Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Правоведение
Размещена 27.02.2019.

ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ ПРИ РОЗЫСКЕ ЛИЦ, ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ НА ОБЪЕКТАХ ТРАНСПОРТНОГО КОМПЛЕКСА

Шуленина Алевтина Евгеньевна

Краснодарский университет МВД России

преподаватель

Аннотация:
В статье предлагается на основе анализа научных источников и опыта практической работы рассмотреть проблемы, возникающие при осуществлении идентификации личности при установлении без вести пропавшего лица в оперативно-розыскной деятельности подразделений уголовного розыска ОВД РФ, проанализированы выделяемые в науке и уже применяемые в реальной деятельности методы идентификации личности. На основе проведенного анализа планируется предложить направления повышения качества идентификации личности и внесение изменений в действующее законодательство ведомственного и федерального уровня.


Abstract:
In the article it is proposed based on the analysis of scientific sources and practical work experience to consider the problems arising in the implementation of identification when establishing the missing person in operational investigative activities of the criminal investigation units. Will examin the science and aiready in real activity identification methods. On the basis of the counducted analysis planned to offer direction to improve the quality of the identification evidence and making changes to existing legislation, departmental and federal level.


Ключевые слова:
идентификация; пропавшие без вести; дактилоскопия; опознание; геномная регистрация; особые приметы; отождествление; приметы внешности; словесный портрет; ДНК-профиль

Keywords:
identification; missing; fingerprinting; genomic registration; special signs; exterior signs; the verbal portrait; DNA profile


УДК 343

Согласно Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» [1] задачами  оперативно-розыскной деятельности  являются как выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; так и осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших (статья 2),  а Федеральным законом «О полиции» [3] на полицию возложены обязанности осуществлять розыск лиц, совершивших преступления или подозреваемых и обвиняемых в их совершении; лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия или суда; несовершеннолетних, самовольно ушедших из семей или специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации; несовершеннолетних, самовольно ушедших из специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа; лиц, уклоняющихся от исполнения назначенных им судом принудительных мер медицинского характера или принудительных мер воспитательного воздействия; лиц, уклоняющихся от недобровольной госпитализации, назначенной судом в связи с наличием психического расстройства; лиц, пропавших без вести, принимать меры по идентификации лиц, которые по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не могут сообщить сведения о себе, а также меры по идентификации неопознанных трупов.

Многолетний практический опыт, полученный в подразделениях уголовного розыска транспортной полиции показал, что актуальность розыска лиц в практических органах не падает, а, напротив, задачи, стоящие в данном вопросе, становятся с каждым днём все острее и злободневнее,  а имеющееся на ресурсы для их решения не удовлетворяют в полной мере  быстрому и эффективному розыску без вести пропавших, ход которого  в дальнейшем не исключает реализации вопросов идентификации личности лиц, которые ранее могли проходить по учетам МВД России как без вести пропавшие. Ежедневно территориальные органы и подразделения уголовного розыска получают заявления и сообщения о без вести пропавших лицах, и в течение трех суток сотрудник обязан принять решение в порядке ст. 144-145 УПК РФ. Ситуация приобретает общественный  резонанс, если объектом розыска является ребенок. Ведь сам факт безвестного исчезновения несовершеннолетнего является признаком совершения преступления [7] в отношении без вести пропавшего лица и возбуждения уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного статьей 105 УК РФ.

Согласно анализу данных по розыску лиц, озвученных Министром внутренних дел Российской Федерации генералом армии В.А. Колокольцевым на коллегии МВД России  по итогам 2017 года, установлено местонахождение почти сорока трех тысяч человек, пропавших без вести, в том числе свыше семи тысяч - несовершеннолетних. При этом неотъемлемой составляющей этого направления деятельности являются целевые оперативно-профилактические операции «Розыск», ежегодно проводимые совместно с компетентными органами государств – участников СНГ [9]. Однако, как правило не озвучиваются реальные данные о проценте розыска к числу объявленных в розыск, и собственный практический опыт показал, что он невысокий.

В частности, при изучении проблематики реализации задач розыска лиц, подверглись изучению статистические данные органов внутренних дел на транспорте. Так, при объявлении розыска без вести пропавших  установлено, что в 60% случаев фактов безвестного исчезновения, инициаторами розыска которых является УТ МВД России по ЮФО, лица пропали за территориальными пределами зоны оперативного обслуживания: Багамские острова, Мексиканский залив, Атлантический океан (Португалия), Средиземное и Черное море с бортов кораблей  и иных плавредств под российским флагом. Этим объясняется специфика осуществления розыска транспортных розыскных подразделений.

Практика розыска лиц всех подразделений уголовного розыска полиции  России, как транспортных, так и территориальных, показывает, что достаточно частым финалом оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление местонахождения без вести пропавшего является проведение идентификационных мероприятий для опознания неизвестного трупа, обнаруженного в море или в реках с признаками утопления. Кроме того, актуальной для подразделений транспортной полиции остается идентификация личности граждан, пострадавших в результате железнодорожного травмирования после их обнаружения вблизи железнодорожного полотна без документов. Чаще всего такие граждане находились в наушниках и не могли слышать звуки сигналов приближающихся составов, на момент их обнаружения находились либо в тяжелом состоянии и не могли сообщить о себе сведения, либо погибали. И основная проблема заключается именно в идентификации их личности по всем возможным признакам после гибели.

Идентификация личности (от позднелат. identificare отождествлять) используется в следственной и судебной практике для выявления и изобличения преступника, розыска лиц, подозреваемых в совершении преступления, обвиняемых, осужденных, без вести пропавших, а также для установления личности задержанных органами правопорядка.

Кроме того, идентификация личности проводится при судебно-медицинской экспертизе трупов неизвестных лиц, частей расчлененных трупов, костей и костных останков. Для ее осуществления привлекают судебных медиков и криминалистов, применяют антропометрические исследования, составление словесного портрета, описание особых примет - врожденных пороков или особенностей развития (родимые пятна, искривление позвоночника, укорочение конечностей, особенности формирования зубочелюстного аппарата), последствий перенесенных заболеваний и оперативных вмешательств, татуировок [8].

Проводятся судебно-медицинской исследование крови, волос, слюны, спермы и др.  При  экспертизе частей расчлененного трупа, костей и костных останков прежде всего устанавливают их видовую принадлежность, используя для этого данные сравнительной анатомии и гистологии, иммунологические реакции, эмиссионный спектральный анализ и др., решают вопрос о принадлежности их трупу одного человека, после чего определяют пол, возраст, рост, а в ряде случаев и телосложение субъекта на основании антропометрических, рентгенологических, анатомических и гистологических исследований. При обнаружении целого неповрежденного черепа используют метод фотосовмещения, т. е. совмещения изготовленных в одном ракурсе и масштабе прижизненной фотографии разыскиваемого субъекта и фотографии идентифицируемого черепа, и метод воспроизведения лица в скульптурном изображении, основанный на закономерностях соотношения мягких тканей лица и костей черепа [8].

Согласно распространенным понятиям криминалистики, что и происходит в рамках возбужденного уголовного дела или материала доследственной проверки, что является прерогативой следователя, идентификация неизвестного лица  по признакам внешностипредставляет собой установление тождества индивидапо имеющимся отображениям. Но при решении задач оперативно-розыскной деятельности в части отождествления личности как оперативно-розыскного мероприятия возникает необходимость использовать при предъявлении для опознания фото- и  видеоизображения.

В оперативно-розыскной деятельности отождествление личности происходит как гласным, так и негласным путем, при этом опознание может происходить и опосредованными методами: в сравнении по признакам внешности при сопоставлении внешних признаков человека с признаками конкретного лица, зафиксированного на материальных носителях.

Следует учитывать, что внешность человека претерпевает изменения вследствие возраста, условий жизни, однако остается неизменным индивидуальный статический стереотип человека, которые определены костно-хрящевой структурой, а индивидуальность внешности проявляется в неповторимых особенностях формы и конфигураций черепа, линия профиля,  оставляют свои особенности полученные травмы и заболевания, хирургические и пластические операции. Чем реже данный признак, позволяющий идентифицировать встречается, тем проще реализуется процесс идентификации.

Изучение практики идентификации трупов в практических органах- подразделениях, специализирующихся на розыске и идентификации лиц, показало, что основное требование комплексного подхода постоянно нарушается. Так, почти в половине из 22 изученных дел по установлению личности трупа обнаружено, что фотосъемка трупа с места происшествия производилась некачественно или в деле вовсе отсутствует, опознавательное фотографирование не проводилось после туалета трупа либо вследствие затемненности не отражают особенности его внешности.

В каждом пятом деле при их изучении  отсутствовали образцы волос, одежды, дактокарты, а также сведения о судебно-медицинском исследовании трупа, практически во всех дела отсутствовали сведения о данных его ДНК- профиля.

Такое положение подлежит немедленному исправлению, так как именно эти данные в большинстве случаев способствуют идентификации трупа неизвестного гражданина, особенно в тех случаях, когда смерть носит явно не криминальный характер  и тело не подвергалась тщательному исследованию, а после захоронения трупа получить дополнительные идентификационные материалы становится невозможным, в отличие от организационно-практических  мер розыска лиц категории без вести пропавшие,  когда родственники готовы в любое время по требованию оперативного сотрудника предоставить материал, необходимый  для получения генетического профиля разыскиваемого и близкого кровного родственника (как правило, матери), образцы почерка, наиболее актуальных фотографии, фотосъемка которых производилась различными способами.

Выявлялись недостатки и при осмотре трупов с ненасильственным характером смерти, копии  протоколов и рапорта сотрудников, приобщенные к делам, не отражают полного словесного портрета потерпевших, отражается лишь рост, цвет волос  и телосложение, недостаточно тщательно выявляются особые приметы (родинки, татуировки), рисунок татуировки не выполняется.

Зафиксированы случай, при осмотре трупа и его описании следователи и оперативные сотрудники не обратили внимание на тот факт, что потерпевший имел измененную окраску волос, либо после перенесенной экстренной операции по трепанации черепа волосяной покров потерпевшего уничтожен и  заключении СМЭ сведении о нем отсутствуют по объективным причинам.

Актуальными по-прежнему остаются выявление особых морфологических признаков трупов неизвестного лица. Так, не наблюдалось достаточное взаимодействие оперативных сотрудников и врачей  судебно-медицинского подразделения с целью выявления  индивидуализирующих идентификационных признаков.

По результатам исследования предполагается, что эффективность розыска без вести пропавших и идентификации трупов  в подавляющем большинстве случаев на практике зависит от полноты идентификационной информации, содержащейся в опознавательных картах, важно точное и достоверное внесение всех известных сведений, и  такие патологии, как зеркальное расположение внутренних органов, алкогольная кардиомиопатия, аномалии развития внутренних органов и черепа, иные необщепринятые особенности могут сразу принести к опознанию личности в установленный срок, необходимый для рассмотрения сообщения в  соответствии со ст. 144-145 УПК РФ.

Значительный вклад могли бы внести и средства массовой информации на получение достоверной информации о личности погибшего. Но фотоизображения пострадавших в результате железнодорожного травмирования, как правило, не подлежат предъявлению. И данном случае предлагается к внедрению в практику разработанный метод «Восстановление прижизненного облика по методу субъективного портрета по фотоизображению трупа», который сможет предложить фотоизображение неизвестного лица, требующего идентификации, в пригодном для предъявления гражданам виде оперативными сотрудниками.

В данном случае эксперт-криминалист при  составлении субъективного портрета по фотоизображению лица обезображенного трупа способен воссоздать возможный прижизненный облик, в том числе с использованием программного комплекса, который  может обеспечивать решение всех задач, связанных с оценкой краниометрических исследований черепа и восстановлением прижизненного облика человека по его черепу, составления реконструированного портрета лиц мужского и женского пола, монголоидной и европеоидной расы в профиль и анфас с использованием полутоновых фотографических и точечных элементов внешности.

Следует отметить, что получаемый в результате работы субъективный портрет может незначительно отличаться от исходной фотографии и в  настоящем исследовании не предлагается расценивать полученный результат как заключение  эксперта, полученный в   порядке ст. 204 УПК РФ, но думается, что полученные фотоизображения подлежат рассмотрению оперативными сотрудниками как ориентирующая информация, требующая дополнительной проверки в рамках осуществления им  оперативно-розыскной деятельности.

В нашем случае представляет интерес в том числе и практическое применение предложенного метода для проведения консилиума специалистов, например экспертов-криминалистов и врачей-судмедэкспертов, в сложных случаях с составлением совместных выводов. В этом случае видится необходимой разработка нормативного регулирования данного, достаточно эффективного, метода.

В качестве изначального пункта обоснованно принимается во внимание тот факт, что ориентировки, составленные сотрудниками уголовного розыска и следственного комитета, которые в том числе размещены на официальный сайтах ведомств в разделе «Розыск», на трупов, обнаруженных  без документов, чаще всего на практике не могут содержать фотоизображения по эстетическим причинам, а также того обязательного объема идентификационных признаков вследствие изменений трупа неизвестных граждан.

Исходя из изучения практики безвестного исчезновения граждан, розыск которых ведется силами  транспортной полиции, из 9 лиц только в деле  имелась дактокарта пропавшего, ДНК-профиль изымался только в одном случае у близкого родственника (сына).

Усиление внимания к проблеме розыска без вести пропавших и корреляцией в вопросы идентификации трупов связано с тем, что в ходе исследования наметилось несколько направлений путей дальнейшего совершенствования методов розыскной работы.

Собственные методы, использовавшиеся в практической деятельности, показали свою эффективность и могут быть полезными оперативным розыскным подразделениям по всей территории  России, сталкивающимися с аналогичными проблемами.

Новый опыт и расширение сферы миграции граждан в России и за ее пределами, применение средств сравнения генетического профиля погибших лиц диктует  необходимость корректировки действующего законодательства федерального и ведомственного уровня.

Так, 1 января 2009 года вступил в действие Федеральный закон «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации». Законодательная основа данного документа предусматривает ведение нового вида криминалистических учетов- геномной регистрации, которая обеспечивает внесение ДНК-профилей с персональными данными, что обеспечивает высокие идентификационные возможности для оперативных сотрудников.

Законом предусмотрена добровольная регистрация, в ходе которой регистрации подлежат лица, изъявившие желание, и обязательная регистрация, которой подлежат 1) осужденные и отбывающие наказание в виде лишения свободы за совершение тяжких или особо тяжких преступлений, а также всех категорий преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности; 2) неустановленные лица, биологический материал которых изъят в ходе производства следственных действий; 3) неопознанные трупы [4].

Сущность этих требований законодательства сводится к ведению специализированных баз данных уполномоченными структурами и системного сравнительного анализа поступающих материалов на исследование с имеющимися в базах данных.

В связи с этим, следует подчеркнуть, что именно дети в возрасте до семи лет и старше пятидесяти лет, а возможно и раньше вследствие заболеваний или возрастных изменений могут стать как жертвой преступления, так и не смогут сообщить о себе сведения (дети в возрасте до 7 лет и граждане старше 45-ти лет).

Таким образом, весьма полезными могут явиться закрепление возможности получить идентификационные сведения для данной категории граждан, нуждающихся в особом внимании и защите государства.

1. Сущность этих требований сводится в дополнение требований федерального законодательства следующими нормами:  

А) Внести дополнение в статью 9 «Обязательная государственная дактилоскопическая регистрация» Федерального закона «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» [5] следующими категориями граждан: дети от рождения до семи лет, граждане старше сорока пяти лет. В качестве ведомственного нормативного акта предусмотреть порядок проведения обязательной дактилоскопической при проведении плановой замены паспорта гражданина Российской Федерации при достижении возраста 45-ти лет.

Б). Дополнить пункт 1 статьи 7 «Обязательная геномная регистрация» федерального закона «О государственной геномной регистрации в Российской Федерации» [4] подпунктом 3. «Новорожденные дети», так как самый виктимный слой населения – малолетние дети  могут стать жертвой преступления против личности, а также безвестного исчезновения для определения личности в случаях установления их местонахождения, идентификации личности в тех случаях, когда по возрасту они не в состоянии сообщить сведения о себе. Полученные сведения видится необходимым защитить в соответствии с законодательством о служебной и врачебной тайне.

Программа изучения проблемы была направлена на выявление противоречий и включала в том числе обоснование предложений с позиции защиты конституционных прав граждан.

Конституция Российской Федерации провозглашает ряд неотъемлемым гарантированных прав: возможность ознакомления граждан с документами и материалами, затрагивающими его права и свободы, материнство,  детство, семья находятся под защитой, а забота о детях и их воспитание является  правом  и обязанностью родителей. Здесь уместно обратить внимание на обязательность конституционного права на тайну частной жизни [5]. Являясь законными представителями, родители обязаны предусмотреть возможные риски жизни и здоровью ребенка: обязаны заботиться о его физическом, психическом и нравственном развитии, защищать здоровье, жизнь, свободу и личную неприкосновенность несовершеннолетнего ребенка, и ключевым фактором является обязанность обеспечивать его безопасность.

Согласно статьи 65 Семейного кодекса РФ [1] обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы родителей.

Результата исследования нормы права соотносились с возможностями их реализации как средства развития  защищенности детей как наиболее нуждающихся в особом покровительстве, как не имеющих реальной возможности защищать свои права и законные интересы любыми законными способами вследствие собственной недееспособности.

Не ставя своей целью изучение состояния уровня преступности, тем не менее, отметим, что при изучении статистики числа осужденных по преступлениям, предусмотренным ст. 156 Уголовного кодекса РФ, прослеживается негативная динамика в рассматриваемый период с 1997 года  по  2003 год с 236 лиц до 1339 осужденных, из них приговором  суда назначено наказание в виде лишения свободы условно 69% лиц в 2003 году, еще в отношении 24% принято решение о прекращении уголовного преследования в связи с амнистией. [10]. Изучение данного вопроса проявило явную проблематику в обеспечении прав ребенка в части обеспечения его безопасности, ряд семей просто неспособно нести бремя такой ответственности, поэтому представляется необходимым пересмотр и дополнение некоторых положений федерального законодательства.

В последние годы предпринимались попытки разъяснить правоприменителям обоснованность реализации новелл Уголовного кодекса РФ. Так, по ряду спорных вопросов, связанных в данном случае с обеспечением тайны частной жизни, Верховный суд Российской Федерации [6] рекомендовал при рассмотрении судами данных категории дел  руководствоваться пониманием того, что собирание сведений о частной жизни – это умышленные действия по получению этих сведений путем собирания и копирования их любыми способами, а распространение в заключается в сообщении в любой форме другому лицу, в том числе с использованием сети Интернет.

2.Несомненной видится важность создания федеральной автоматизированной системы «Опознание» для сравнительного анализа идентификационных качеств с закреплением четко обозначенных критериев введения сведений, перечисленных выше.

3. Как попытки преодолеть недостатки в профессиональной подготовке специалистов в области оперативно-розыскной деятельности  может служить внедрение в практическую деятельность транспортной полиции возможностей использования специализированного  программного комплекса для получения возможности воссоздания прижизненного облика трупа неизвестного гражданина с учетом физического состояния трупа - неизмененные и измененные, с возможностью демонстрации его изображения в средствах массовой информации, ориентировках и нормативно-правовой акт органа исполнительной власти в области правоохранительной деятельности для его регламентирования.

4. Практический опыт обеспечения в деятельности подразделений уголовного розыска розыскного профиля органов внутренних дел максимальной фиксации идентификационного материла как при обнаружении неопознанного трупа, так и при получении заявления о безвестном исчезновении лица (дактокарта, ДНК-профиль, качественные фотоизображения без вести пропавшего или портретная фотосъемка трупа, наиболее полное  описание историй болезни или заключения судебно-медицинской экспертизы, образцы одежды трупа или его точное описание без вести пропавшего, внесение  фотографических изображений татуировок, шрамов и иных особых примет в опознавательную карту разыскиваемого или идентифицируемого лица) заслуживает внимания руководителей оперативных подразделений УР и может быть интересен с точки зрения организации действенного ведомственного контроля.

Библиографический список:

1. Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 03.08.2018) [электронный ресурс]: - Режим доступа: Система Гарант.
2. Об оперативно-розыскной деятельности [электронный ресурс]: Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ (ред 06.07.2016) - Режим доступа: Система Гарант.
3. О полиции [электронный ресурс]: Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ (ред.03.08.2018) - Режим доступа: Система Гарант.
4. О государственной геномной регистрации в Российской Федерации [электронный ресурс]: Федеральный закон от 03.12.2008 N 242-ФЗ (ред 17.12.2009) - Режим доступа: Система Гарант.
5. О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации: Федеральный закон от 25.07.1998 № 128-ФЗ - Режим доступа: Система Гарант.
6. О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 Уголовного кодекса Российской Федерации): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 46 - Режим доступа: Система Гарант.
7. Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением лиц [электронный ресурс]: Приказ МВД России № 38, Генпрокуратуры России № 14, СК России № 5 от 16.01.2015 - Режим доступа: Система Гарант.
8. Буромский И. В. Краткая Медицинская Энциклопедия - М, "Советская Энциклопедия, издание второе, 1989.
9. «Выступление Министра внутренних дел Российской Федерации Владимира Колокольцева на расширенном заседании коллегии МВД России», официальный сайт МВД России https: //xn--b1aew.xn--p1ai/document/12414315
10. Уголовное право.Преступления против несовершеннолетних: учебное пособие, /Allpravo.ru. – 2006, электронный доступ- http://www.allpravo.ru/library/doc101p0/instrum5430/item5436.html




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх