Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Политология
Размещена 19.11.2017.

Радикальный национализм как современный феномен развития стран Западной Европы

Плахотнюк Анна Сергеевна

Донецкий национальный университет

студент

Комарова Людмила Валерьевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и внешней политики Донецкого национального университета


Аннотация:
В данной статье подробно рассматривается суть национального вопроса в таких странах Западной Европы как Великобритания, Франция и Германия. Дается краткая характеристика основных националистических партий, а также анализируется их деятельность за последние несколько лет. Исследуется роль миграционного фактора на усиление националистических идеологий и возможное политическое будущее стран данного региона.


Abstract:
This article discusses the position of the national issue in such Western European countries as Britain, France and Germany. Provides a brief description of the main nationalist parties, and analyzes their activities in the last few years. Examines the role of migration factors on the rise of nationalist ideologies and the possible political future of the countries of this region.


Ключевые слова:
националистические партии; миграционный кризис; мультикультурализм; радикализация; кризис; выборы; рейтинг; евроскептицизм; национальная идентичность.

Keywords:
nationalist party; the immigration crisis; multiculturalism; radicalisation; crisis; election; rating; euroscepticism; national identity.


УДК 329.17

К проблеме роста национализма, в особенности его радикального проявления, в большинстве европейских государств относятся весьма обеспокоено. Причиной тому послужили неоднократные выступления и устные заявления представителей националистических объединений, в которых звучат критика в адрес правящих режимов и призыв к изменению политического курса, в частности в отношении иностранцев. Анализируя такие тенденции, можем отметить, что проблема национального вопроса на современном этапе будоражит умы многих политиков, равно как и ученых, исследующих непростую тему национального климата в странах Европы. Таким образом, тема статьи представляет собой актуальную площадку для анализа и подробнейшего исследования.

Цель представленной статьи состоит в анализе имеющихся проблем в этно-национальной области в таких странах Европы как Великобрритания, Франция и Германия, а также в исследовании внутриполитической конъектуры, обусловившую рост националистических тенденций. Исходя из цели, задачами исследования являются: 1) исследовать текущие проблемы в национальном вопросе Великобритании, Франции, Германии; 2) обозначить позиции правящего правительства по национальному вопросу и позиции основных националистических партий и движений; 3) представить возможные перспективы дальнейшего развития политики государств в данной сфере.

Научная новизна статьи состоит во временном анализе процесса роста националистических идеологий, а также в попытке выявить закономерности роста популярности националистических партий.

Историографическая основа статьи опирается на широкомасштабные исследования как отечественных, так и зарубежных авторов. В частности упоминаются теоретические разработки Л. Гринфельд и Л. Бабыниной, а также И. Узнародова. Помимо того, исследование включает ряд аналитических статей, опубликованных в интернет-изданиях пФЯопулярных журналов известными политологами и политическими обозревателями, такими как А. Рар, А. Жирнова, С. Борзякова и т.д.

В статье используются, главным образом, исторические методы научного исследования. Помимо них, также применены методы наблюдения, сравнения и анализа.

Странами Веймарского треугольника неоднократно повторялось, что рост национализма, популизма и самоизоляции ставит под сомнение основной принцип Европейской солидарности [1]. Такую же обеспокоенность наблюдаем, читая заголовки ведущих европейских газет. Так, например, испанская El Pais пишет о «триумфе крайне правых», британская Guardian предупреждает о грядущих кардинальных потрясениях. Corriere della Sera в Италии с прискорбием заявляет о победе антииммигрантского крайне правого крыла, в то же время Frankfurter Allgemeine Zeitung в Германии призывает традиционные партии сообразно отреагировать на усиление партий националистического толка [2].

Дабы уяснить причины возрастания националистических брожений в Европе, необходимо затронуть вопрос о главных побудительных мотивах, которые способствовали данной тенденции, а также проследить зависимость между нарастанием социальной напряженности и ростом популистских призывов, базирующихся на национальной идеи.

В целом для всех стран Европы мощным двигателем, побудившем националистов к активным действиям, послужила политика правительства, направленная на уязвление их национальной идентичности. Мультикультурализм и либеральный миграционный кодекс стали опорой такой политики. Вместе с тем, в каждой западноевропейской стране в дополнение к этому, палитра национальной проблемы дополнялась специфическими оттенками.

Так, например, особенностью национальной проблемы Великобритании является неразрешенность «шотландского вопроса», а также вопрос Уэльса и Северной Ирландии. В неоднократных попытках их разрешения, английский парламент предпринимал немало усилий, в частности, последовав примеру Франции и Испании, Великобритания инициировала процесс «деволюции», расширив таким образом полномочия Шотландского, Уэльского, Североирландского правительств. Как выяснилось позже, подобная инициатива, напротив, привела в подвижное состояние лелеемую шотландцами идею о независимости и имплицитным образом заложила основу для самостоятельности законодательной власти. Помимо независимости в данной сфере, лидер Шотландской Национальной Партии Никола Стерджен говорит о необходимости предоставлении и экономической самостоятельности для Шотландии [3]. Сторонниками независимой Шотландии также являются Шотландская партия зелёных, Шотландская социалистическая партия и Солидарность, которые приводят массу аргументов в пользу самостоятельности. Однако как показывали неоднократно проводившиеся опросы общественного мнения, данные аргументы не смогли убедить большую часть населения Шотландии. Это решение стабильно поддерживали от 32 до 38% шотландцев. Нежелание отделятся от Великобритании подтвердили и результаты референдума от 18 сентября 2014 г., на котором 50,3% голосовавших избирателей решительно выступили против предоставления независимости [4].

Колыхнувший Европейский Союз «Brexit», вновь заставил политиков вернуться к вопросу о статусе Шотландии и Ирландии. В случае с Шотландией, лидер Шотландской Национальной Партии заявила о возможности повторного референдума о независимости. Тогда как в рядах ирландской партии Шинн Фейн актуализировался вопрос об объединении Ирландии в единое государство [5]. Кроме того открытым остается уэльский вопрос. Будучи в коалиции с шотландцами, партия валлийских националистов Plaid Cymru («Партия Уэльса»), выступает за предоставление Уэльсу политической независимости, отстаивает идею гражданского национализма, стремиться распространить использование валлийского языка в среде валлийцев, а также усилить позиции нонконформистской церкви, к которой принадлежит большинство жителей Уэльса. Таким образом, возросла необходимость скорейшего разрешения насущных вопросов национального характера, дабы выход Великобритании из состава ЕС не стал причиной усиления внутренних национальных противоречий.

Вместе с тем, актуальным вопросом в Великобритании остается «английский национализм» – по выражению шотландского писателя Ирвина Уэлша «спящего гиганта» [6] – который продемонстрировал силу своего влияния на референдуме о выходе Великобритании из состава ЕС. Ведь политическая программа большинства националистических партий – Британской национальной партии, Партии за независимость Соединенного Королевства, а также Консервативной партии – вмещала пункт о необходимости развития Британии вне рамок ЕС. Положительный результат референдума, позволил говорить о пробуждении английского национального сознания, а также явно продемонстрировал факт того, что большинство англичан идентифицируют себя, прежде всего, в качестве жителей своего государства, а не жителей общего европейского дома [7]. Brexit, следовательно, обнажил имеющиеся в английском обществе нервные порывы, и, как можно предположить, национальный вопрос еще громко заявит о себе в Великобритании.

Национальное пробуждение становится характерной тенденцией и в такой стране как Франция, которая также ощущает на себе всю тягость общих для ЕС проблем. Радикализация национального духа подхватывается волной еще не утихших террористических атак на сатирический журнал Charlie Hebdo, терактов в Париже и ударе одиночки в Ницце. Прямые заявления о недопустимости для современной Европы подобных явлений звучат с уст право-ориентированных политических лидеров, в частности в заявлениях председателя Национального Фронта Мари Ле Пен. В своих высказываниях, Ле Пен затрагивает такие злободневные темы как иммиграция, преступность в среде иммигрантов, рост исламского фундаментализма и зависимость от евро. Критикуя проводимую политику социалистов, Ле Пен уверена, что освободившись от своеволия европейских технократов, Франция возобновит свой суверенитет, усилит самостоятельность и независимость.  Ле Пен приводит убедительные аргументы порочной политики глобализации и интеграции. И многие французы, на фоне слабости и безынициативности правящего режима, видят в таких кардинальных мерах единственное спасение. Взывая к консерватизму, Национальный Фронт получает все большую приверженность в среде французского общества. Широкую поддержку Национальному Фронту оказывает средний класс, который опасается за свою безопасность, живет в условиях экономической нестабильности, стагнации и безработицы. Совокупность таких причин привели Национальный Фронт на апрельских выборах к исторически рекордному результату народной поддержки. И хотя Ле Пен уступила место президента своему оппоненту социал-либералу Э. Макрону, электоральная поддержка в 33,9 % явно свидетельствует о том, что право-радикальные тенденции во французском обществе сильны как никогда ранее.

Исторически предопределенное национальное сплочение Франции раскалывает все еще неразрешенный корсиканский вопрос. В соответствие с внесенными в 2004 г. изменениями в Конституцию Пятой Республики, Корсика является децентрализованной территориальной единицей во Франции и носит особый статус – Территориальной общности. Однако приверженность идеи о едином французском народе, который нельзя подвергнуть какому-либо делению, делает невозможным построение государственной политики на основе базового европейского принципа субсидиарности, при котором решения принимаются на минимально низком уровне. Поэтому в среде корсиканцев стремительно возрастают националистические движения, которые приобретают радикально-сепаратистский и террористический характер, укрепляется идея инсуляризма (островной самобытности), громче звучат требования о необходимости автономного статуса для острова. Выразителем данных идей стали множество националистических организаций (с 1973 по 2015 гг. их насчитывалось больше 40), одна из которых – Фронт национального освобождения Корсики (ФНОК) – ответственна за более чем 5 000 взрывов и 70 громких убийств во Франции [8]. Вопрос Корсики все еще идет довеском в плеяде проблем современной Франции, а террористические группировки не стесняются в применении радикальных и противозаконных методов. Такие резкие и агрессивные тенденции во Франции ставят перед правительством дилемму: либо продолжить децентрализацию и отойти от принципа унитаризма, либо продолжить подавлять националистические претензии населения своего государства. В случае принятия первого варианта, Франция рискует столкнуться с национальными претензиями в Бретани и Эльзасе, тогда как игнорирование данных вопросов будет лишь подогревать накал этнических протестов и увеличивать террористическую угрозу на почве националистической ненависти. Перед такими дилеммами и предстало новоизбранное правительство Франции во главе с Э. Макроном, и во многом от решения вышеозначенных проблем будет зависеть процент одобрения его политики французскими гражданами.

По своему сценарию развивается политическая ситуация в Федеральной Республике Германия. Германия – страна, которая занимает одно из виднейших мест в Европейском Союзе. Открытость и либерализм стали символами государства с момента его воссоединения, а мультикультурализм – знамением эпохи пребывания у власти Ангелы Меркель. Анализируя политику правящей партии ХДС, видный политолог Александр Рар считает, что проводя в отношении мигрантов политику «открытых дверей», правительство, таким образом, показывает, что «это не расистское, а толерантное государство, которое защищает права меньшинств и следует этому курсу».

Такие заявления, на фоне растущей террористической угрозы, заставляют как обычных немцев, так и некоторых политических деятелей усомнится в правильности реализуемой политики. Общественное настроение, пропитанное страхом и ксенофобией, служит причиной все большей популярности правых партий, выступающих за альтернативное развитие своей страны. На фоне мощных призывов к антиисламизации Запада, а также критики политики Ангелы Меркель, ультраконсервативная партия Альтернатива для Германии (АдГ) привлекает большое количество граждан Германии, которые с энтузиазмом шагают в протестных митингах с плакатами Ангелы Меркель в хиджабе. Рейтинг партии колеблется в зависимости от социального напряжения в обществе: чем ниже чувство личной безопасности, тем высшие рейтинговые позиции она занимает. Явственно об этом свидетельствует рейтинг АдГ после теракта в Берлине: партии удалось достичь своего исторического максимума в 15,5% [10].  Помимо АдГ, настойчивые призывы к пересмотру действующей политической линии звучат с уст представителя партии левых (ПЛГ) Сары Вагенкнехт, считающей, что резкий рост популярности АдГ с лета прошлого года, обусловлен неразумной политикой Ангелы Меркель, ростом неуверенности и страха среди населения Германии.

Квинтэссенцию противления общества нападкам на европейские ценности выражает правопопулистское антиисламское движение Pegida (ПЕГИДА – «Европейцы-патриоты против исламизации Запада»), которое активно развернуло свою деятельность в Германии. В их рядах звучат жесткие, однако не радикальные лозунги: ограничить, но не исключить приток мигрантов в страну, защитить страну от агрессивного ислама, но не от ислама вообще. Однако общая направленность их деятельности отражает общую обеспокоенность жителей, свидетельствует о необходимости пересмотра принимаемых мер в отношении миграционной политики. В противном случае, такие митинги могут превратится из добровольного шествия в неуправляемые протестные движения.

Выборы 2017 г. стали своеобразным феноменом в послевоенной истории Германии, так как впервые после долгого периода времени, в бундестаге, наравне с правящей ХДС/ХСС, будут заседать националисты с партии АдГ. Примерно через час после того, как стало ясно, что АдГ проходит в бундестаг, Александр Гаулянд – один из лидеров АдГ, а теперь и один из депутатов – триумфально объявил собравшимся, что его партия не будет давать спуску Ангеле Меркель. Заручившись поддержкой 13 % немецкого населения, А. Гаулянд со смелостью заявляет: «Вернем контроль над страной ее народу». Такие высокомерные утверждения, явно не льстящие правящей партии, свидетельствуют о низкой поддержке проводимой А. Меркель политики с одной стороны, и росте социального недовольства и националистических настроений, с другой.

Радикализация общественной и политической жизни в странах Западной Европы несомненно свидетельствует о разгуле реакции на политику, проводимую высшими элитами ЕС. Националистические, праворадикальные и популистские партии приобретают все большую уверенность в следствии их приверженности патерналистским идеям, а также их выступлениям в защиту суверенитета и независимости. Кроме того, такие партии твердо стоят на принципах национального пути развития, отстаивают интересы собственного государства, инициируют новые программы и идеи, которые способны справится с острейшими социальными проблемами. Их идеи – как внутреннего, так и международного развития – исходят из реальности сегодняшнего дня и рациональности, а потому рейтинг таких партий из год в год возвышается. Такая тенденция как нельзя лучше иллюстрирует результаты неумелого ведения политики правящими правительствами стран Западной Европы. Разворачивающиеся процессы заставляют некоторых политологов опасливым шепотом говорить о грядущем националистическом терроре. Какое будущее ждет пробудившийся европейский национализм предположить сложно, однако имеющиеся тенденции обещают кардинальным образом изменить современный миропорядок и систему международных отношений. 

Библиографический список:

1. В Европе обеспокоены ростом национализма. – (http://korrespondent.net/world/3570593-v-evrope-obespokoeny-rostom-natsyonalyzma).
2. Почему французы голосуют за националистов? – (http://www.bbc.com/russian/international/2015/12/151207_5floor_france_elections_le_pen).
3. Эксперт: английский национализм – это «спящий гигант». – (http://alleuropalux.org/?p=1846).
4. Отделение Шотландии от Великобритании. – (http://cyberleninka.ru/article/n/otdelenie-shotlandii-ot-velikobritanii).
5. Scotland Decides. – (http://www.bbc.com/news/events/scotland-decides/results).
6. Бабынина Л. Значение Brexit для Европейского Союза // Современная Европа, 2016. – с. 21-33.
7. Эксперт: английский национализм – это «спящий гигант». – (http://alleuropalux.org/?p=1846).
8. Consolidated Version of the Treaty on European Union. Art. 5 // Official Journal of the European Union. 9 May 2008.
9. Crettiez X., Sommier I. La France rebelle. — Paris, М., 2005, с. 388. 2006, p. 50.
10. Рейтинг Альтернативы для Германии" вырос после теракта в Берлине. – (http://www. dw.com/ru/рейтинг-альтернативы-для-германии-вырос-после-теракта-в-берлине/a-36896875).




Рецензии:

20.11.2017, 11:25 Адибекян Оганес Александрович
Рецензия: Адибекян Оганес Александрович. Тема статьи Плахотнюк А.С. актуальная, статья содержательная, располагает важными фактами, к их использованию претензий нет. Статья публикации достойна, но с такими добавлениями. 1) У руководителей регионов государств настрой на более свободное использование налогов, выплачиваемых жителями своей территории. Но не исключается преследование и личных выгод. Тогда политические разногласия – прикрытие преследования личных целей. 2) Иммиграция, прием афро-арабов, тюрок объясняемы и высокой там рождаемостью, и низким там уровнем жизни, но и желанием предпринимателей принимающих стран использовать их, так как им можно меньше платить. 3) Стоит к показанным странам добавить Испанию с обособительным настроем в Каталонии. 4) Выгода стран, объединившихся в Европейском Союзе, от этого единства разная. Она определяется успешностью экономики, выгодна тем, продукция которых сильна в конкуренции. Ведь они не объединены по типу, доставшемуся восточно-европейским странам «народной демократии» с участием СССР. Это не далось пониманию нынешнему руководству Украины, для которых важна эмиграция с трудоустройством в другой стране.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх