Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №54 (февраль) 2018
Разделы: Филология
Размещена 04.01.2018.

Ветхий Завет и его трансформация в творчестве Генри Райдера Хаггарда

Бескровная Елена Наумовна

кандидат филологических наук

ВУЗ "Международный гуманитарно-педагогический институт "Бейт-Хана"

преподаватель

Аннотация:
Проблема происхождения сюжетов Ветхого Завета и их трансформации одна из самых интересных в мировой литературе. По-особому она проявляется в творчестве Г.Р.Хаггарда, где трансформацию библейского источника автор проводит на примере жизни африканских племен, что роднит его книги с философским трактатом Д.Д. Фрэзера «Фольклор в Ветхом Завете». Особую роль в трансформации Ветхого Завета Хаггард отводит женскому образу. Об этом свидетельствуют его книги «Луна Израиля», Перстень царицы Савской» и другие.


Abstract:
The problem of origin the subjects of Old Testament and there transformation is one of very interesting in the World Literary. There problems we are looking in the creative works of G.R. Haggard, were the transformation of Bible author to advance on example the life of African race. There is to relative the works of Haggard and D.D.Frezer “Folklore in the Old Testament. The great role in the transformation of Old Testament G.R. Haggard to allout the images of woman/ we are looking there in the example of the Haggard books “Moon of Israel”, “The ring of Savski qeen” and other.


Ключевые слова:
традиции Ветхого Завета; сюжеты Библии; женские образы; трансформация Ветхого и Нового Завета.

Keywords:
the tradition of Old Testament; the subjects of Bible; the woman images; the transformation Old Testament and New Testament.


УДК 82(569.4)

С древнейших времен, с момента существования Древней Месопотамии и законов царя Хаммурапи зародилась человеческая философия гуманизма. Как подчеркивал английский философ Ясперс, мозг человека с момента его творения не изменился и способен творить для человека и на благо человека. Эти же идеи проходят и через философские и исторические книги Д. Фрезера. Для нас очевидно, что древние культуры пересекались между собой, наполняясь новым содержанием, которое в 1 тыс. н.э. воплотилось в Библейском тексте Жреческого кодекса.

Трансформация Ветхого Завета, начавшаяся более чем пять с половиной тысячелетий назад, успешно продолжает свое существование и в современной мировой литературе.

Генри Райдер Хаггард – анлийский писатель, соединивший в своем творчестве философию древности, в частности, трансформацию Ветхого Завета, и жанр приключенческого романа вызывает особый интерес у исследователей. Его творчеством  в отечественном литературоведении занимались Жегалов Н [1], Оланин Р.В. [2], Ревич В. [3], Федоров А.А. [4] Задачей нашего исследования является необходимость проследить параллельное развитие культур в древних сюжетах Ветхого Завета и произведений Хаггарда и попытаться найти элементы трансформации сюжета, как в Ветхом Завете, так и в творчестве писателя.

Впервые познакомившемуся с творчество Генри Райдера Хаггарда может показаться, что это прежде всего историк, обративший свои взоры на историю древности. Именно таким он предстает перед читателем, прочитавшем его роман «Клеопатра», где автор удачно сочетает элементы истории и жанр приключенческого романа. Для романа «Клеопатра» как раз и применим термин «параллельное развитие традиции», который впервые прозвучал в современных научных еврейских источниках. С первых строк романа «Клеопатра читатель ощущает, что автор очень хорошо знаком с библейскими текстами. Кроме того, сюжет этого произведения позволяет сделать предположение о том, что автор очень хорошо знаком и с Вавилонским Талмудом. Зная, что у Хаггарда были русские корни, мы можем предположить и то, что он очень хорошо владел русским языком и с Вавилонским Талмудом познакомился через источник П. Переферкович «Вавилонский Талмуд. Именно об этом свидетельствуют его знания легенд о жизни Моисея. Этот научный факт подтверждает описание Хаггардом в романе «Кеопатра» жизни Гермахиса, до того, как он был посвящен богине Исиде. Фактически здесь мы наблюдаем трансформацию Торы, при этом в сюжете находим новые детали, которые полностью изменяют канву повествования. Так Гермахис не просто занят изучением древних свитков, но и занимается колдовством. Это в какой-то степени отличает его от реального Моисея, руководителя еврейского народа, но, в тоже время, по мнению Хаггарда перед нами предстает вождь, способный руководить народом Египта. Кроме того, библейский элемент мы наблюдаем и в отрывке, который описывает победу Гермахиса над гладиатором. Читатель, хорошо знакомый с библейским текстом, может увидеть в этом описание битвы между Давидом и Голиафом, в котором Давид убивает Голиафа маленьким камешком. У Хаггарда наоборот происходит трансформация образа Гермахиса и изображения его силы. Это индивидуально авторский прием, традиционно в массовой культуре ХХ века подчеркивающий силу героя и его стремление стать на защиту своего народа. Именно силой и мужеством Гермахиса автор подтвердил свою принадлежность также и к американской культуре начала ХХ века.

Особая роль в романе отводится женщине. Так в пророчестве матери Гермахиса мы можем встретить элементы «Песни Деворы», призывающей о спасении Израиля. В целом женский символ вообще является основополагающим в мировой литературе. И творчество Хаггарда не является исключением. Так Гармахис видит древнюю богиню Исиду, осеняющую его и для него живущую, и в последствии этот образ соединяется с образом Клеопатры. Объединяя женское и мужское начало автор фактически не только раскроывает свою точку зрения на Мир, но и подчеркивает первооснову Звезды Давида в торжестве жизни.

Хотя с первого раза может показаться, что Хаггард негативно относится к еврейской культуре, но на самом деле, познакомившись с романом  «Луна Израиля» и «Перстень царицы Савской», мы видим, что это не так.  Если в целом посмотреть на творчество Хаггарда, то можно заметить, что фактически все его произведения посвящены культуре Древнего Востока. При этом автор не обходит стороной любую восточную традицию. И главное внимание в творчестве писателя уделено проблеме воплощения Ветхого Завета и трансформации Торы в мировой культуре.

 Это хорошо видно на примере его романа «Луна Израиля», тема которого тесно переплетается с темой романа Болеслава Пруса «Фараона». Именно в этом произведении Хаггард подходит к изображению еврейской женщины с позиции западно-европейской традиции в мировой литературе: положительный образ еврейки сочетается с ее влиянием на социально-политическую обстановку в том государстве, где происходят главные события произведения.

Верный традициям Ветхого Завета Генри Райдер Хаггард берет для своего произведения сюжет об исходе евреев из Египта, но, вводя в канву повествования женский образ Мерапи – Луны Израиля он приближается к общечеловеческим мотивам и традициям, которые господствовали в мировой культуре в конце Х1Х – начале ХХ века. Он преднамеренно не соединяет еврейку Мерапи и Лейбэну, а, наоборот соединяет еврейку Мерапи с египетским принцем Сети, который стал впоследствии фараоном. Именно Сети своими действиями по отношению к Мерапи подчеркивает мудрость древнееврейской женщины и в конце концов коронует ее на трон даже мертвую. При этом особа роль и автора в произведении, который подчкеркивает, что Мерапи верит только Яхве и своими действиями повинуется только еврейскому богу. «Мною руководит моя вера» - постоянно подчеркивает Мерапи, и именно за верность своему народу принц Сети любит ее. И главным свидетелем этому является крик младенца – сына Мерапи, который мертв, но также как его мать подчеркивает силу и непобедимость Израиля.

«Луна Израиля» - это не единственное произведение на еврейскую тему в творчестве писателя. В книге «Перстень царицы Савской» Г.Р. Хаггард обращается к древним преданиям о царе Соломоне и царице Савской. Так, рисуя народ абанти, окруженный древними племенами фенгами, он описывает еврейскую историю о разрушении Первого Храма. Народ абанти живет по законам древних евреев, по законам Мудрости и Мира. Он не воинственен и никогда ни на кого не нападает первым. Руководит им женщина Вальда Нагаста или Мекеда. Вводя в канву повествования женский образ Хаггард обращается непосредственно к традициям еврейского народа и подчеркивает роль Деворы в руководстве еврейским народом. По мнению Хаггарда, слияние образа Мекеды и Деворы и ее способность принимать самые сложные решения в деле управления государством говорят о значении женского образа как для религии иудаизма, так и для религии христианства.

Хаггард трансформирует Ветхий Завет и показывает, что нет ничего выше Любви и никакая традиция не способна предать и изменить этому возвышенному чувству. Но, изображая поражение абанти и приход фенгов к власти в городе Мур, автор раскрывает трагедию древнего разрушенного Храма и подчеркивает, что еврейский народ до сих пор остается в неволе. В тоже время волна политического сионизма конца ХIХ – начала ХХ века наталкивает его на мысль о том, что еврейский народ должен победить в своей стране, поэтому он вкладывает в уста Мекеды следующие слова: «… рано или поздно народ, который не готов сражаться за свою свободу должен погибнуть и стать рабом тех, кто готов сражаться за них…» (с.156)

Особая роль в творчестве Хаггарда уделяется образу женщины. Сюжет романа «Копи царя Соломона» повествует о том, как два друга Алан Кватермейн и Генри Куртис отправляются на поиски брата Генри, который отправился за алмазами к так называемым копям царя Соломона. По дороге они не только преодолевают трудности, но и знакомятся с традициями и обычаями  кукуанов, древнего народа, который живет у подножья Соломоновых гор. Автор специально вводит в канву повествования женщину Гелулу, древнюю хранительницу входа в сокровищницу царя Соломона. Фактически по ходу повествования Гелула пытается убить наших героев, но, на наш взгляд, она не просто героиня. Здесь автор, проникая в традиции древних народов, фактически раскрывает одну из традиций иудаизма, согласно которой первородство рода принадлежит женщине и национальность определяется по матери. Гелула, на наш взгляд, фактически живет в соответствии с древней традицией зелотов и саддукеев, она далека от ортодоксального иудаизма, а, следовательно, и Вавилонского Талмуда. Она только свято чтит традиции старины. Автор знакомит своего читателя только с Библейским источником Жреческого кодекса, делает из Гелулы отрицательный персонаж. В тоже время авторский замысел значительно глубже, так как при этом сопоставляется христианская и иудейская традиции и развивается процесс параллельного развития сюжетов в мировой культуре, о котором Джеймс Джордж Фрэзер говорит в книге «Фольклор в Ветхом Завете».

Этот же элемент мы наблюдаем и в романе Генри Хаггарда «Она». В образе Той чье слово закон (Она) писатель также изображает отрицательный персонаж, но ее красота подобна красоте древней еврейской женщины, которая в библейский период существования еврейского народа принадлежала к касте коэнов. Ее красоту и молодость защищает огненный столп, тот самый, который стоял перед Моисеем и еврейским народом, спасавшимся из египетского рабства. Но и здесь автор предрекает гибель своей героини, превращая ее в старую обезьяну (при этом стоит отметить, что она выглядит точно также как и Гелула).

Генри Райдер Хаггард глубоко не изучал Библейский источник, он просто отразил в своих произведениях бытовой уровень восприятия Ветхого и Нового Завета, при этом его мысль глубоко проникла в лингвистический анализ трансформации Торы, что доказывает непосредственно Божественный постулат: «Талмуд, Мидраш и Агаду и то, что прилежный ученик выведет перед своим учителем было уже сказано Моисею на Синае.»

Проблема Ветхого и Нового Завета становится одной из самых важных, даже можно сказать ведущих в творчестве Хаггарда. Тесно связанный с христианской традицией он не мог не уделять ей внимание. В своих произведениях он постепенно движется от трансформации Ветхого и Нового Завета к социально-политической проблеме и в этом контексте раскрывает жизнь евреев конца Х1Х – начала ХХ века. Именно этот аспект мы уже видим в его романе «Прекрасная Маргарет», где рисуя жизнь еврея Джона Кастелла, он фактически отдает предпочтение и дань уважения еврейской женщине  - Прекрасной Маргарет.

Библиографический список:

1. Жегалов Н. Поэт невидимой страны (о творчестве английского писателя Г.Р. Хаггарда (1856-1925) - // В мире книг – 1973 - №5 – с.73-74
2. Оланин Р.В. Об истоках кризиса антиколониального романа – Москва: МГПИ им. Ленина, 1964 – с.269-288
3. Ревич В. Миры Райдера Хаггарда - //Литературное обозрение, 1994 - №7-8 – с. 106-111
4. Федоров А.А. Идейно-эстетические аспекты развития английской литературы (70-90 ые годы Х1Х века) – Свердловск: издательство Уральского университета, 1990 – 187 с.
5. Фрэзер Д.Д. Фольклор в Ветхом Завете. – Москва: Ермак, 2003 – 649 с.
6. Хаггард Г.Р. Клеопатра – Москва: Эксмо, 2008 – 638 с.
7. Хаггард Г.Р. Копи царя Соломона – Запорожье: ИНТЕРБУК, 1992 – 223 с.
8. ХаггардГ.Р. – Системные требования: Pentium-4; Windows 2000/XP; MS Word 2000-2003. – Название из контейнера Доступ: https://ru.wikipedia.org/wiki
9. Хаггард. Перстень царицы Савской - /Хаггард Р.Собрание сочинений в 10 томах. - Москва: Терра, 1992 – т.7 – с.7-156




Рецензии:

15.03.2018, 17:01 Глазырина Светлана Аркадьевна
Рецензия: Статья имеет определенную научную и познавательную значимость. Автор собрала и обобщила значительный объем литературоведческого и культурологического материала. Статья рекомендуется к публикации.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх