами, становится всё более трудным и длинным» [7, с. 59].

Пытаясь как-то объяснить данный подход к созданию научной теории, Эйнштейн выводит логику теории из её внутренней связности. «Никто из тех, – подчёркивает он, – кто действительно углублялся в предмет, не станет отрицать, что теоретическая система практически однозначно определяется миром наблюдений, хотя никакой логический путь не ведёт от наблюдений к основным принципам теории» [8, с. 10]. Соответственно, для того, чтобы понять, как из одних форм материи возникают другие формы, более сложные, следует обратиться к аксиоматике фундаментальных наук. Такая аксиоматика, хотя и не может быть прямо доказана экспериментальным путём, но, однако, позволяет продуктивно разрабатывать эти науки посредством дедукции и при этом получать положительные результаты, подтверждаемые практикой.

У всех фундаментальных наук есть одна общая особенность. Она состоит в том, что объект, изучаемый любой из этих наук, относится к миру природы, и, следовательно, существует независимо от людей, подчиняясь внутренне присущим ему объективным законам. Исследование действия таких законов, собственно, и составляет сущность науки. Но когда речь заходит об изучении общества в рамках научной дисциплины, именуемой «социологией», природная составляющая этого самого общества чаще всего остаётся за пределами интересов исследователей. При прочтении многочисленных работ современных социологов создаётся впечатление, что в социальном поведении как отдельных людей, так и целых групп, вообще отсутствуют какие-либо общие объективные закономерности, которые можно было бы учитывать для разработки грамотной и эффективной социальной политики.

Но каждый из людей, составляющих общество в целом, как известно, является частью природного мира, и уже в силу этого не может игнорировать присущие этому миру закономерности. Вопрос лишь в том, в какой зависимости находится человек от природных законов с точки зрения его социального поведения.

Одним из результатов научного познания природы стало понимание обусловленности всех природных процессов и явлений объективно присущими материальному миру предпосылками. Науки, изучающие мир неживой природы, опираясь на экспериментальные данные, доказывают всеобщую взаимосвязь этого мира, вытекание более сложных его форм из форм менее сложных. Законы движения физических тел отличаются от законов движения элементарных частиц, атомов и молекул, но, в конечном счёте, являются следствием последних. Иначе говоря, в процессе развития природного мира усложнение его форм возможно лишь постольку, поскольку его законы в «снятом» виде продолжают проявляться на последующих уровнях этого развития.

То же самое можно сказать и о закономерностях живой природы, естественным образом эволюционировавшей на Земле из природы неживой. Этот процесс был результатом взаимодействия различных элементов природной среды, порождающего появление новых форм материи с соответствующими новыми свойствами. Внешне может показаться, что развитие тех или иных форм растительного и животного мира не имеет ничего общего с движением форм неживой природы. Однако в действительности все элементы, входящие в состав тканей растений и животных, существовали задолго до появления жизни на планете. Конечно, по сравнению с неживой природой, живая природа есть гигантский качественный скачок в развитии материального мира. Но те объективные закономерности, в соответствии с которыми она развивается, не возникли из ничего, а представляют собой следствие действия предшествовавших им естественных законов.

Так же, как объекты неживой природы (атомы, молекулы, химические соединения, планетные и звёздные системы), растения и животные представляют собой естественные системные образования, сущностью которых является взаимодействие с окружающим миром в форме обмена веществ. Для своего существования и растения, и животные нуждаются в солнечном свете, в воздухе, в необходимых для их выживания специфических природных условиях. При всей своей сложности, живая природа остаётся составной частью природной среды как системного целого, вне которого она не может функционировать.

Понимание изложенных выше общих особенностей живой природы даёт нам возможность выявления сущности возникновения и развития человеческого общества. Наука давно уже не оспаривает того факта, что человек вышел из животного мира. Следовательно, он, подобно другим животным, находится в системной связи с другими элементами окружающей его природной среды, то есть осуществляет обмен веществ. Но если прочие животные способны только приспосабливаться к природным условиям, то живое существо, ставшее человеком, научилось приспосабливать природу к себе посредством трудовой деятельности. Именно труд, переход от простого потребления существующих в природе средств поддержания жизни к созданию орудий для добычи этих средств, был главным условием становления человека как активного субъекта, способного сознательно оказывать воздействие на окружающую его природную среду.

В то же время трудовая деятельность наших первобытных предков была возможна только при условии осуществления совместных усилий. На протяжении многих тысячелетий люди совершенствовали орудия труда, передавая трудовые навыки от поколения к поколению посредством членораздельной речи, которая была результатом не индивидуального, а группового творчества. Соответственно и возникающее сознание людей, невозможное без общения, было одновременно не только индивидуальным, но и общественным.

Сказанное означает, что превращение животного в человека представляло собой его внутреннее раздвоение. С одной стороны человек, хотя он и лишился многих природных инстинктов, присущих его животным предкам, всё же оставался частью животного мира, природным существом, находящимся в процессе постоянного обмена веществ. С другой – он становился порождением своей второй, общественной природы, которая, собственно, и делает его человеком. Взамен инстинктов он приобрёл новые, более совершенные свойства, позволяющие ему ослабить свою зависимость от окружающей природной среды. Тем самым сущность человека можно рассматривать как неразрывное единство двух внутренне присущих ему сторон – животной (биологической) и человеческой (общественной), находящихся в постоянном противоречии между собой. Первая из этих сущностных сторон человека предполагает его безусловное подчинение естественным законам природы. Вторая – возможность выделиться из природы и придать своей деятельности сознательный характер. Всё развитие человечества, в конечном счёте, представляет собой непрерывный процесс разрешения этого фундаментального противоречия.

Природная сторона данного противоречия осталась, естественно, ведущей. Правда, в отличие от животных, полностью включённых в систему природы в качестве её объектов, люди осознают свою зависимость от этой системы и вступают с ней в многообразные отношения, получившие название потребностей. Любая человеческая потребность есть отношение к чему-либо. При этом важнейшими, жизненно необходимыми остаются первичные потребности людей, выражающиеся в их отношении к природе как к условию физического существования. Но объективно данный факт – осознанное отношение к окружающему миру – ничего не меняет в природной сущности человека. Без удовлетворения потребности в пище, жилище, одежде, защите от холода и жары человеческая жизнь попросту невозможна.

Сказанное выше есть ключевой момент понимания объективного, не зависящего от сознания и поведения отдельных людей, характера функционирования и развития человеческого общества как системы отношений между людьми. Так же, как движение есть способ существования материи, как обмен веществ есть способ существования белковых тел, трудовая деятельность людей, преобразующих природу с целью удовлетворения их существенных потребностей, есть способ существования человечества в качестве системы общественных отношений.

2. Основной закон и частные закономерности социологической науки 

При всём концептуальном многообразии теоретических концепций, у современных социологов сложился определённый консенсус в отношении изучаемого ими объекта, каковым является социальная жизнь общества. Данный термин, однако, несколько расплывчат, поскольку включает в себя всю совокупность общественных явлений, процессов и институтов, не выделяя их основную сущность. Заключается же данная сущность в социальных отношениях, то есть в отношениях между людьми, обусловленных принадлежностью этих людей к определённым общественным группам. При этом люди вступают в самые разнообразные социальные отношения не по какой-либо прихоти, а в силу необходимости удовлетворять свои потребности, прежде всего, первичные (в пище, одежде, жилище) которые абсолютно объективны и не могут быть отрицаемы ни при каких обстоятельствах. Следовательно, объективны и основные предпосылки самих социальных отношений, понимание и учёт которых позволяет социологии избавиться от «плюрализма» и превратиться в фундаментальную науку.

В наиболее чёткой форме о данных предпосылках было сказано в опубликованной в середине XX века рукописи «Немецкая идеология» К. Маркса и Ф. Энгельса, причём сама фраза принадлежит именно Марксу. Сделанный последним теоретический вывод гласит, что одновременно с развитием производительных сил общества, ростом удовлетворения важнейших потребностей людей и увеличением разнообразия этих потребностей, «у каждого появляется какой-нибудь определенный, исключительный круг деятельности, который ему навязывается, и из которого он не может выйти... Это закрепление социальной деятельности, это консолидирование нашего собственного продукта в какую-то вещную силу, господствующую над нами, вышедшую из-под нашего контроля, идущую вразрез с нашими ожиданиями и сводящую на нет наши расчеты, является одним из главных моментов во всем предшествующем историческом развитии. Социальная сила, т. е. умноженная производительная сила, возникающая благодаря обусловленной разделением труда совместной деятельности различных индивидов, – эта социальная сила, вследствие того, что сама совместная деятельность возникает не сознательно, а стихийно, представляется данным индивидам не как их собственная объединенная сила, а как некая чуждая, вне их стоящая власть, о происхождении и тенденциях развития которой они ничего не знают; они, следовательно, уже не могут господствовать над этой силой, – напротив, последняя проходит теперь ряд собственных фаз и ступеней развития, не только не зависящих от воли и поведения людей, а, наоборот, направляющих эту волю и это поведение»[5, с. 31].

Таким образом, общественное разделение труда, как сущность и как основное содержание процесса исторического развития человечества, определяет, в конечном счёте, всю совокупность социальных отношений. Ни один человек в современном обществе (за исключением представителей наиболее примитивных первобытных племён) не может игнорировать свою зависимость от того факта, что удовлетворение едва ли не любой его потребности в продуктах и услугах предполагает участие огромного числа людей в разнообразных сферах трудовой деятельности. И если внимательно проанализировать какие-либо конкретные проявления социальных отношений, то можно убедиться, что они, в конечном счёте, сводятся к положению представителей той или иной социальной группы в системе общественного разделения труда, чаще именуемой совокупным общественным производством. Ведь в первую очередь именно от того, какое место занимает человек в данной системе, так или иначе зависит удовлетворение всех его существенных потребностей [2, с. 3-16].

Данный вывод настолько аксиоматичен, что даёт полное основание рассматривать обусловленность всех без исключения социальных отношений общественным разделением труда в качестве всеобщего социологического закона, знание которого позволяет применить метод научной дедукции в конкретных исследованиях любых социальных проблем [3, с. 16].

В отличие от данного закона, повторяющиеся связи более частного порядка, присущие конкретным проявлениям социальной жизни общества, предпочтительнее называть закономерностями, поскольку в данном случае обусловленность сознания и поведения людей макросоциальными факторами проявляется менее жестко. Социальные закономерности выступают в форме преобладающих тенденций, выраженных в статистических характеристиках изучаемых социальных общностей. Статистический характер частных социальных закономерностей обусловлен тем, что реальные участники социальных отношений, то есть конкретные люди, испытывают воздействие чрезвычайно многообразных факторов общественной жизни, которое в каждом отдельном случае уникально. Такие закономерности проявляются в определённых стереотипах социального поведения. Это означает, что, хотя социальное поведение основной части представителей изучаемой группы в целом подчиняется объективным закономерностям, поведение определённого её процента может по разным причинам отклоняться от такого соответствия.

В качестве примера можно привести особенности социальной адаптации людей, мигрирующих в другие страны. В случаях, когда миграция носит естественный, постепенный характер, эти люди, в своём большинстве, занимают специфическую нишу в совокупном общественном производстве, осуществляя преимущественно те виды деятельности, которыми занимались прежде (вспомните Пушкина: «И хлебник, немец аккуратный, в бумажном колпаке, не раз уж отворял свой васисдас)». Так происходит в случаях, когда данная деятельность необходима обществу и не сталкивается с серьёзной конкуренцией. Благодаря существованию подобной социальной ниши мигранты долго сохраняют родной язык и другие специфические этнические черты. Если же их прежние трудовые навыки не находят себе применения на новом месте, и им приходится заниматься видами деятельности, присущими коренному населению, то они вынуждены перенимать основные стереотипы социального поведения этого населения. В результате через два-три поколения мигранты практически полностью ассимилируются.

Иначе складывается судьба тех, для кого миграция является вынужденной, что характерно, в частности, для беженцев из «горячих точек» либо из стран с разрушенной войнами экономикой. Подавляющему большинству этих людей приходится занимать те рабочие места (как правило низкооплачиваемые и не требующие особой квалификации), которые не устраивают местных жителей. Такую ситуацию можно наблюдать в настоящее время в городах России, ставших прибежищем многочисленных беженцев из некоторых стран Средней Азии. В данном случае также можно говорить о социальной нише, позволяющей мигрантам специфическим способом включиться в систему общественного разделения труда в качестве особой социальной группы и при этом сохранить свои этнические особенностями. Но в новом для них обществе они ещё долго будут находиться в самых нижних слоях социальной пирамиды, поскольку основные стереотипы их социального поведения коренным образом отличаются от стереотипов, присущих местному населению.

Другим примером действия социальных закономерностей может служить процесс воспроизводства социальной структуры общества. Каждый представитель молодого поколения (за исключением относительно немногочисленных маргиналов), вступая в трудовую жизнь, занимает какое-либо место в совокупном общественном производстве. Но его выбор не является случайным. В решающей степени такой выбор определяется процессом социализации молодой личности, происходящим преимущественно в социальной среде, к которой принадлежат члены его семьи. Вряд ли кто-нибудь поставит под сомнение тот факт, что в семьях людей, занимающихся интеллектуальным трудом, дети, в подавляющем большинстве случаев, ориентированы на такой же труд, поскольку они прочно усваивают стереотипы социального поведения своих родителей, среди которых одним из важнейших является интеллектуальное содержание трудовой деятельности. В семьях же представителей рабочих профессий распространены совершенно другие стереотипы, которые на первое место среди основополагающих социальных ценностей ставят приобретение и накопление материальных благ. Естественно, что дети из таких семей, не ориентированные на получение фундаментального образования, не могут претендовать на сколько-нибудь значимое место в социальной пирамиде и вынуждены занимать места в нижних слоях этой пирамиды, то есть так же, как и их родители, заниматься физическим трудом. Подобное можно сказать и о молодёжи, принадлежащей к другим социально-классовым группам. Проявления данной закономерности, конечно, не являются абсолютными, но они безусловно носят массовый характер.

Частные закономерности, изучаемые социологической наукой, достаточно многообразны, так как проявляются специфическим образом в самых различных областях социальной жизни общества. Но все они, с точки зрения их происхождения и развития, обусловлены процессом общественного разделения труда, поскольку, в конечном счёте, связаны с удовлетворением реальных потребностей людей.

3. Диалектика социальной жизни общества 

Определяющее значение общественного разделения труда по отношению к возникновению и развитию и функционированию социальной сферы жизни людей обусловлено ролью практической деятельности в жизни как отдельного человека, так общества в целом. Любое живое существо проявляется исключительно в своей жизнедеятельности. Для человека же, как было сказано выше, основной формой жизнедеятельности является труд, который следует понимать в широком смысле, в форме любого проявления его участия в общественно значимой практике, преобразующей окружающую действительность. Вне такого участия человек не может быть полноценным членом общества. Но формы практической деятельности людей бесконечно многообразны и различаются между собой по множеству параметров. Взаимодействуя между собой в системе общественного разделения труда и выполняя при этом специфические функции, люди занимают в данной системе разное положение, обусловленное как сложностью осуществления таких функций, так и возможностями по удовлетворению своих потребностей.  Отсюда вытекают основные социальные различия между людьми, находящие своё воплощение в социальном неравенстве.

Но такое неравенство интересует общество не само по себе, а постольку, поскольку оно порождает многочисленные противоречия между общественными группами, проявляющиеся на макроуровне в виде социальных конфликтов, а на уровне отдельных людей – в виде отклонения от общепринятой нормы социального поведения. Данные противоречия объективно присущи человеческому обществу, они являются движущей силой его развития. Соответственно общество вынуждено искать пути к их разрешению, продвигаясь тем самым по пути прогресса. Но сами социальные конфликты, в случае их чрезмерного обострения, часто приводят не только к материальным трудностям отдельных людей, но и к бедствиям целых народов. В этом нетрудно убедиться, если внимательно рассматривать последствия возникновения любой «горячей точки» на нашей планете.

Если исходить из посылки о том, что существование любой науки обусловлено потребностью в ней со стороны общества, то существование социологии может быть оправдано прежде всего тем, что именно в рамках данной дисциплины должны осуществляться как изучение социальных противоречий, так и разработка практических рекомендаций по регулированию социальных конфликтов, реализация которых позволила бы ослабить такие конфликты и ввести их в приемлемые для общества рамки.

Социальные противоречия могут быть самыми разными, в зависимости от принадлежности людей к тем или иным группам. Но все данные противоречия имеют одно общее свойство – так или иначе они связаны с характером, условиями и особенностями удовлетворения специфических потребностей представителей конкретных социальных групп.

Отдельный индивид мало интересует общество вне его социальных качеств. Как представитель определённой классовой (имущественной) группы он может быть наёмным работником, землевладельцем, предпринимателем, мелким торговцем. Тот же человек, в соответствии с его профессией, может работать врачом, учителем, слесарем, музыкантом, экономистом и т. д. Одновременно он является жителем города или деревни, представителем той или иной нации либо этнической группы, а также религиозной конфессии. Даже его демографические особенности - пол и возраст, семейное положение, срок проживания в определённой местности, так или иначе порождают специфические потребности, а также особенности и возможности удовлетворения таких потребностей.

Будучи носителем одновременно нескольких социальных качеств, принадлежащий к конкретному социуму человек входит сразу в несколько соответствующих социальных групп. А если учесть, что на эти его качества накладываются индивидуальные психологические особенности, становится понятным факт невероятной сложности социальной жизни общества, в которой на относительно небольших пространствах взаимодействуют миллионы людей. И всё же социальное поведение как на микро-, так и на макроуровне вполне доступно изучению при условии, что оно рассматривается системным образом.

Системность, как известно, является всеобщим свойством материи, начиная с «кирпичиков» мироздания – атомов. Весь процесс развития природы представлял собой непрерывное усложнение системных образований, венцом которого на сегодняшний день можно считать человеческий мозг. Для природных систем характерно внутреннее единство их элементов, осуществляющих определённые функции и находящиеся во взаимной связи. Именно данную связь элементов в системе принято именовать структурой. При этом процессы внутри природных систем происходят совершенно стихийно, в форме естественного саморазвития.

В ходе исторического процесса люди, занимавшиеся орудийной деятельностью, стали создавать искусственные системы, позволявшие увеличить производительность и в большей степени удовлетворить растущие потребности общества. Такие системы, будь то велосипед, самолёт либо электростанция, также состоят из взаимосвязанных элементов, однако, в отличие от природных систем, они полностью лишены внутренних естественных противоречий, а потому не могут развиваться. В этом, кстати, состоит основная причина невозможности создания искусственного разума, способного соревноваться с человеческим.

Общество представляет собой третий тип систем, в котором аспект стихийного саморазвития необходимым образом сочетается с аспектом регулирования. Изначально оно возникло в ходе распада первобытных общин, как результат процесса разделения труда. Эта общность людей, получившая название человеческой цивилизации, в каждой отдельной стране представляет собой системное образование, в качестве основных элементов которого выступают большие социальные группы (прежде всего, классовые и профессиональные), в той или иной форме участвующие в совокупном общественном производстве. Стихийный аспект функционирования таких систем является ведущим, поскольку стихийный характер имеет само разделение труда как основополагающий фактор их образования. Да и саморазвитие их возможно лишь при условии свободного осуществления общественно полезной деятельности отдельными людьми.

Однако у общества как системы существует принципиальное отличие от природных систем. Если у последних внутренние связи между функционирующими элементами относительно устойчивы и постоянны, то внутренние связи, присущие основным системным элементам общества, то есть социальные отношения, содержат в себе не только конструктивную составляющую, но также составляющую деструктивную. Последняя, как известно, обусловлена прежде всего классовым неравенством людей. На поверхности социальных явлений такое неравенство выражается в возможностях по удовлетворению основных жизненных потребностей в форме потребления материальных благ, но его подлинная сущность связана с разным отношением к средствам производства этих благ. Поэтому управление обществом в форме регулирования социальных отношений представляет собой необходимое условие предотвращения острых социальных конфликтов, угрожающих целостности общества как системы.

4. Цель и задачи социологии в качестве востребованной обществом науки. 

Исторический опыт развития человеческой цивилизации показывает, как на протяжении веков менялся характер государственного регулирования социальных отношений – от жесточайших репрессий древности и средневековья до чрезвычайно гуманной социальной политики в современных высокоразвитых странах. Но даже и в настоящее время такое регулирование является преимущественно результатом деятельности представителей органов законодательной и исполнительной власти, руководствующихся самыми разными, в том числе субъективными побуждениями. Реальные же процессы, происходящие в социуме как в целом, так и на уровне отдельных регионов, которые порождают существенные противоречия между социальными группами, а также между этими группами и государством, воспринимаются властью на уровне отдельных, зачастую не связанных между собой явлений. Поэтому социальная политика, даже если она носит адресный характер, достигает своих целей далеко не всегда.

В качестве примера к сказанному можно привести осуществляемую в США политику так называемой «положительной дискриминации». Состоит эта политика в том, что государство, стремясь ослабить недовольство значительной части афроамериканцев своим нелёгким социальным положением, даёт им определённые преимущества при поступлении в высшие учебные заведения, а также при приёме на государственную службу, без учёта их реальных знаний и способностей. Но в обществе, где компетентность кадров является одним из решающих условий прогресса, такая политика может дать только отрицательный результат.

Учитывая всю сложность социальной структуры современного общества, находящегося в процессе непрерывного развития, следует признать, что основной целью социологической науки должна являться выработка практических рекомендаций для органов государственной власти по снижению остроты социальных конфликтов, введению таких конфликтов в приемлемые для общества рамки. Последнее представляет собой важнейшую потребность социума применительно к любой стране.

Задачи социологии должны соответствовать данной цели. К ним относятся, в первую очередь, выявление сущности социальных процессов, негативно влияющих на различные сферы общественной жизни и деструктивно воздействующих на поведение отдельных слоёв населения; изучение реальных потребностей социальных групп, вызывающих общественное беспокойство; выявление места этих групп в системе общественного разделения труда, а также особенностей присущих им социальных качеств; наконец, выявление трудовых предпочтений представителей указанных социальных групп и поиск реальных возможностей для их трудоустройства в рамках определённой социальной «ниши».

Так, в 1995 г. мной было проведено исследование проблемы социальной адаптации казахской сельской молодёжи в городе Алматы. Суть данной проблемы заключалась в том, что молодые представители коренной нации Казахстана, не обладающие в достаточной степени необходимым образованием и слабо владеющие русским языком, в массовых масштабах мигрировали в города этой страны, где наиболее доступные рабочие места предлагались преимущественно промышленными предприятиями и где господствовала русская языковая среда. Между тем для национального менталитета казахов, проживающих в сельской местности, характерен невысокий, по сравнению с русскоязычными жителями городов Казахстана, уровень отчуждения труда (что связано с относительно невысоким уровнем производственного разделения труда и сохранением некоторых элементов родовых отношений у данного населения, оставшихся от прежнего кочевого образа жизни). При таком менталитете, предполагающем приоритет межличностного общения по отношению к техническим знаниям, умениям и навыкам (без которых невозможен квалифицированный труд в промышленном производстве), казахская сельская молодёжь в городах, как показал соответствующий опрос, не проявляет интереса к данному производству, предпочитая сферу обслуживания. Поэтому, основываясь на результатах данного исследования, я предложил усилить целенаправленную ориентацию такой молодёжи на сферу обслуживания с одновременным формированием соответствующей социальной ниши. Тем самым появилась бы возможность ослабить социальное недовольство в данной среде, предотвратить усиление в ней криминальных тенденций [3, с. 126-158]. К сожалению, сделанные в исследовании выводы и изложенные практические рекомендации были в то время проигнорированы научной общественностью.

Другим примером острой социальной проблемы, нуждающейся в эффективном и быстром решении, может служить нынешний наплыв эмигрантов из Ближнего Востока и Северной Африки в некоторые страны Западной Европы, вызвавший там панический страх у значительной части местного населения по поводу возможной «исламизации». Но достаточно провести несложный теоретический анализ данной проблемы, чтобы убедиться, что её практическое решение вполне возможно [4].

Заключение 

Общее представление о состоянии социологии в современном мире, если рассматривать это состояние с точки зрения практических потребностей общества, выгладит довольно удручающим. Практически отказавшись от поиска объективной научной истины, основная масса социологов придумывает себе темы исследований местного характера, либо выполняет заказы на анкетные опросы, исходящие как от субъектов политики, так и от предпринимателей. Такая позиция весьма удобна, поскольку она позволяет создавать видимость научной деятельности и при этом избегать ответственности перед социумом. И пока подобное положение будет сохраняться, ни о каком серьёзном авторитете социологии в жизни общества не может быть и речи. Поэтому вопрос о формировании подлинно научной парадигмы социологического знания остаётся чрезвычайно актуальным и по сей день.

Библиографический список:

1. Беккер Б., Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. М., 1961. 894 с.
2. Виноградов С.А. Общая социология. Алматы, «Гылым», 1997 г. 267 с. (Электронный вариант: http://dlib.rsl.ru/viewer/01000608054#?page=1).
3. Виноградов С.А. Социальная структура и общественное разделение труда. Алматы, «Гылым», 1995 г. 172 с. (Электронный вариант: http://dlib.rsl.ru/viewer/01000649973#?page=1).
4. Виноградов С. Проблема «исламизации» Европы глазами социолога // Заметки по еврейской истории. 01.06.17. URL: http://z.berkovich-zametki.com/2017-nomer5-6-vinogradov/ (дата обращения: 02.06.17)
5. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Избранные сочинения. В 9-ти т. Т. 2. М., 1985. 574 с.
6. Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. 543 с.
7. Эйнштейн А. Принципы научного исследования // Физика и реальность. Сб. статей. – М.: Наука, 1965. С. 5-10.
8. Эйнштейн А. Физика и реальность // Физика и реальность. Сб. статей. – М.: Наука, 1965. С. 38-60.




Рецензии:

2.07.2017, 16:49 Эрштейн Леонид Борисович
Рецензия: Статья очень хорошая, проблема поставлена четко, решения проработаны. Хотелось бы заметить, что мне довелось описывать те самые общие основания построения социологической науки, которые он ищет. Хотя так я вопрос не ставил. Основания эти лежат в принципах общей экологии, которые описывают как взаимодействия в природной среде, так и в социальной среде. Есть у меня работа - "Общая теория социального и психологического взаимодействия: Ценности, борьба за существование и естественный отбор в процессах функционирования личности и социума". Там все это описывается. По самой статье. К публикации рекомендуется, все очень толково.

2.07.2017, 18:30 Поваляев Сергей Анатольевич
Рецензия: Претензий к рецензируемой работе нет. Статья добротная и полезная. В заключении необходимо помимо "местечковости"ряда социологических исследований и политической или иной ангажированности, дополнить и о сиюминутности и непрезентабельности социологического ресурса и сомнительности используемых инструментариев .Статья рекомендуется для опубликования.Спасибо автору за актуальный и своевременный материал.

3.07.2017, 8:50 Губанов Николай Иванович
Рецензия: Рецензия: Представленная статья затрагивает важнейшую проблему социологической науки. Социология действительно занимает в системе научный знаний совсем не то положение, которое должно ей принадлежать в соответствии с важностью объекта её изучения. Автор совершенно правильно ставит вопрос об основных критериях научности конкретных областей знания и показывает, что данные критерии практически неприменимы к тем методам, целям и формам исследований, которые характерны для современной социологии. Я занимаюсь философскими аспектами современного естествознания, и мне импонирует подход автора к изучению общества как результата развития природного мира, в «снятом» виде сохраняющего закономерности, характерные для предшествующих обществу форм материального бытия. Безупречна, на мой взгляд, общая логика статьи, подводящая к выводу о необходимости коренной перестройки методологической базы социологии и приближения данной науки к потребностям общества. В качестве пожелания хотелось бы, чтобы автор представил более развёрнутую критику существующих ныне социологических парадигм с точки зрения их научной слабости. В целом, однако, статья написана на высоком научно-теоретическом уровне и несомненно достойна публикации в любом научном издании соответствующего профиля. Губанов Николай Иванович - д-р философских наук, профессор, заведующий кафедрой "Философия и история" Тюменского государственного медицинского университета. ия:

5.07.2017, 20:54 Мирмович Эдуард Григорьевич
Рецензия: Рецензент согласен со всеми предыдущими рецензиями и согласен на положительную рекомендацию в части её опубликования в данном журнале. Какие-то соображения при этом следует высказать. 1. Автор излишне критикует существующее состояние социологии как науки и в своих обобщающих фрагментах статьи, порой, не превосходит её характеристику даже относительно "Википедии". Наука есть, её состояние достойно других наук. А из факта полного пренебрежения социологической наукой, её достижениями, её инструментарием (за исключением т.н. экспертного опроса 1200-1500 реципиентов и распространением этих результатов на 150 млн россиян) в практике современного управления хоть частными олигархическими компаниями, хоть государственными структурами - не следует отсутствие такой науки. 2. Осторожнее признавать открытие за собой в качестве основного закона "общественное разделение труда" Надо бы добавить слова "вслед за Эмилем Дюркгеймом, данной в его работе «О разделении общественного труда» (1893 г.) мы считаем... и т.д. 3. Многовато Альберта Эйнштейна относительно научной области человеческой деятельности в статье, посвящённой не совсем этой теме. И если уж поднимать вопрос-проблему "Природа - Общество", то её лучше бы по Ф. Энгельсу из его "Диалектики природы" поэксплуатировать. Устойчивость функционирования и развития социума обусловлено константой взаимодействий в триаде ЧПО (Человек-Природа-Общество"), в каждой из 9 диад в которой не должно существовать антагонистических противоречий, порождающих катастрофы, чрезвычайные ситуации, войны, терроризм и революции. Автор может немного статью подкорректировать по п. 1 и 2. Но это его выбор.С.А. Виноградов - авторитетный учёный в области исследования роли разделения труда в формировании социальной устойчивости и благополучия. Жаль, что ни управленцы, ни даже коллеги статей других авторов не читают и не пропагандируют.

06.07.2017 11:11 Ответ на рецензию автора Виноградов Самуил Абрамович:
Отвечу по замечанию о приоритете Эмиля Дюркгейма. Работая над докторской диссертацией по изложенной в данной статье тематике, я, естественно, не мог игнорировать материал, изложенный в книге Дюркгейма. Но был весьма разочарован. Процитирую отрывок из диссертации по этому вопросу: "Дюркгейм даже сделал попытку раскрыть сущность той стороны ("функции", по его определению) разделения труда, которая носит не экономический, а социальный характер. Но он интерпретировал данную «функцию» лишь как "формирование органической социальной солидарности", идеалистически истолкованное в качестве фактора "морального порядка" (Дюркгейм Э. О разделении общественного труда; Метод в социологии. — М.: Наука, 1991.). Больше ничего такого, что касалось бы поднятой мной проблемы, я в данной книге не нашёл. Диссертация была защищена 5 октября 1995 г. в специализированном совете КазГНУ (Алматы), однако экспертный совет ВАК Республики Казахстан её отклонил (по причинам, которые, по моему мнению, не имеют никакого отношения к науке). Благодарю всех уважаемых рецензентов за положительные отзывы о данной статье.

15.08.2017, 8:31 Адерихин Сергей Владимирович
Рецензия: Данная статья актуальна и современна. Подняты важные вопросы адаптации сельской молодежи к городским условиям жизни. Хочу только возразить, что молодых надо приучать не к сфере обслуживания, а к трудовой деятельности на производстве. В последнее время, при усиленном внедрении государственного языка, такой необходимости знания русского языка сельской молодёжью Казахстана уже, по нашему мнению нет. Статья рекомендуется к печати.



Комментарии пользователей:

2.07.2017, 16:27 Крылов Дмитрий Анатольевич
Отзыв: Статья интересная, но как быть с парадигмой, совокупностью представлений, которые постоянно изменяются? Да, с антиномичностью человеческого сознания тоже не все в порядке. В целом же, полагаю, статья может быть рекомендована к публикации.


3.07.2017, 11:16 Адибекян Оганес Александрович
Отзыв: Адибекян Оганес Александрович. Тематика статьи Виноградова С.А. не новая, идет со времен размышлений о возможности общественных наук при ясности наличия естественных. Мыслителей озадачила специфика общественных явлений, где действие сознания людей, влияния этого фактора не только на собственную жизнь, но и на прилегающую к себе природу. Победило решение о возможности общественных наук, но с отличиями от естественных наук, к которым стали добавлять технические. Множественность парадигм объяснима влиянием на его выработку условий жизни, среды, где рос будущий социолог, его отношением к обществам разной национальности, разного имущественного достатка, к лицам рядовым и элитным. Если что-то по себе, по обществу хочется, то социологическая работа попадает по их влияние, вползает в среду идеологии. И пока люди по этим показателям будут отличаться друг от друга, парадигм будет в достатке. Все это автор статьи актуализировал и преподнес, подчеркнув важность определения позиции. Но он слабо показал влияние на социологические взгляды уровня прогресса общества, места в обществе социолога, его личные интересы. С этими замечаниями статья рекомендуется к публикации.


Оставить комментарий


 
 

Вверх