Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №48 (август) 2017
Разделы: Лингвистика
Размещена 07.08.2017.

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ НАРЕЧИЯ В ЭРЗЯНСКОМ ЯЗЫКЕ

Водясова Любовь Петровна

доктор филологических наук, профессор

ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный педагогический институт имени М.Е. Евсевьева"

профессор

Аннотация:
В стaтье рассматриваются основные морфологические признаки наречия в эрзянском языке. Выделяются разряды наречий, определяется их семантика, описываются способы образования степеней сравнения и форм субъективной оценки.


Abstract:
The Article considers the main morphological markers of adverbs in the Erzya language. The author allocated the level of adverbs, defined their semantics, describes to education degrees of comparison and forms of subjective assessment.


Ключевые слова:
наречие; морфологический признак; семантика; степень сравнения; формы субъективной оценки.

Keywords:
adverb; morphological marker; semantics; degree of comparison; forms of subjective evaluation.


УДК 811.511.152’373’72

Введение

Цель настоящей работы состоит в описании основных морфологических признаков наречия в эрзянском языке. Задачи исследования нами были сформулированы следующим образом: а) провести анализ разрядов наречий; б)  определить их семантику; в)  описать способы образования степеней сравнения и форм субъективной оценки. Новизна работы заключается в том, что наречие в эрзянском языке, его основные морфологические признаки мало исследованы. Теоретическая и практическая значимость работы состоит в том, что представленные в ней материалы будут востребованы при изучении этой части речи в школе и вузе, могут быть использованы при написании курсовых и выпускных квалификационных работ студентов. Основным методом исследования является описательный.

Результаты исследования

Наречие − это часть речи, объединяющая слова, которые обозначают признак действия, признака или предмета. В эрзянском языке оно относится к глаголу: Каргонь кись неявсь ваньксстэ, тештетне валдосто цильдердсть (В. Радаев) «Млечный путь был виден отчетливо (букв.: чисто), звезды светло сияли»; имени прилагательному (или причастию): Кудоськак тонь ней весе кода-бути аволь ванькс (В. Коломасов) «И дом у тебя теперь как-то не совсем чистый …»; наречию: Весе те парочись вельтязь кувака ды келей, эрзякс мазыйстэ викшнезь пацясо (А. Щеглов) «Все это богатство покрыто длинным и широким, по-эрзянски красиво вышитым платком»; имени существительному: − Вай, пек иля пане, − мерсь сон, − мон эзинь тонадо истя бойкасто ардомас (В. Коломасов) «Ой, так сильно не гони, − сказала она, − я не привыкла ездить так быстро».

Наречие, безусловно, не раз становилось объектом лингвистических исследований. Однако по сравнению с другими частями речи оно изучалось значительно меньше. Авторы имеющихся работ анализировали в основном такие вопросы, как семантика отдельных наречий и их групп, словообразовательный потенциал наречия, омонимия наречий с другими частями речи, синтаксические позиции наречия, сопоставление с наречиями других языков и нек. др. Из исследований последних лет, посвященных рассмотрению различных аспектов наречия, можно назвать труды Ю. А. Жадяевой и В. П. Цыпкайкиной [5], А. С. Мигуновой [6], А. С. Мигуновой и Н. М. Мосиной [7], Г. А. Митюниной и Т. М. Шеяновой [8], Л. В. Самосудовой [10; 11] и др. Характеристику наречиям дают в различных учебных пособиях [1; 2; 9; 12 и др.]. Отдельные аспекты проблемы нашли отражение и в наших работах [3; 4 и др.].

В эрзянском языке наречие характеризуется следующими морфологическими особенностями: 1) отсутствием частных грамматических категорий, так как оно представляет собой неизменяемую часть речи. Только некоторые наречия имеют словоизменительные формы с суффиксами сказуемости: васолан «я далеко», васолат «ты далеко», васолатано «мы далеко» и т.д.; 2) наличием специальных словообразовательных суффиксов: -ксть (кавксть «дважды»); -сто/-стэ/-сте: вадрясто «хорошо», сэрейстэ «высоко», парсте «хорошо»; 3) наличием специальных суффиксов, этимологически, фонетически и семантически общих с падежными показателями имени существительного: -со / -сэ: маласо «близко», тосо «там», тесэ «здесь»; 4) лексической и словообразовательной соотносительностью с другими частями речи: именем существительным, именем прилагательным, именем числительным и местоимением: трокс «поперечина», «перекладина» и «поперек», «через», те «этот» − тесэ «здесь», превей «умный» − превейстэ «умно», «по-умному», кавто «два» − кавтов «надвое».

Основная синтаксическая роль наречия в предложении – быть обстоятельством: Чувтось сюрдов-сярдов, тарадонзо срадсть келейстэ (К. Абрамов) «Дерево сучковатое, ветви его раскинулись широко»; Леесь валдосто цильдерды лембестэ эждиця чинть каршо (В. Радаев) «Река ярко сверкает под тепло греющим солнцем»; Лиясто Микита ульнесь весёла, ламо кортась, шутясь. Но лиясто эрсесь ... нусманя "Иногда Микита (Никита) был весел, много говорил, шутил. Но иногда он бывал ... печальным" (А. Лукьянов). Кроме того, оно может быть сказуемым. Всегда в роли сказуемого употребляется: а) наречие с суффиксами сказуемости: Минсь пурнавинек, ойсинек ласте ды вана тесэтяно (В. Радаев) «Мы сами собрались, сели верхом, и вот мы здесь»; б) предикативные наречия: Ве таркасо седе паро (Ф. Чесноков) «В одном месте лучше»; Сырнень толсоль чилисемась − пертьпельга валдо (И. Кривошеев) «Восток был в золотом огне – вокруг светло». В редких случаях наречие может выступать и в функции других членов предложения.      

По лексическому значению наречия делятся на определительные и обстоятельственные.

Определительными называются наречия, которые обозначают свойства, качества, способ действия, интенсивность проявления признака. В зависимости от конкретного значения среди них различаются следующие группы:

1) качественные, дающие оценку действию или признаку (вадрясто  «хорошо», стакасто «тяжело», сеедьстэ «часто», мазыйстэ «красиво»): Тонавтнема иесь ютась парсте (В. Радаев) «Учебный год прошел хорошо»; Мазыйстэ оршазь ломантне пештизь Ялтань ульцятнень … (А. Мартынов) «Красиво одеты люди заполнили улицы Ялты …»; Прась Сурань томбалев Каргонь кись, састо тусь эзганзо маней чись (Н. Эркай) «За Суру спустился Млечный путь, тихо по нему пошло солнце»;

2) количественные (или меры и степени), указывающие, сколько раз совершалось действие, или характеризующие степень его интенсивности (весть«однажды», кавксть  «дважды»,кавтов "надвое", ламо «много», аламо «немного»): Ансяк сундерьгадома малав менелесь кармась аламодо валдомомо (А. Щеглов) «Только к вечеру небо стало немного светлеть»; Велесь явозель колмов: вере пе, куншкасо кур оды ало пе (В. Радаев) «Село было разделено на три части (букв.: натрое): верхний конец, середина и нижний конец»;

3) способа действия (кепе «босиком», ялго «пешком», ласте «верхом»): Мекев ялго самсто вармась пувась каршо (К. Абрамов) «Когда обратно возвращались пешком, ветер дул навстречу»; Тейтересь … а машты ардомо ласте (К. Абрамов) «Девушка … не умеет ездить верхом».

Обстоятельственные наречия обозначают различные условия (обстоятельства), в которых протекает действие, а также причину и цель его. По своей семантике они распадаются на следующие группы:

1) места (ало «внизу», васоло «далеко», вере «высоко», "наверху", удало «позади», «сзади», икеле «впереди», маласо "рядом", «вблизи», «около»):  Икелев сыргамс, удалов потамс, виев или кершев мурдамс – весе тень сон курок тонавтнизе (В. Коломасов) «Вперед двинуться, отойти назад, направо или налево повернуться – всему этому он очень скоро научился»; Васов келемсь паксясь (Ф. Чесноков) «Широко раскинулось поле»; Чувтось парсте неяви ансяк маласто, виресь – васолдо (К. Абрамов) «Дерево хорошо видно лишь вблизи, лес – издали»; Гайгест васолга тонь теветь, мокшэрзянь тиринь мода (П. Любаев) «Звенит пусть далеко слава  о твоих делах, родная мордовская земля»;

2) времени (валске «утром», веть «ночью», чить «днем», исяк «вчера»): Валске чизэ налксезь стясь виренть томбальде (Ф. Чесноков) «Утром солнце, играя, встало из-за леса»; Веть ютась пиземе, вармась еще эзизе чукаде чувтотнень прясто начконть (А. Щеглов) «Ночью прошел дождь, ветер еще не успел стряхнуть влагу с деревьев»; Синдезь чувтынеськак тунда вельми, нолды тарадт, карми пижелдэмо чинть каршо (Ф. Чесноков) «Даже сломанное деревце весной оживает, пускает ветки, зеленеет на солнце».

Среди эрзянских наречий выделяется особая группа  – это так называемые изобразительные наречия.  Они создают образы действий, состояний и признаков на основе слуховых или зрительных восприятий, а также передают моторные ощущения человека. В семантическом отношении они подразделятся на следующие группы:       

1) характеризующие слуховые образы: куштор-каштор / каштор-каштор (образ шороха, шуршания, шелеста), кулдор-калдор (образ стука, громыхания, дребезжания), чикор-чикор / чакор-чакор (образ скрипа);

2) создающие зрительные образы движений и состояний, передающие световые и цветовые впечатления: лыким-лаким / лыком-лаком (образ ритмичного покачивания), нолшт-нолшт (образ слизывания), кивчк (образ сверкания молнии, зарницы, всполох);

3) характеризующие ощущения человека (душевные переживания, сжимание сердца от радости, боли, страха, испуга, пульсацию крови в ушибленном или уставшем органе и т.п.): ськирк-ськирк (образ душевного расстройства), лоськ-лоськ (образ пульсации крови).

Большинство наречий этой группы входит в качестве семантической части в состав аналитических образований со вспомогательными глаголами молемс «идти», теемс «делать», меремс «сказать»: скирт-скирт меремс «щемить» (о сердце), чополк меремс «затуманиться» (об уме), лоськ теемс «отдохнуть».

Качества процессов, производимые наречиями, могут выражаться как без сопоставления с другими случаями проявления этих же качеств, так и с сопоставлением. На этом базируется наличие степеней сравнения у качественных наречий, а также у некоторых наречий с неопределенно-количественным, неопределенно-временным, неопределенно-местным значениями и предикативов.

Сравнительная степень наречия обозначает:

1) процессы, производимые несколькими лицами или предметами, данным качеством обладают не в одинаковой мере: Степа аштесь каштом лангсо чеердеяк сэтьместэ … (К. Абрамов) «Степа сидел на печке тише мыши …»; – Туик, ялакскем, мон ичеса, аватне ичеме маштыть церадо вадрясто, – мерсь сон пейдемадо мейле (К. Абрамов) «– Принеси, братик, я помешу, женщины месить умеют лучше мужчин», – сказала она, засмеявшись»;

2) процессам, производимым одним и тем же лицом или предметом, в разное время и при разных обстоятельствах данное качество присуще не в одинаковой степени. Обычно это связано с ростом, усилением качества действия или состояния: Вальматнева яла седе састо ды седе састо марявсь туиця морось (П. Кириллов) «Через окна все тише и тише доносилась уходящая песня»; Яков атя одов, седеяк парсте кундась покш  тевс (Ф. Чесноков) «Дед Яков снова, еще лучше взялся за большое дело».

Логической основой для сопоставления служит качество, обозначенное исходной формой наречия, которая принимает участие в образовании степеней сравнения. Для передачи семантики сравнения в эрзянском языке нет специальных аффиксов. В этих целях используются аналитический способ, заключающийся в следующем:

1) к наречию положительной степени препозитивно присоединяется форма аблатива (часто с усилительной частицей) названия того лица или предмета, с действием которого происходит сравнение другого действия: сярдось лишмеде бойкасто арды «лось бежит быстрее лошади», сярдось лишмедеяк бойкасто арды «лось бежит даже быстрее лошади»; сон ялгадо парсте тейсы «он сделает лучше товарищей», сон ялгадояк парсте тейсы «он сделает даже лучше товарищей»;

2) если в предложении отсутствует название такого лица или предмета, то в аблативе стоит местоимение се «тот», иногда имеющее в своем составе усилительную частицу: кортамс седе бойкасто «говорить быстрее», кортамс седеяк бойкасто «говорить еще быстрее», морамс седеяк мазыйстэ «петь еще красивее»;

3) происходит объединение первых двух вариантов: наречие сопровождается одновременно формами аблатива и имени существительного (или заменяющего его слова) (I вариант) и указательного местоимения се «тот» (II вариант), которые могут содержать усилительную частицу: эйкакшось покш ломанде седе шождасто тонавтни эрьва кодамо кель – эйкакшось покш ломандеяк седе шождасто тонавтни эрьва кодамо кель «ребенок (даже) легче взрослого выучит любой язык»; чись эжди исенседенть седе лембестэ «солнце греет теплее вчерашнего», чись эжди исенседентькак седе лембестэ «солнце греет даже теплее вчерашнего».

Превосходная степень наречия выражает превосходство одного процесса над всеми остальными в отношении присущего им одного и того же качества: Сон ловнось весемеде вадрясто … (К. Абрамов) «Он читал лучше всех…»; Сех икеле – сех сыретне, мельгаст молить од ломантне (А. Моро) «Впереди всех – самые старые, за ними идут молодые люди».

Значение превосходства выражается следующими способами:

а) аналитическим, когда к наречию добавляются слова сех, сехте, весемеде «самый», «наи-»: сех ваньксстэ, сехте ваньксстэ, весемеде ванькссэ шлямс «чище всех вымыть»; сех домкасто, сехте домкасто, весемеде домкасто содамс тевенть «глубже всех познать дело»;       

б) редупликацией, т.е. постановкой перед наречием аблативной формы имени того же корня, что и наречие, употребляющейся в ряде случаев с усилительной частицей: келейде келейстэ, келейдеяк келейстэ сравтовомс «очень широко (букв.: шире широкого) раскинуться"; човинеде човинестэ, човинедеяк човинестэ штердемс «тонко-тонко (букв.: тоньше тонкого) прясть»;

в) редупликацией, между компонентами которой располагается местоимение се «тот» в форме аблатива. Однокоренное с наречием имя может присоединять к себе усилительную частицу: сэрейде седе сэрейстэ, сэрейдеяк седе сэрейстэ касомс «выше всех (букв.: выше высокого) вырасти».

При наличии в предложении местоимений с отрицанием кияк а «никто не», мезеяк а «ничего не» или заменяющих их слов образования сравнительной степени передают значение превосходства: Нама, Охремде вадрясто лишмесь а тееви киненьгак, тень Степа содасы (К. Абрамов) «Конечно, лучше Охрема (Ефрема) лошадь никому не сделать, это Степа знает».

В эрзянском языке наречие может служить для выражения исключительно высокой меры качества процесса без сравнения с другими процессами. Для этого используются следующие средства:

1) удвоение наречия     (васолдо-васолдо кандомс «очень издалека (букв.: издалека-издалека) принести»; чевтестэ-чевтестэ ацамс «очень мягко (букв.: мягко-мягко) стелить»): Мазыйстэ, мазыйстэ тундонь чись сась … (И. Кривошеев) «Красиво-красиво весенний день пришел …»; Вердине верде, прок суре вельде, чуро пиземе … пургси модантень … (И. Кривошеев) «Высоконько сверху, точно по ниточке, редкий дождичек … брызжет на землю …»;

2) сочетание наречия со словами пек «очень», истя «так», кода «как», вельть «очень» (пек сэтьместэ «очень спокойно», истя парсте «так хорошо», вельть мазыйстэ «очень красиво»): Седе тов эрямост туекшнесь истя парсте, кодамокс зярдояк эзь ульне (В. Радаев) «Дальше их жизнь пошла так хорошо, какой [она] никогда не была»; Кода парсте тон мерить! (П. Кириллов) «Как хорошо ты сказал!»; Пек чуросто яла сат тей, а стувтомо ли арсят? (А. Эскин) «Очень редко приезжаешь сюда, не собираешься ли забыть [нас]?».

Эрзянским наречиям присущи формы субъективной оценки. Они образуются с помощью уменьшительно-ласкательных суффиксов -не/-нэ, -ка, -кеНередко н-овые и к-овые суффиксы нанизываются друг на друга (салавинесалавинька «тихонечко», стамбарнэ «спокойненько», курокке «скоренько», састыне, састынька «тихонечко»): Митрий салавине мизолды (К. Абрамов) «Митрий (Дмитрий) потихоньку улыбается»; Марявсь, кода стамбарнэстэ увнось виресь (П. Кириллов) «Слышно [было], как тихонечко шумел лес».

Заключение

Наречие в эрзянском языке – это часть речи, обозначающая непроцессуальный признак действия, предмета или другого непроцессуального признака – качества либо свойства. Его главным формальным признаком является отсутствие словоизменения. Только некоторые наречия имеют словоизменительные формы с суффиксами сказуемости. По своему общему значению непроцессуального признака наречия близки именам прилагательным. Этим определяются синтаксические функции наречий: во-первых, они определяют глагол, имя или другое наречие, соединяясь с ним способом примыкания; во-вторых, наречия свободно употребляются в функции сказуемого; в-третьих, наречия определяют предложение в целом. 

Библиографический список:

1. Беспалова Г.Ф. Эрзянский язык: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений; МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2007. – 267 с.
2. Водясова Л.П., Прокаева Е.П. Эрзянский язык [Электронный ресурс]: учеб. пособие; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2014. – 1 электрон. опт. диск. Зарегистрировано в ФГУП НТЦ «Информрегистр», № госрегистрации 0321402639.
3. Водясова Л.П. Наречие как средство связи компонентов сложного синтаксического целого в романе К.Г. Абрамова «Олячинть кисэ» («За волю») // SCI-ARTICLE.RU. – 2014. – № 12. – С. 62–67. – URL: http://sci-article.ru/number/12_2014.pdf.
4. Водясова Л.П. Предикативные наречия в эрзянском языке // NovaInfo.Ru. – 2017. – Т. 3. – № 62. – С. 263–267. – URL: http://novainfo.ru/article/12069.
5. Жадяева Ю.А., Цыпкайкина В.П. Лексико-семантическая группировка наречий, характеризующих человека (на материале эрзянского языка) // Материалы XX науч.-практ. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева: сб. науч. тр. / под ред. О.А. Калинина. – Саранск, 2016. – С. 55–61.
6. Мигунова А.С. Наречие как средство выражения локативности в эрзянском и финском языках // Огарев-Online. – 2014. – № 15. – С. 1–9.
7. Мигунова А.С., Мосина Н.М. Синтетические и аналитические средства выражения локативности в эрзянском и финском языках // Огарев-Online. – 2015. – № 2. – С. 22–26.
8. Митюнина Г.А., Шеянова Т.М. Типологическая характеристика координационных наречий в русском и эрзянском языках // Материалы докладов XI науч. конф. молодых ученых филол. фак. Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева: сб. науч. тр. / редкол.: М.В. Мосин, О.В. Филиппова, А.М. Кочеваткин; МГУ им. Н.П. Огарева. – Саранск, 2006. – С. 87–89.
9. Прокаева Е.П. Эрзянский язык. Теория [Электронный ресурс]: тест-тренажер; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2014. – 1 электрон. опт. диск.
10. Самосудова Л.В. Наречия места в эрзянском языке и их аналоги в английском языке как средство выражения категории пространства // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. – 2010. – Т. 14. – № 2. – С. 131–135.
11. Самосудова Л.В. Пространственные наречия эрзянского языка // Вестник Чувашского университета. – 2006. – № 7. – С. 144–147.
12. Эрзянь кель. Морфемика, валонь теевема ды морфология = Эрзянский язык. Морфемика, словообразование и морфология: учебник для вузов. – Саранск: Крас. Окт., 2000. – 280 с. Мордов.-эрзя яз.




Рецензии:

31.08.2017, 14:21 Глазырина Светлана Аркадьевна
Рецензия: В статье подробно рассматриваются особенности наречия как лексико- грамматического класса слов в современном эрзянском языке. Статья дает полное представление об этом явлении. Интересно было узнать о семантическом назначении наречий в эрзянском языке. Эта работа, несомненно, будет полезна лингвистам , изучающим национальный язык, так и тем, кто проводит сравнительно-сопоставительные исследования. Статья рекомендуется к публикации. С уважением Глазырина С.А..

14.09.2017 16:16 Ответ на рецензию автора Водясова Любовь Петровна:
Большое спасибо, уважаемая Светлана Аркадьевна!

14.09.2017, 9:40 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Мне очень приятно ознакомиться с новой научной статьей, присланной уважаемой Любовью Петровной. Работа свидетельствует о бесспорном профессионализме автора. Материал имеет логичную структуру, обладает актуальностью (всестороннее изучение национальных языков способствует их сохранению, что реализует государственные интересы РФ), весьма информативен (дана общая характеристика наречия как части речи, представлены лексико-грамматические разряды наречий, раскрывается семантика и образование форм сравнительной и превосходной степени), отличается безупречным стилем. Настоящая научная статья, несомненно, должна быть опубликована в научном журнале. С уважением, Закирова О.В.
14.09.2017 16:16 Ответ на рецензию автора Водясова Любовь Петровна:
Большое спасибо, уважаемая Оксана Вячеславовна! Благодарю Вас за добрые слова!



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх