Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Юриспруденция
Размещена 25.04.2018. Последняя правка: 25.04.2018.

Презумпция добросовестности субъектов предпринимательства при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля

Джумагулов Даниил Дмитриевич

студент факультета права

Национальный исследовательский университет

студент

Старший преподаватель кафедры гражданского и предпринимательского права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Пешина Инна Юрьевна


Аннотация:
Данная статья посвящена презумпции добросовестности субъектов предпринимательства при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля и значению презумпции для изменения фактических отношений между должностными лицами и субъектами предпринимательства.


Abstract:
This article is devoted to the presumption of conscientiousness of business entities in the exercise of state control (supervision) and municipal control and the significance of the presumption for changing actual relations between officials and business entities.


Ключевые слова:
Презумпция добросовестности субъектов предпринимательства; осуществление контроля в отношении субъектов предпринимательства; отношения между субъектами предпринимательства и должностными лицами.

Keywords:
Presumption of good faith of business entities; control over business entities; relations between business entities and executive.


УДК 347

Необходимость существования субъектов предпринимательства не вызывает обоснованных споров с момента принятия Конституции 1993 года [1], в которой была закреплена совокупность норм (ст. ст. 8, 34, 35), позволяющих вести предпринимательскую деятельность законным образом. Общество, государство и сам предприниматель заинтересованы в том, чтобы данная деятельность была эффективной и разумной, поскольку от нее в конечном счете зависит материальное благосостояние как частных лиц, так и всех граждан в целом.  Однако ведение данной деятельности без периодического, а в некоторых случаях постоянного контроля, может привести к серьезным последствиям, поэтому государственные органы и органы местного самоуправления осуществляют контроль (надзор) за деятельностью юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Деятельность государства и муниципальных органов при реализации функций контроля (надзора) должна надлежащим образом выполнять свои задачи и при этом стремиться к балансу при реализации своих полномочий, не принося вред субъектам предпринимательства путем чрезмерного вмешательства в их деятельность с помощью внеплановых проверок или превышения пределов полномочий. Также государству необходимо динамичное развитие делового климата. Как верно заметил Президент Российской Федерации: «Если мы не исправим ситуацию с деловым климатом, то не сможем решить ни одной стоящей перед нами задачи в экономике, а значит, и в социальной сфере» [6]. Соответственно, развитие отношений между органами и субъектами проверки, основанных на законном уважении, является необходимым.

Ввиду этого принятие Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [3] представляется закономерным, поскольку точность регламентируемых действий должна быть не только в отношении лица, подвергающегося проверке, но и в отношении лица, которое эту проверку производит.

Указанный федеральный закон, кроме закрепления прав предпринимателей в отчетливой форме, содержит в себе общие положения, выраженные в ст. 3 как «принципы защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля» [3]. Основным принципом в данном случае я считаю презумпцию добросовестности субъектов предпринимательства, поскольку данный принцип является логической основой для других принципов. Без него невозможно отношение к юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, как к субъекту, обладающему законным интересом в реализации своих конституционных прав. Также презумпция добросовестности утверждает восприятие юридического лица или индивидуального предпринимателя как порядочного и разумного участника экономического оборота, контроль (надзор) в отношении которого направлен на устранение или пресечение возможных нарушений, но не в целях обвинения предпринимателя. По сути данный принцип представляет действия субъекта проверки и уполномоченных органов как общее дело, причем последние осуществляют свои задачи не для наказания, а в целях помощи субъекту предпринимательства путем совершения действий в рамках своих полномочий.

Однако следует сделать оговорку относительно того, что данная презумпция является опровержимой, поскольку добросовестность субъекта предпринимательства может быть опровергнута путем зафиксированных грубых нарушений законодательства. Так, например, в отношении субъекта малого предпринимательства приняты особенности организации и проведения в 2016 - 2018 годах плановых проверок [3], однако данная «льгота» не действует в случае, если данный субъект в течение последних трех лет совершил грубое правонарушение, например, если имело место лишение лицензии. Представляется, что возможность такой поправки вытекает именно из презумпции добросовестности, поскольку в случае, если она опровергается, в отношении данного субъекта могут быть допущены другие процедуры, предполагающие более негативный результат, нежели чем в отношении добросовестного субъекта.

Презумпция добросовестности приводит к логическому выводу о том, что отношения, складывающиеся между уполномоченном органом и субъектом предпринимательства в рамках проверки его деятельности, представляют собой не процесс обвинения, а взаимодействия в рамках проведения проверки для помощи предпринимателю, поскольку последняя позволяет ему выявить возможные нарушения, которые могли бы отразиться или уже отразились негативным образом на эффективности его предпринимательской деятельности.

Таким образом, наличие презумпции добросовестности способствует развитию института защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля таким образом, что органы, осуществляющие контроль (надзор) за деятельностью данного субъекта, обеспечивают его права и законные интересы в рамках процедуры проверки предпринимательской деятельности, без стремления перевести отношения в обвинительный характер. Развитие презумпции добросовестности субъекта предпринимательства, в свою очередь, позволит улучшить деловой климат в Российский Федерации путем изменения отношения уполномоченных органов к предпринимателю, равно как и изменения отношения предпринимателя к уполномоченным органам, поскольку данная презумпция является опровержимой и добросовестное поведение находится в интересах самого предпринимателя.

Библиографический список:

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Собрание законодательства Российской Федерации. 04.08.2014. № 31. Ст.4398.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 02.10.2016 г.) // «Российская газета». 08.12.1994. №238-239.
3. Федеральный закон от 26.12.2008 №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» // СПС «Консультант-Плюс». Ст. ст. 3, 26.1
4. Спектор А.А. Виды контроля в сфере предпринимательства // Пробелы в российском законодательстве. 20111. №6. С. 62-64.
5. Стенограмма отчета Президента Российской Федерации Государственной Думе Российской Федерации// URL: http://www.rg.ru/2012/04/11/putin-duma.html (Дата обращения: 15.04.2018).




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх