Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
https://wos-scopus.com
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Экономика
Размещена 28.01.2018. Последняя правка: 29.01.2018.

Положение России в глобальных производственных цепочках создания стоимости. Препятствия на «входе».

Шакирзянова Елена Игоревна

магистрант

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

студент

Наумова Татьяна Сергеевна, кандидат экономических наук, доцент, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса


Аннотация:
Основное внимание в статье было уделено оценке места России в цепочках создания добавленной стоимости и анализу возможностей расширения участия России в глобальных производственных системах. Было проанализировано большое количество иностранной литературы относительно методологии исследования глобальных цепочек создания добавленной стоимости.


Abstract:
The main focus of the article was on assessing Russia's place in Global Value Chains and analysis the opportunities for expanding Russia's participation in GVCs. A large number of foreign literature on the methodology for exploring global value chains was analyzed.


Ключевые слова:
глобализация экономики; глобальные производственные цепочки; конечный спрос; добавленная стоимость конечного продукта; диверсификация

Keywords:
globalization of the economy; global production chains; final demand; GVC; diversification


УДК 334.012

Введение

Главной характеристикой современного этапа развития мировой экономики выступает процесс ее транснационализации и глобализации, предопределивших формирование и функционирование глобальных многопрофильных транснациональных корпораций, банков, фондов, интеграционных союзов и других структурно-территориальных образований. Следствием этих процессов явился рост степени и масштабов взаимозависимости национальных экономик. Тенденции транснационализации и глобализации мировой экономики затрагивают все сферы экономической деятельности, проявляясь в глобализации развития рынка капитала, использования рабочей силы, усиления процессов международной экономической интеграции, усиления роли государства и т.д.

Актуальность

Об актуальности выбранной темы можно говорить по возрастающему за последнее время числу иностранных и отечественных публикаций по тематике географической диверсификации производства. Эти исследования направлены на усовершенствование методологии, необходимой для полной оценки эффективности участия стран в глобальных производственных системах. Важным вопросом остается объединение статистических данных на международном уровне в единую базу и пополнение существующих баз информацией по развивающимся странам.

Цель работы: оценить возможности расширения участия России в глобальных цепочках создания добавленной стоимости.

Задачи:

1) изучить методы оценки участия стран в глобальных производственных системах,

2) выявить факторы, которые способствуют и препятствуют включению России в глобальные производственные системы.

Транснациональные корпорации активно развивают свою деятельность на мировом рынке влияя при этом на создание стоимости товара в отечественной стране. Имея шанс и способ переносить часть производственных процессов в другие страны и регионы, располагающими для этого необходимыми условиями, ТНК снижают свои затраты на производство товара, тем самым увеличивая прибыль компании.

Глобализация стала причиной создания конкуренции от малых до крупных предприятий, охватывая все мировое хозяйство. В мировой практике действуют такие механизмы государства, налаживающие экономические отношения между странами, которые ставят производителей, осуществляющих свою деятельность в разных регионах в неравные условия. Если смотреть на мировой опыт наибольшую выгоду получают производители инновационных продуктов и наоборот в убытке остаются производители и экспортеры сырьевой продукции.

Производство отдельного товара или услуги может осуществляться как в рамках одной компании, так и несколькими фирмами, которые могут быть сконцентрированы в одном месте или располагаться в различных географических точках в рамках одной страны или в разных странах. Это объясняет стремление фирм в развитых странах перейти от производства и сборки к дизайну, инновациям, НИОКР, логистике, маркетингу и бренду, чтобы получать наибольшую выгоду.

Стадии производственного процесса, на которые приходится наибольшая доля добавленной стоимости, а именно интеллектуальной собственности, как правило, располагаются в развитых странах (Западная Европа, США и Япония), где интеллектуальная собственность составляет от 65% до 70% стоимости [1].

Далее рассмотрим показатель степени участия в глобальных цепочках отдельной страны [8].

Показатель участия состоит из суммы двух показателей «участия назад» и «участия вперед».

                                                        (1)

где vsikt  – стоимость импортных комплектующих из страны i в отрасли k в период t;

vs1ikt - стоимость экспортируемых товаров и услуг страныi из отрасли k, которые используются в качестве импортных комплектующих при производстве экспорта другой страны в период t;

Еit – экспорт страны i.
Источник: [6, c.21]

Из структуры показателя видно, что две страны могут иметь одинаковое участие в цепочке создания добавленной стоимости, но их положение может значительно отличаться, т.е. страны могут участвовать как в начале, так и в конце производственной цепочки.


Рисунок 1 – Показатель участия страны в глобальных цепочках создания добавленной стоимости
Источник: составлено на основе базы данных TiVA

На рисунке 1 представлен общий показатель участия по всем отраслям в рамках одной страны и его динамика, из которого видно, что с 1995-2011 гг. происходит увеличение степени вовлеченности всех стран, включая Россию. В 2011 г. наибольшая степень участия составила в Корее - 62,1%, затем следует Россия – 51,8% и наименьшая степень участия приходится на Бразилию, она составляет 35,2%.

Рассмотрим при помощи каких показателей можно определить степень участия в цепочках создания добавленной стоимости отдельной страны.

Участие страны в глобальной цепочке создания добавленной стоимости может быть, как «участие назад» так и «участие вперед».


Рисунок 2 – Показатель участия назад в глобальной цепочки создания добавленной стоимости
Источник: [5]

Коэффициент «участия назад» (backward participation) показывает долю импортных комплектующих в общем объеме экспорта страны [2;6]. 

Коэффициент «участия вперед» (forward participation) показывает долю экспортируемых комплектующих одной страной, которые используются при производстве экспорта другой страны [2;6].

Коэффициент «участия назад» и коэффициент «участия вперед» – это коэффициент, в процентном выражении принимающий значение от 0 до 100, как показано на рисунке 2 и 3.

На рисунке 2 и 3 представлены коэффициенты «участия назад» и «участия вперед»  для ряда стран, среди которых представлены самые крупные экономики, крупные быстро развивающиеся страны и Россия.


Рисунок 3 – Показатель участия вперед в глобальной цепочки создания добавленной стоимости
Источник: [5]

Россия в малой степени «участвует назад», она больше «участвует вперед». В 2011 г. коэффициент «участия назад» составил 13,7%, а коэффициент «участия вперед» – 38,1%. Это объясняется ярко выраженной ориентацией на экспорт ресурсов. США и Япония также в большей степени «участвуют вперед», так как экспортируют промышленные компоненты и интеллектуальную собственность. «Участие назад» характерно для стран, специализирующихся на экспорте готовых изделий, которые производятся из импортных компонентов, это такие страны, как Китай, Мексика, страны Юго-Восточной Азии и Восточной Европы.

Преимущество, которое Россия может получить от участия в глобальных цепочках – это интеграция в мировой производственный процесс. Если страна достигла интеграции, как правило, она получит выгоды за счет передачи технологий, а также за счет перемещения рабочей силы из сельского хозяйства в сферу производства или услуг с высокой заработной платой [9], с высокой степенью производительности и высоким уровнем квалификации работников. Передача технологий даст наибольший эффект росту страны, если импорт технологий пойдет не в виде готовой продукции, а как импорт промежуточных компонентов [7]. Особенно, когда этот импорт поступает из развитых стран, поскольку у них, высокотехнологическое оборудование, по сравнению с развивающимися странами. Это говорит о том, что интеграция с развитыми странами через глобальные цепочки создания добавленной стоимости может принести пользу развивающимся странам.

Между Россией и ЕС в 1994 г. было заключено генеральное соглашение о партнерстве и сотрудничестве, которое регулировало отношения российских и западноевропейских партнеров в сфере обмена товарами и услугами, движения капиталов, рабочей силы и т. д. На страны ЕС приходилось более 40% российского внешнеторгового оборота.

«Среди промышленно развитых стран Западной Европы ведущими торговыми партнерами России в 1995 г. были ФРГ, Великобритания, Италия, Франция, Финляндия, Швеция» [4].

Сегодня примером российской интеграции выступает Евразийский экономический союз, подписанный в 2014 г., который открывает новые возможности расширения участия России в глобальных цепочках создания добавленной стоимости, в том числе за счет реализации совместных инвестиционных и кооперативных проектов, ведения единой таможенно-тарифной политики, расширения бизнеса. Это серьезно повышает устойчивость и предсказуемость российского экономического развития и снижает интенсивность внешних шоков, которые могут идти по экономическим или политическим каналам, что мы видели, в последние десятилетия. Исследования и Всемирного банка, и МВФ доказывают наличие положительных эффектов для долгосрочного роста стран в случае, если у них динамично и позитивно развиваются ближайшие торговые партнеры.

Отталкивающим фактором для «входа» России в глобальную цепочку является отсутствие прямых иностранных инвестиций. Вклад иностранных фирм в российское оборудование, станки, в информационные и коммуникационные технологии, могли бы дать стране толчок для развития экономики, а также послужить стимулом для внутренних инвестиций за счет минимальных затрат на развитие новых технологий. Но для того, чтобы в страну инвестировали надо иметь высокотехнологическое оборудование. Поэтому это является главным препятствием на пути интеграции в мировой производственный процесс многим фирмам.

Таким образом, степень вовлеченности участия России в глобальные цепочки большая, но ориентация этого участия на экспорт ресурсов. Специфика участия России в глобальных цепочках создания добавленной стоимости заключается в том, что около 86%, на которые приходится добыча полезных ископаемых, металлургия, химическая промышленность, оптово-розничная торговля, транспортная инфраструктура являются конкурентными на российском рынке, т.е. эти отрасли используются в импорте других стран, как компоненты в их производстве готового товара. А доля топливно-энергетических товаров в экспорте России составляет 63% [2]. При экспорте таких отраслей невозможно получить наибольшую добавленную стоимость в глобальной цепочке. Экспортируемые российские ресурсы обратно поступают как готовый иностранный товар с высокой наценкой. Если говорить о внутренней добавленной стоимости по отраслям, то наибольшая доля приходится на услуги: оптово-розничные, транспортные, коммуникационные и финансовые. «Вклад в общую добавленную стоимость отечественных производителей в этих секторах составляет от 70% до 90%» [2].

В сложившейся ситуации для России необходимо открыть новые конкурентоспособные преимущества в области несырьевых ресурсов, путем объединения промышленных коопераций и привлечения новых инвестиций. Наибольшие возможности несырьевого участия РФ в глобальных производственных системах представляют такие отрасли, как сельское хозяйство, автомобилестроение, электронная промышленность, сферы транспортных и финансовых услуг.

Наиболее вероятно расширение участия в цепочках для Росси с соседними странами в рамках региональных союзов, например ЕАЭС. Договор о Евразийском экономическом союзе 29 мая 2014 г. «обеспечивает свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики» [3]. Подписание этого договора открывает новые выгоды от интеграции стран, возможности для ведения бизнеса, осуществления государственной политики, а также согласования на внешнем рынке, в том числе, включение в глобальные цепочки создания добавленной стоимости.

Состояние, которое испытывает Россия на сегодняшний день не может обеспечить получения долгосрочных выгод от участия в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. В условиях санкций и спада экономики создаются возможности реализации новых государственных программ в области конкурентоспособных отраслей.

Библиографический список:

1. Шамрай, Л. В. Глобальные цепочки добавленной стоимости в мировом воспроизводственном процессе. Бизнес. Образование. Право. Вестник волгоградского института бизнеса, 2015, № 3 (32), сс. 114-120. [Shamray L. Global'nyye tsepochki dobavlennoy stoimosti v mirovom vosproizvodnom protsesse [Global added value chains in the global reproduction process]. Business. Education. Law. Bulletin of volgograd business institute, 2015, no. 3(32), pp. 114-120.]
2. Мешкова Т.А., Моисеичев Е.Я. Мешкова Т.А., Моисеичев Е.Я. Мировые тенденции развития глобальных цепочек создания добавленной стоимости и участие в них России. [Meshkova T. A., Moiseichev E. JA Mirovyye tendentsii razvitiya global'nykh tsepochek sozdaniya dobavlennoy stoimosti i uchastiye v nikh Rossii [Global value chains: world trends and the Russia’s involvement]]
Available at: http://cyberleninka.ru/article/n/mirovye-tendentsii-razvitiya-globalnyhtsepochek-sozdaniya-dobavlennoy-stoimosti-i-uchastie-v-nih-rossi
3. APA Style (2014). Available at: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (accessed 29 May 2014).
4. APA Style (2012). Available at: http://do.gendocs.ru/docs/index-379.html?page=45 (accessed 08 March 2012).
5. APA Style (2015). Available at: http://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=TIVA2015_C3 (accessed 01 October 2015).
6. Koopman R. Give credit where credit is due: Tracing value added in global production chains. Cambridge, National bureau of economic research, 2010. 58 p.
7. World Trade Organization. Trade and development: recent trends and the role of the WTO
Available at: https://www.wto.org/english/res_e/booksp_e/world_trade_report14_e.pdf (accessed 2014).
8. Koen B. Global value chains: preliminary evidence and policy issues. Frankfurt, Structural Policy Division, 2011. 49 p.
9. Tatiana A., Meshkova I., Evgenii A. Moiseichev S. Russia’s experience of foresight implementation in global value chain research. Journal of Innovation and Entrepreneurship, 2016, vol. 5, no. 9. DOI 10.1186/s13731-016-0039-7. Available at: https://link.springer.com/content/pdf/10.1186%2Fs13731-016-0039-7.pdf (accessed 17 February 2016).




Рецензии:

28.01.2018, 11:35 Ямилов Рамиль Могатович
Рецензия: Замечания: 1. В формуле (1) не расшифрован показатель vs1ikt, без этого трудновато осмыслить формулу (1.)Кроме того, необходимо указать источник данной формулы; 2. Рис. 1 не информативен относительно "участия назад" и "участия вперед", стоит его доработать. 3. Необходимо, так же, расшифровать понятия "участия назад" и "участия вперед" со ссылкой на соответствующий источник; 4. Не все источники, указанные в библиографическом списке, задействованы в самой статье. После исправления указанных выше замечаний рекомендую статью к публикации.

4.02.2018, 18:55 Тарханов Олег Владимирович
Рецензия: Рецензия 2 На статью «Положение России в глобальных производственных цепочках создания стоимости. Препятствия на «входе» студента магистранта Шакирзяновой Елены Игоревны О важности темы свидетельствует название статьи. Из содержания статьи следует, что автор знаком со многими терминами современного экономического языка. Однако изложение магистрантом мыслей в статье для ЖУРНАЛА может быть значительно улучшено с точки зрения логики и смысла, требование которых обязательны к исполнению любым автором. ЗАМЕЧАНИЯ. 1.Во введении автор пишет: «Главной характеристикой современного этапа развития мировой экономики выступает процесс ее транснационализации и глобализации». Однако термин «характеристика» применен не по назначению. Здесь представляется правильным использование термина «Тенденция». При этом, что весьма важно, необходимо было бы отметить, что не сама по себе ТРАНСНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ, а ГЛОБАЛИЗАЦИЯ экономических процессов сопровождается УСИЛЕНИЕМ роли в этих процессах ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЙ. 2. При описании экономических процессов важна не констатация тех или иных тенденций. Самым важным моментом явлений является вскрытие ПРИЧИН этих тенденций. К сожалению, в этой части статьи, как и в иных ее частях, не удалось обнаружить причинно-следственных связей. 3. Мысль «Следствием этих процессов явился рост степени и масштабов взаимозависимости национальных экономик» отсутствует АНАЛИЗ. Т.е. Нет анализа этого следствия – это хорошо или плохо для нацэкономик и для человечества, и чем можно обосновать такие следствия. 4. Вывод автора «Тенденции транснационализации и глобализации мировой экономики затрагивают все сферы экономической деятельности, проявляясь в глобализации развития рынка капитала, использования (нии) рабочей силы, усиления (и) процессов международной экономической интеграции, усиления (и) роли государства» относительно «усиления роли государства» - не обоснован. 5. «Цель работы: оценить возможности расширения участия России в глобальных цепочках создания добавленной стоимости» – не связана с термином «ПОЛОЖЕНИЕ». По сути, название статьи должно было бы начинаться именно со слов «К оценке возможностей России в …». 5. Вывод «Глобализация стала причиной создания конкуренции…» невольно порождает зеркальное словосочетание «КОНКУРЕНЦИЯ – стала причиной глобализации». Однако у конкуренции, как и глобализации – другие причины. Главная – устранение конкурентов на жизненное пространство и ресурсы через сокращение числа участников в создании БЛАГ (стоимостей). Такая тенденция уже давно отражена Кейнсом в его бестселлере «Общая теория занятости, процента и денег». И с этим трудом, как и с его критикой, автору необходимо было бы ознакомиться. Критика в работе «Кейнс, который не любил Сталина, но был нужен фюреру». 6.Мысль «В мировой практике действуют такие механизмы государства, (какие именно механизмы? Это нуждается в расшифровке – ТОВ) налаживающие экономические отношения между странами, которые ставят производителей, осуществляющих свою деятельность в разных регионах в неравные условия» содержит очевидное ПРОТИВОРЕЧИЕ. Ведь Налаживание – по смыслу хорошо, а неравные условия, по смыслу – плохо. (Противоречие надо устранить – ТОВ). 7. Автор отмечает «стремление фирм в развитых странах перейти от производства и сборки к дизайну, инновациям, НИОКР, логистике, маркетингу и бренду, чтобы получать наибольшую выгоду». В этом ряду терминов упоминание НИОКР весьма важно. Тем не менее, вполне ясно, что упоминание НИОКР после терминов «производства и сборки к дизайну, инновациям» автор допускает в виду незнания категории «НИОКР», как и непонимания тенденции вымывания из экономики стадии «НИОКР». Отсюда, констатация автора «Стадии производственного процесса, на которые приходится наибольшая доля добавленной стоимости, а именно интеллектуальной собственности, как правило, располагаются в развитых странах (Западная Европа, США и Япония), где интеллектуальная собственность составляет от 65% до 70% стоимости [1]». В тоже время, процессы миграции наших выпускников в развитые капстраны – и есть следствие отсталости России от инновационных процессов, процессов демографии и воспроизводства населения и собственных производительных сил. 8. По «Рисунок 1 – Показатель участия страны в глобальных цепочках создания добавленной стоимости» автор допускает неточность, не учитывая Польшу. С ее 65 %. 9.Вывод автора «Преимущество, которое Россия может получить от участия в глобальных цепочках – это интеграция в мировой производственный процесс. Если страна достигла интеграции, как правило, она получит выгоды за счет передачи технологий, а также за счет перемещения рабочей силы из сельского хозяйства в сферу производства или услуг с высокой заработной платой [9]» ничем не обоснован. Поэтому следующий вывод «Это говорит о том, что интеграция с развитыми странами через глобальные цепочки создания добавленной стоимости может принести пользу развивающимся странам» является ошибочным. Как говорят сегодня, вся польза в том, что «отставание России – навсегда», как и навсегда нарастающие проблемы с пищей (см. Доклад ФАО от 22.02.2017 г. 10. Констатация «Сегодня примером российской интеграции выступает Евразийский экономический союз, подписанный в 2014 г., который открывает новые возможности расширения участия России в глобальных цепочках создания добавленной стоимости, в том числе за счет реализации совместных инвестиционных и кооперативных проектов, ведения единой таможенно-тарифной политики, расширения бизнеса. Это серьезно повышает устойчивость и предсказуемость российского экономического развития и снижает интенсивность внешних шоков, которые могут идти по экономическим или политическим каналам, что мы видели, в последние десятилетия. Исследования и Всемирного банка, и МВФ доказывают наличие положительных эффектов для долгосрочного роста стран в случае, если у них динамично и позитивно развиваются ближайшие торговые партнеры», к сожалению, не содержит анализа динамики ПОКАЗАТЕЛЕЙ такого сотрудничества. В прочем, как нет здесь и сопоставления с советским периодом. А это было бы полезным для понимания следствий и причин разрушения СССР. 11. Констатация автора «Отталкивающим фактором для «входа» России в глобальную цепочку является отсутствие прямых иностранных инвестиций» - не сопровождается анализом. В тоже время, инвестиции есть, но польза от них скрыта за семью замками, а вот отсутствие развития – налицо. 12. Вывод «Вклад иностранных фирм в российское оборудование, станки, в информационные и коммуникационные технологии, могли бы дать стране толчок для развития экономики, а также послужить стимулом для внутренних инвестиций за счет минимальных затрат на развитие новых технологий» уникален по форме, близкой к форме необоснованных, хотя и приятных на слух, пророчеств и прогнозов. Однако, как представляется, подобная форма экономических размышлений – и есть главная причина отставания РФ. 13. Мысль «Но для того, чтобы в страну инвестировали надо иметь высокотехнологическое оборудование» не сопровождается выявлением причин отсутствия ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ОБОРУДОВАНИЯ у РФ. А без этого – размышления становятся софистикой экономического порядка. И вывод «Поэтому это является главным препятствием на пути интеграции в мировой производственный процесс многим фирмам» (Наверное, многих фирм – ТОВ) 14. Вывод «Таким образом, степень вовлеченности участия России в глобальные цепочки большая, но ориентация этого участия на экспорт ресурсов» построен в нарушение смысловых требований. Его завершение в виде « Однако эта вовлеченность целиком определяется экспортом ресурсов» – представляется более точным по смыслу. 15.Весьма важная констатация «Экспортируемые российские ресурсы обратно поступают как готовый иностранный товар с высокой наценкой», к сожалению, не продолжена АНАЛИЗОМ этого факта. А анализ приводит к неутешительным выводам – РОССИЯ теряет на этом способность к развитию, поставляя ресурсы ФАКТИЧЕСКИ бесплатно (см. мою статью «Тарханов О.В. Главное препятствие на пути импортозамещения // Национальная безопасность и стратегическое планирование. №3 (11), 2015, С. 53 – 61. 16. Вывод «В сложившейся ситуации для России необходимо открыть новые конкурентоспособные преимущества в области несырьевых ресурсов, путем объединения промышленных коопераций и привлечения новых инвестиций» - к сожалению, не обоснован. Так, утверждение «Наибольшие возможности несырьевого участия РФ в глобальных производственных системах представляют такие отрасли, как сельское хозяйство – является необосгнованным. Ведь, например, Зерно – это сырье, экспорт которого наносит ПРЯМОЙ ущерб России (см. вышеуказанную статью). Упоминаемые автором «сферы транспортных и финансовых услуг» - далеки от производства благ, ведь УСЛУГИ – это эконом деятельность, не дающая особое преимущество перед экспортом сырья. 17. Упоминание ЕВРАЗЭС без анализа ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В РАМКАХ СССР (хуже или лучше?) – носит неопределенный характер. 18. Констатация «Состояние, которое испытывает (В котором находится?!) Россия на сегодняшний день не может обеспечить получения долгосрочных выгод от участия в глобальных цепочках создания добавленной стоимости. В условиях санкций и спада экономики создаются возможности реализации новых государственных программ в области конкурентоспособных отраслей» - НЕТОЧНА. Ведь прежде чем РЕАЛИЗОВЫВАТЬ, надо программы создавать. К счастью, это вполне понимает ПРАВИТЕЛЬСТВО. Однако, созданию, а значит и РОСТУ ЭКОНОМИКИ, мешают многочисленные заблуждения в фундаментальных НАУКАХ. Об этом статья «Тарханов О.В. Кризис международной безопасности как следствие системы научных заблуждений // Продовольственная безопасность: // Национальная безопасность и стратегическое планирование. № 3 (19), 2017, С. 94 – 100». ВЫВОД. Перед публикацией автору необходимо устранить отмеченные алогичности и недостатки. (ТОВ – Тарханов Олег Владимирович).



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх