Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №47 (июль) 2017
Разделы: Правоведение, Юриспруденция
Размещена 24.07.2017. Последняя правка: 23.07.2017.

Коррупция как композитный социально-правовой феномен (на основе украинского законодательства)

Демьянчук Виталий Анатольевич

к.ю.н., доцент

Международный экономико-гуманитарный университет имени академика Степана Демьянчука

Первый проректор университета

Аннотация:
статья отображает результаты изучения явления коррупции как социального отклонения. Проведен сравнительный анализ нормативно-правового определения (в украинском законодательстве) терминов «коррупция», «коррупционное правонарушение», «правонарушение, которое связано с коррупцией», выявлены их взаимосвязь и различия. Предложено авторское видение коррупции как сложного социально-правового феномена.


Abstract:
The article reflects the results of studying the phenomenon of corruption as a social deviation. A comparative analysis of the legal definition (in the Ukrainian legislation) of the terms «corruption», «corruption offense», «offense related to corruption», emphasizes their interconnection and differences. A vision of corruption as a multi-complex socio-legal phenomenon is proposed.


Ключевые слова:
девиация; коррупция; коррупционное правонарушение; феномен; правоотношение; право.

Keywords:
deviation; corruption; Corruption offense; phenomenon; Legal relationship; right.


УДК 342.95:35.072.22

Введение. Древнегреческий философ Аристотель (384 – 322 гг. до н.э.) говорил: «Те, кто покупают власть за деньги, привыкают извлекать из нее прибыль». Зарождение коррупции, как негативного явления, свойственно обществу, которое находится под влиянием власти и денег. Существование коррупции берет начало от возникновения института государственности, появления должностных лиц, которые правомочны принимать решения от имени государства. Проявления коррупции в социально-правовой системе возникают из-за того, что чиновник, уполномоченный принимать решения, приобретает возможность управлять ресурсами государства, общества (земля, имущество, налоги, льготы и т. д.), которые ему не принадлежат, но находятся в его распоряжении [22, с. 522].

Актуальность. В Украине, за время ее государственной независимости, на фоне общественно-политической и социально-экономической ситуации постоянно констатируются факты коррупции. В условиях тотальной коррумпированности всех ветвей власти на всех уровнях, решение социальных, экономических, политических проблем становится принципиально невозможным. Негативные последствия, порождаемые этим явлением, не только препятствуют прогрессивному, поступательному развитию общества, но и представляют серьезную угрозу интересам национальной безопасности страны. Как отмкчает по этому поводу Е. В. Вдовиченко: «наиболее проблемной характеристикой этого явления – коррупции – стало то, что оно начало восприниматься на повседневном уровне как общественная норма, хотя на уровне вербальных высказываний большинство населения декларативно поддерживает мнение об опасности этого явления» [4, с. 18].

Цели, задачи, материалы и методы. Явлению коррупции и ее предотвращению посвящено много научных работ в области правоведения, государственного управления, социологии, политологии, философии и прочих гуманитарных дисциплин. В частности, эмпирическую основу этого исследования составили работы А. А. Акимова, Е. В. Большакова, Е. В. Вдовиченка, В. Д. Гвоздецкого, В. В. Гордеева, О. И. Добровольского, А. Г. Капустина, В. К. Колпакова, М. И. Мельника, Е. В. Невмержицкого, Ю. Н. Оборотова, В. Л. Римского, О. В. Скочиляс-Павлива, Ю. А. Тихомирова, В. В. Черепанова, И. И. Яцкива и других ученых. Однако, несмотря на масштабность имеющихся научных разработок, проблемы теоретического понимания и преодоления этого явления нельзя считать окончательно исчерпанными. Поэтому целью данной статьи является определение коррупции как социально-правового феномена. В рамках обозначенной цели также ставится задача провести сравнительный анализ таких категорий как «коррупционное правонарушение», «нарушение, связанное с коррупцией», «коррупционное преступление» в части их соотношения с основным понятием коррупции.

В ходе написания статьи использована рациональная совокупность общенаучных методов познания: диалектический, сравнительно-правовой, абстрагирования, синтеза и т.д..

Научная новизна исследования заключается в одновременном совершенствовании классической и нормативной дефиниций коррупции. В результате исследования сформулировано авторское определение коррупции как социально-правового феномена.

Основной материал. Как уверяют социологи, жизнь практически любого общества характеризуется наличием девиаций (лат. «deviatio» – отклонение). Споры, конфликты – неизбежное следствие социального взаимодействия в любом обществе, которое является порождением и проявлением объективно существующих социальных противоречий [10]. Социальные конфликты, возникающие в Украине, имеют свою специфику, связанную с условиями «переходного периода», евроинтеграцией, обусловлены социально-историческим контекстом взаимоотношений с соседними странами и т. д. Все эти процессы дестабилизируют развитие консолидированного, толерантного, политически активного общества, создавая при этом «комфортные» условия для распространения и укоренения коррупции. Социальной девиацией являются поступки, деятельность людей, социальных групп, не соответствующие установленным в обществе нормам и признанным стандартам поведения. Любое поведение, не вызывающее одобрения общественного мнения, называют девиантным. Определяя категорию девиации следует учитывать, что это явление может иметь как индивидуальный, так и общественный характер. В первом случае это поступки, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам. Во втором – девиация – это социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, которое не соответствует официально установленным нормам. Если значительная часть индивидов не желает придерживаться общих норм возникает аномия – состояние общества, в котором значительная часть его членов, зная о существовании обязывающих норм, относится к ним негативно или равнодушно [18, с. 103]. Совокупность объективных и субъективных свойств человеческой деятельности, которая регулируется правом и общественной моралью, с одной стороны, а также мировоззрением социального субъекта – с другой, охватывается термином «социально-правовая реальность». Е. В. Большаков подчеркивает, что юридически значимым является как правомерное, так и неправомерное (противоправное) поведение субъектов права [2, с. 9–11].

С учетом изложенного следует признать, что сегодня коррупция как вид социальной девиации является вполне сложившимся неправомерным проявлением социально-правовой реальности украинского общества. Она составляет асоциальный вид человеческой деятельности, имеет свои объективные и субъективные свойства. С позиции правовой оценки это явление выступает нежелательным (вредным или общественно опасным) для общества, поэтому правовое регулирование отношений, связанных с предотвращением и пресечением проявлений коррупции в деятельности публичных и частных институтов осуществляется преимущественно за счет таких норм как обязательства, запреты, предписания, установление юридической ответственности. Вместе с тем, учитывая глубину коррумпированности ветвей украинской власти, следует признать, что отдельные нормы как законодательных, так и подзаконных правовых актов уже и на легитимном уровне «между строк» создают определенные условия для коррупционных схем или заангажировано блокируют действие «нужных» законов.

В философском понимании (Э. Гуссерль) явление, которое дано в чувственном созерцании и восприятии определяется как феномен [8]. Согласно А. Шопенгауэру и Ф. Ницше, «феномен» отождествляется с видимостью, фикцией [21, с. 717]. В феноменологическом описании вещи предстают суммой отдельных частей, не являющихся адекватными самой вещи, а представляющих нечто большее, чем суммы, самостоятельные и не зависящие от частей. Именно в этом и заключается феноменология – показать, как отдельные части несравнимы с целым и алогичные в отношении него порождают это целое, а целое порождает их. Феноменами представляется все, что создано человеком, – от предметов до мыслей, средств и способов действий. Среди правовых феноменов – догмы права, правовые нормы, правовые решения, правовые отношения, субъективное право, правовые принципы и другие правовые явления. Такие взгляды на этот вопрос были представлены Ю. Н. Оборотовым [15, с. 140–141] и позже поддержаны В. В. Гордеевым [7, с. 221–222].

Исходя из феноменологичности права, феноменами следует признавать действия, которые могут вызвать правовые последствия, сформировать правоотношения. По мнению В. К. Колпакова, феноменологический анализ действий, способных формировать административно-деликтные отношения, позволяет постичь их в онтологическом измерении – отдельно от любых компонентов субъективного видения, осмысления, сравнения (гносеологического измерения) – и, таким образом, установить их естественно-правовые признаки независимо от признаков позитивно-правовых [11, с. 15]. Любые проявления коррупции вызывают правовые последствия. Эти последствия, даже если они желательны для участников такого «сговора», вредны для общества. В случае выявления таких фактов возникают правовые последствия, связанные с: разоблачением коррупционных взаимосвязей; привлечением виновных лиц к юридической ответственности; возмещением убытков, ущерба, нанесенного государству в результате совершения коррупционного правонарушения; отменой нормативно-правовых актов, решений, выданных (принятых) с нарушением требований антикоррупционного законодательства; восстановлением прав и законных интересов и возмещением убытков, ущерба, нанесенного физическим и юридическим лицам в результате совершения коррупционного правонарушения и т. д. При этом сами факты коррупции, ее детерминанты, а также обоснование мер борьбы с ней имеют социальную природу. Таким образом, в научно-исследовательском контексте коррупцию вполне можно признать социально-правовым феноменом, который требует тщательного и всестороннего анализа с целью изучения его сущности, признаков, детерминант возникновения, прогнозирования последствий, определения эффективных мер предотвращения и пресечения.

Феномен коррупции является предметом исследования многих наук, что обусловлено содержанием природы этого асоциального явления и множественностью проявлений. Следует признать, что представители различных наук признают своим долгом раскрыть содержание и дать теоретическую трактовку явлению «коррупция». Множественность подобных определений свидетельствует о многоаспектности и актуальности проблематики исследования, а также желании получить полное представление об этом социально-правовом феномене.

В словарях и энциклопедических изданиях можно найти несколько основных определений коррупции: 1) деятельность лиц, уполномоченных на выполнение функций государства, направленная на противоправное использование предоставленных им полномочий для получения материальных благ, услуг, льгот или других преимуществ [12, с. 369]; 2) прямое использование должностным лицом своего служебного положения в целях личного обогащения [14, с. 562]. Отдельные авторы добавляют к первым двум вариантам еще и такой как подкупность, продажность чиновников и общественных деятелей [20, с. 329]; [5, с. 298]. В юридической литературе при определении коррупции иногда отдается приоритет её политическому аспекту: 1) это общественно опасное явление в сфере политики или государственного управления, воплощающееся в умышленном использовании представителями власти своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ в любой форме, а также подкуп этих лиц [3, с. 288–289]. Похожее по содержанию видение сущности коррупции приводит Ю. А. Тихомиров: «преступная деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами предоставленных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения» [19, с. 297]. Необходимо отметить, что некоторые из приведенных понятий дают очень «узкое» (одностороннее) представление о феномене коррупции или являются теоретически устаревшими.

Украинское законодательство сейчас содержит определения таких основных терминов как «коррупция», «коррупционное правонарушение», «правонарушение, связанное с коррупцией», «коррупционное преступление». В ст. 1 Закона Украины «О предотвращении коррупции» коррупция трактуется как использование субъектом коррупции, предоставленных ему служебных полномочий или связанных с ними возможностей с целью получения неправомерной выгоды либо принятия такой выгоды или обещания (предложения) такой выгоды для себя либо других лиц, или соответственно обещание (предложение) или предоставление неправомерной выгоды лицу, указанному в ч. 1 ст. 3 этого Закона, либо по его требованию другим физическим или юридическим лицам с целью склонить это лицо к противоправному использованию предоставленных ему служебных полномочий или связанных с ними возможностей. Анализ нормативной терминологии свидетельствует, что коррупция рассматривается законодателем лишь как единичный факт действий соответствующего субъекта (субъектов), которые содержат признаки коррупции. В указанном в Законе понятии этого явления можно разглядеть определенные элементы (структуру), которые присущи правоотношениям, однако в качестве их антипода (неправомерных отношений), что дополнительно указывает на их социальную природу. Считаем, что «коррупционное правонарушение» от «коррупции» отличается тем, что это установленный факт коррупции с квалифицирующими признаками конкретного деликта (преступления), за которое законом предусмотрена уголовная, дисциплинарная и/или гражданско-правовая ответственность. Учитывая большой процент латентности в коррупционных отношениях, многие из них так и остаются просто «коррупцией» – частью общего асоциального явления, а не трансформируются в квалификацию «коррупционного правонарушения», то есть – без надлежащего правового реагирования со стороны специально уполномоченных субъектов в сфере противодействия коррупции. Подобным понятию «коррупционное правонарушение» по фонетическому построению и содержательной направленности, но отличительным по признакам является термин «правонарушение, связанное с коррупцией». Такое деяние со стороны специального субъекта не содержит признаков коррупции, но нарушает установленные Законом Украины «О предотвращении коррупции» требования, запреты и ограничения. Законодательное определение коррупционных преступлений (примечание к ст. 45 УК Украины) представлено не в контексте их широкого описания с раскрытием специфических признаков, а путем перечисления конкретных статей УК Украины, в которых установлена ответственность за совершение таких общественно опасных посягательств. Подобное разграничение в нормативной терминологии, безусловно, имеет положительное значение для правильной квалификации непосредственных случаев коррупции и нарушений антикоррупционного законодательства, но усложняет общее восприятие дефиниции «коррупция».

Из приведенного можно сделать вывод, что юридическое понимание коррупции не определяет всех аспектов этого сложного социального феномена. Хотя на этом догматическом подходе базируются определения «коррупции» многих исследователей правоведов, например, В. Д. Гвоздецкого [6, с. 16–17], О. В. Скочиляс-Павлив [17, с. 11], И. И. Яцкив [23, с. 12] и прочих. Однако, если принять нормативную дефиницию коррупции за основу, то следует признать, что она является вполне достаточной для использования в юриспруденции, но подобное определение не является достаточным для того, чтобы описать коррупцию как композитный социально-правовой феномен, требующий предотвращения на уровне государственной политики.

Е. В. Невмержицкий приходит к выводу, что коррупция значительно более широкое понятие, нежели деятельность лиц (уполномоченных на выполнение функций государства), направленная лишь на противоправное использование предоставленных им полномочий [13, с. 11–27]. О. И. Добровольский предлагает под понятием «коррупция» понимать социально устойчивое противоправное явление, отличающееся повышенной общественной опасностью, комплексным характером, специфической сферой возникновения и проявляющееся в неправомерных деяниях должностных лиц [9, с. 30–31]. Интересным является подход к пониманию коррупции (как дискретного явления) В. Л. Римского, рассматривающего этот феномен в юридическом, экономическом, социологическом понимании, а также с позиции администрирования [16, с. 2–4]. Для полной картины следует добавить еще и психологическое видение коррупции, предложенное А. А. Акимовым [1, с. 181]. Приведенное выше подтверждает, что коррупция это феномен композитный (лат. compositio – «сложение; связывание»), т.е. явление – составленное из отдельных компонентов, образующее в совокупности новое содержание.

Заключение, результаты, выводы. Таким образом, коррупция как социально-правовой феномен – это исторически сложившееся, устойчивое, композитное явление социальной девиации (как индивидуального, так и общественного характера), которое отличается повышенной общественной опасностью, и в правовом измерении понимаемое как использование лицом публичного или частного права, предоставленных ему служебных полномочий или связанных с ними возможностей с целью получения неправомерной выгоды либо принятия такой выгоды (обещания или предложения такой выгоды) для себя или других лиц, либо соответственно обещание (предложение) или предоставление неправомерной выгоды такому лицу или по его требованию другим физическим либо юридическим лицам с целью склонить это лицо к противоправному использованию предоставленных ему служебных полномочий или связанных с ними возможностей.

Высокий уровень коррупции и вызванная этим острая социальная конфронтация общества (население – с одной стороны, и власти вместе с крупным бизнесом – с другой) обусловливают необходимость выработки и реализации государственной (антикоррупционной) политики в решении связанных с коррупцией проблем, что составляет предмет для дальнейших научных изысканий и поисков в этом направлении.

Библиографический список:

1. Акімов О. О. Психологічні аспекти проявів корупції в державному управлінні // Державне управління: теорія та практика. – 2014. – № 1. – С. 181–188.
2. Большаков Е. В. Этическое обоснование права как феномена социально-правовой реальности: автореф. дис. … канд. фил. наук. – Иваново, 2013. 23 с.
3. Большой юридический словарь / под ред. А. Я. Сухарева, В. Е. Крутских. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 704 с.
4. Вдовиченко Є. В. Сутність корупції, її принципи і властивості (філософський контекст) // Актуальні проблеми філософії та соціології. – 2016. –№ 9. – С. 15–19.
5. Великий тлумачний словник української мови / упоряд. Т. В. Ковальова. – Х. : Фоліо, 2005. – 767 с.
6. Гвоздецький В. Д. Адміністративно-правові та організаційні засади запобігання і протидії корупції в Україні: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. – Київ, 2015. – 42 с.
7. Гордєєв В. В. Юридичний факт як правовий феномен в адміністративному судочинстві України // Адміністративне право і процес. – 2014. – № 3(9). – С. 220–226.
8. Гуссерль Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии. / пер. с нем. А. В. Михайлова. – М.: ДИК, 1999. Кн. 1. Общее введение в чистую феноменологию. 336 с. URL: http://philosophy1.narod.ru/katr/ husserl_idea1_1.html (дата обращения: 17.06.2017).
9. Добровольський О. І. Адміністративно-правове регулювання протидії корупції в органах Державної фіскальної служби України: дис. … канд. юрид. наук. – Київ, 2015. – 202 с.
10. Капустина А. Г. Информационные конфликты как социально-правовой феномен в современной России и проблемы их регулирования // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 15 [213]. 01.10.2010. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2748&level1 =main&level2=articles (дата звернення: 04.06.2017).
11. Колпаков В. К. Деліктний феномен в адміністративному праві України: Автореф. дис. … док. юрид. наук. – Київ, 2005. – 39 с.
12. Мельник М. І. Корупція. Юридична енциклопедія: в 6 т. / редкол.: Ю. С. Шемшученко (голова редкол.) та ін. – К.: Укр. енцикл., 2001. Т. 3: К–М. –С. 369–370.
13. Невмержицький Є. В. Корупція як соціально-політичний феномен: автореф. дис. … док. політ. наук. – Київ, 2009. – 35 с.
14. Новый энциклопедический словарь / главн. ред. А. П. Горкин. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2001. – 1456 с.: ил.
15. Оборотов Ю. Н. Традиции и обновление в правовой сфере: вопросы теории (от познания к постижению права). – О.: Юрид. литература, 2002. – 278 с.
16. Римский В. Л. Коррупция в системе образования России. URL: https://imrussia.org/media/pdf/Research/Vladimir_Rimsky__Corruption_of_the_Russian_Education_System.pdf (дата обращения: 10.06.2017).
17. Скочиляс-Павлів О. В. Організаційно-правові аспекти протидії корупційним діянням у сфері освіти: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Львів, 2012. – 20 с.
18. Соціологія: навч. посіб. / Є. В. Перегуда та ін. – Київ: КНУБА, 2012. –140 с. Доступ. в PDF. URL: http://www.knuba.edu.ua/doc/politic/pos_soc.pdf (дата звернення: 12.06.2017).
19. Тихомиров Ю. А. Управление на основе права. – М.: «Формула права», 2007. – 485 с.
20. Тлумачний словник сучасної української мови / уклад. Л. П. Коврига, Т. В. Ковальова, В. Д. Пономаренко; за ред. В. С. Калашника. – Х.: Белкар-книга, 2005. – 800 с.
21. Философский энциклопедический словарь / гл. редакторы: А. Ф. Ильичев, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалев, В. Г. Панов. – М.: Сов. энциклопедия, 1983. – 840 с.
22. Черепанов В. В. Основы государственной службы и кадровой политики: учеб. для студ. 2-е изд. перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. –679 с.
23. Яцків І. І. Адміністративно-правові засади протидії корупції в Україні: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. – Київ, 2011. – 18 с.




Рецензии:

24.07.2017, 9:27 Беляков Константин Иванович
Рецензия: Проблема коррупции действительно архиактуальна как для Украины, так и для России. Именно поэтому, как указывает в выводах автор, составляет предмет для дальнейших научных изысканий. По формальным признакам статья может быть рекомендована к публикации.

24.07.2017, 14:01 Теремецкий Владислав Иванович
Рецензия: Вопросы затронутые в статье актуальны и злободневны для многих современных стран и особенно для стран постсоветского периода. Ознакомление с содержанием научной статьи позволяет сделать вывод, что она имеет самостоятельный и творческий характер, написана юридически и литературно грамотным языком, соответствует требованиям, предъявляемым редакцией к такого рода работам. Научная статья может быть рекомендована к публикации.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх