Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Философия
Размещена 15.10.2019. Последняя правка: 13.10.2019.
Просмотров - 218

Творческая парадигма марксизма. От человека бунтующего – к поэзии преодоления

Коробкина Елена Николаевна

НИЦ "Центр перспективных конвергентных технологий и коммуникаций" КФУ им. В. И. Вернадского, Симферополь

внештатный сотрудник Лаборатории по изучению сверхтекста

Аннотация:
В статье исследуется отражение идеологии марксизма в художественных и философских текстах: вторая половина 20 века – начало 21 века. Марксизм как творческая парадигма: преломление символов отрицания, свержения, бунта в философии экзистенциализма, поэзии сюрреализма во второй половине 20 века – до поэзии преодоления начала 21 века. От бунтующего человека Камю – к поэзии преодоления «одномерного человека» Маркузе – к преодолению наследия «культурного марксизма» средствами литературного творчества.


Abstract:
The article examines the reflection of Marxism ideology in literary and philosophical texts: the second half of the 20th century – the beginning of the 21st century. The Marxism as a creative paradigm: the refraction of the symbols of denial, overthrow, rebellion in the philosophy of existentialism, the poetry of surrealism in the second half of the 20th century – to the poetry of overcoming the early 21st century. From the rebellious man Camus - to the poetry of overcoming the «one-dimensional man» Marcuse - to overcoming the heritage of «cultural Marxism» by means of literary creativity.


Ключевые слова:
парадигма марксизма; одномерный человек; поэзия преодоления; культурный марксизм

Keywords:
paradigm of Marxism; one-dimensional man; poetry of overcoming; cultural Marxism


УДК 304.42

Скорый поезд

Поезд ушёл в Петербург.

Герр Питер капусту квасит

И заедает кислый салат

Сосиской, и вяло шнапсит.

 

Гретхен стирает носки,

Молча полощет в шайке

Маленькие ползунки,

Кричат во дворе попрошайки.

 

Поезд ушёл в Петербург.

Бюргер осоловело

Храпит в ночном колпаке.

И никому нет дела,

 

Что снится ему кабачок,

На столике кружка пива.

А маленький дурачок

Рожицы строит игриво.

 

Поезд ушёл в Ленинград.

Герр Ленин приходит к Карлу

Во сне герра Питера, что храпит,

У Карла он гладит карлу.

 

А карла, устав от дневных затей,

Во сне герра Питера входит

В комнату Гретхен, крадёт носки

И с ними куда-то уходит.

 

А сон герра Питера мыслю я,

Качаясь в душном вагоне

Состава, ушедшего в Ленинград,

И я же стою на перроне.

 

И мыслю свой сон о своём двойнике,

Что сон герра Питера мыслит,

В котором герр Ленин гладит носки,

Что карла украл у Либкнехт.

 

И я же пишу в своём дневнике

О том, что стою на перроне

И мыслю свой сон о своём двойнике,

Качающемся в вагоне.

 

И только герр Питер не мыслит, а спит

И видит, что некий карла

Забрался в комод и украл носки,

Их гладит герр Ленин у Карла.

 

А Карл, молча глядя на эти носки,

Пыхтит потихоньку и курит.

В мозгу его вспыхнули две строки

О духе, что где-то бродит.

 

А призрак не призрак, но мой двойник.

Вот в Петербург он едет.

Герр Ленин в Европе гладит носки,

Бюргер во сне ими бредит.

 

Вот призрак замыслил для бюргера явь.

Герр Питер от сна очнулся,

В ночном колпаке он к комоду пошёл

И на носки наткнулся.

 

«Так, значит, их карла у нас не украл,

И не было Ленина с Марксом», -

Вяло подумал, но вслух не сказал

Герр Питер, пропахший шнапсом.

 

Призрак-двойник по вагону бредёт,

Он по Европе не бродит.

Бюргера мыслит и Гретхен зовёт,

А в Петербург идёт поезд.

 

Гретхен пришла и, увидев носки,

Бюргера похвалила:

«Милый мой герр, ты погладил носки?

С твоей стороны это мило».

 

Герр Питер с носками в руках постоял

И отошёл к комоду,

Вяло подумал, но вслух не сказал,

Что карла им мутит воду.

 

Да кто бы ни гладил эти носки:

Герр Ленин, герр Питер иль карла,

Ведь, главное, вспыхнули две строки

В мозгу господина Карла.

 

Призрак, задумавшись, клеит куски,

И по Европе не бродит.

Кто же погладил для Гретхен носки?

А в Петербург идёт поезд.

Елена Коробкина [3, с. 214-216]

 

Введение
Фигура Карла Маркса идеологией, и призраком, и симулякром в течение 200 лет будоражит умы: от немецких пивнушек до окраин Поднебесной. Возникновение парадигмы марксистской идеологии, манифеста свержения ряда идей, отразились в умах бунтующих поэтов и в их художественных текстах.

Как следствие главных постулатов Маркса: свержение идеи Отца, Отечества, Семьи, Религии, реорганизация материального мира по принципам новой марксистской идеологии: карательная в России – отцом русской революции Владимиром Лениным.

И удивительный писатель Андрей Платонов, превративший в мистерию пространства построение нового коллективного мира. Единственный апологет в России, создавший мир «Чевенгура» [5] как организацию материи из глубин древнего духа, из глубин Кабирийских мистерий, давший право образам из бездны, из хаоса, развернувшись в уничтожении старого мира, творить новый мир. Коллективное бессознательное, получившее право, строить жизнь не по принципам материализма, а по законам организации пространства в духе древних мистерий. Столь странная метафизика не духа, но материи, полученная в наследство российской республикой как факт нового бытия.
От неомарксистких европейских тенденций  к квир-теории

Если сам господин Маркс окуклился в самом факте своих идеологем, будучи европейцем по существу, будучи фигурой Отца, он стал Отцом Факта. Но следствия его идей, подхваченные отцами-идеологами: Ленин и русская революция, Мао и великий коллективизм Китая, Маркузе и поступательное свержение всех традиционных ценностей в европейском сообществе, полная реорганизация самого общества изнутри, в частности, создание новой идеи семьи, нового гендера, предполагающего множество новых вариантов пола, множество ликов любви и семьи. В частности, как пример нового европейца применим новое понятие «квир». Это явление языка, в первую очередь, но заметим, что новые ценностные ориентации европейского общества предполагают, в первую очередь, новые лингвистические теории.

Итак, лингвистический экскурс.

«Между прочим, в русском языке смысловое, семантическое неравенство «гомо» и «гетеро» выражено сильнее, чем в английском, французском и немецком. Употребляемый в тех языках термин «гомосексуальность» имеет точный аналог в «гетеросексуальности». Слово «гомосексуализм» звучит сильнее, потому что «гетеросексуализма» не бывает, а всякий «изм» — что-то странное и подозрительное. То же самое с окончанием «ист». По-английски и по-французски можно сказать о человеке, что он гомосексуал или гетеросексуал, прилагательное и существительное выражаются одним и тем же словом. В русском языке есть только слово «гомосексуалист», «гетеросексуалистов» нет. Одно только безобидное окончание — и уже дискриминация»  [1, с. 105].

В середине прошлого века западноевропейские и американские гомосексуалы, дабы преодолеть оскорбительную «медикализацию» своего состояния назвали себя новым словом — «гей» (gay).

Вот этимологическая справка об этом слове. Буквально оно по-английски значит «весёлый», но не только это. В провансальском наречии 13-14 вв., на языке трубадуров, оно обозначало куртуазную рыцарскую любовь, которая нередко была однополой, а также означало искусство поэзии и любви. В Англии 17 в. слово «gay» обозначало легкомысленного повесу, а применительно к женщинам (несколько позже) — проститутку (женщина лёгкого поведения = «весёлая женщина»). В начале 20 в. слово «гей» стало кодовым словом английской гомосексуальной субкультуры, затем перекочевало в США. В начале 1990-х это слово получило распространение в России. Слово «гей» стало политическим и идеологическим символом гомосексуального движения второй половины прошлого века.

И, наконец, скажем о знаковой составляющей квир-теории, или теории инаковости, одного из направлений в современном западном литературоведении, — о слове «квир» (queer).

Эмоциональная нагрузка слова зависит не столько от его происхождения, сколько от контекста его употребления. Одно из самых оскорбительных английских жаргонных названий гомосексуала — «queer» (буквально — кривой, странный, извращённый, фальшивый).

Как произошло, что это слово изменило своё значение, и в нашей современности превратилось в почётное звание?

Благодаря трудам американского философа Джудит Батлер, её перформативной теории пола и сексуальности. Квир, как перформатив, то есть проклятие, оскорбительная кличка (аналогично «ниггер» или «жид»), обрёл новое значение, позитивное, благословляющее. Это произошло благодаря значимому факту – приятию гомосексуалами слова queer. «Мы здесь, мы другие (queer), привыкайте к нам!» – провозгласили они.

С точки зрения новой эпохи постмодерна, эклектической многоликости, в том числе, и сексуальной, «квир» является ещё и понятием из смыслового ряда, объемлющего многообразие ликов современной любви.

Квир, как литературный образ, преподносится в маскарадной, шутовской смене специфических гендерных ролей, своеобразных социально-половых масок. Именно в таком качестве «квир» является составляющей постмодернизма.

Итак, рассмотрев некоторые современные символы европейского общества, мы можем сделать заключение, что в основе их, исторически, лежит европейская марксистская парадигма: начатое в начале 20 века в Европе разрушение основ общества в целом, семьи, в частности, превзошло все ожидания, традиционная структура была полностью реорганизована: из сообщества  добропорядочных мещан в государство квиров.

Вспомним же позицию самого Маркса. Когда Маркса обвиняют в том, что он хотел уничтожить семью, он отвечает: «Семью уничтожили вы сами. Где ваши былые добродетели? За пределами добродетели я ничего не вижу, кроме материи, и я, Маркс, берусь организовать эту материю, я организую ее принудительно и технично» [2, т. 45, с. 230]

Смог ли сам герр Маркс принудительно и технично организовать материю, дабы спасти былые добродетели, или организовать мир в соответствии с ценностями не патриархального, но нового капиталистического общества? Увы. Сам господин Маркс остался Фактом Отца, Отцом Факта принудительной организации материи, и вне всех тех следствий, которые извлеки из его постулатов отцы-продолжатели.

На знаменах французской революции 1968 года был великий лозунг: «Маркс, Мао и Маркузе!» Французская молодежь, совершив, принудительную реорганизацию материи согласно идее Маркса в соответствии с учением Маркузе, создало общество многоликих квиров постмодерна фактически, буквально, с гендерным штампом в паспорте.

Карательная реорганизация пространства Лениным дала ряд художественных феноменов переосмысления в русской литературе и философии, в частности, метафизическое продление материального в мир древних коллективных мистерий, странный симбиоз коллективного социализма и первобытного общественного строя, в мирах Андрея Платонова.
Творческая парадигма "поэзии преодоления" как манифест преодоления постмодернизма в 21 веке 

В современном же опусе русского поэта Елены Коробкиной прослеживается преодоление постмодернистской эклектики начал.

«В своих стихотворениях автор поэтически переосмысливает многоликий мир древних и современных философских учений, внося в эту тему свое индивидуальное, личностно-творческое видение. Елена, безусловно, отталкиваясь от объективно существующей реальности философского знания, совершает краткий экскурс в суть тех идей, которые владели умами мыслителей на протяжении всей истории философии.

Погружение ли в зыбкие дали эллинского мира, мира, где естественно и органично переплетаются реальная жизнь и волшебные мифы. Но это погружение современного альтернативного поэта. В мире его воображения есть место и поэзии Блока, и средневековым европейским легендам, и постмодернистской игре, и сюрреалистическим видениям. Мы, дети своей эпохи, но мы всегда будем находиться под очарованием прекрасной Эллады, и всегда будем идти на ее зов.

Наше странное время характерно и упорными попытками возродить это милое религиозное, христианское мировоззрение. Двадцать первый век!!! Впрочем, еще, кажется, кто-то из французских просветителей сказал: «… даже если Бога и нет, его следовало выдумать, чтобы поддерживать в людях стремление к нравственности». Нравственность?!! Ортодоксальная иудейская и, соответственно, христианская религия зиждется, прежде всего, на отсутствии критического мышления. Ее кредо – запрет познания, отсутствие какого бы то ни было самостоятельного мышления вообще. Древние греки пришли в ужас от поклонения иудеями Богу, проклявшему и обрекшему на страдания людей только потому, что те осмелились, вопреки Его воле, вкусить плод от древа познания. И эллины, потомки Александра Македонского, стали почитать Змея (Офиса), как носителя света разума, и осуждать Яхве, как злого демона, попытавшегося лишить людей понимания разницы между добром и злом.

Поэты – наследники быстротекущего культурного времени. Греческий величественный гекзаметр, греческое удивительное ощущение мира, греческое неутолимое стремление к красоте познания…

Так отчего же не стать подобно Елене, создавшей «Цезуру», хоть на мгновенье мятежным офитом?

Творчество Елены объединяет и переплетает в себе все эти три составляющие, хотя, на мой взгляд, будущее все же преобладает. Каково бы ни было содержание ее стихов, Елена всегда стремится вперед, в те миры сознания, которые не подвластны анализу стандартного, «заштампованного» мышления; миры многоинтервальности, миры «исключенного третьего», миры «реальности высшего плана». Стремление вперед и стремление к будущему в поэзии почти синонимы. Елена идет вперед, Елена преодолевает, Елена борется. Борется с банальностью, косностью, бессмысленностью голого формотворчества, засилием бездуховности и легкого, не требующего от художника ни ума, ни таланта, ни образования, но зато такого притягательно эффектного постмодернизма. Елена борется с несовершенством мира тем, чем способен бороться настоящий поэт. Елена борется своими стихами» [4].

Такова манифестация поэзии преодоления, такова творческая парадигма поэта-авангардиста 21 века, переосмысливающего наследие столетий, и как следствие преодолевающего постулаты «культурного марксизма».

Библиографический список:

1. Кон И. С. Любовь небесного цвета. - М., Продолжение жизни, 2001 - 205 с.
2. Маркс К. Конспект книги Льюиса Г. Моргана «Древнее общество». // Маркс К., Энгельс Ф. Соч., Издание второе, Изд-тво полит лит-ры, Москва, 1971, Т. 45 – С. 227-372.
3. Никифоров Е. Г. Сентиментальная командировка в Германию и Францию, или в Тулу с самоваром. – Симферополь: Бизнес-Информ, 2006. – 228 с.
4. Пенясова Н. «Поэзия преодоления» Елены Коробкиной. – Лит. Портал «Книгозавр» - URL-адрес:
http://knigozavr.ru/2008/11/12/konkurs-2-penyasova-natalya-poeziya-preodoleniya-eleny-korobkinoj/?fbclid=IwAR3SICIyYwoAkjVEvH9DztLY14E0C64FmcSpMmEVTQRxbYaR5mY_5owOBDM
5. Платонов А. П. Чевенгур / Платонов А. П. Ювенильное море: Повести, роман. - М., 1988. - 560 с.




Рецензии:

16.10.2019, 12:47 Адибекян Оганес Александрович
Рецензия: Адибекян Оганес Александрович. Статья Коробкиной Елены Николаевны литературно-художественного содержания, а не научного. Чтобы у читателей сомнения в этом не стало, она начинается с весьма емкой цитаты собственного авторства с неуказанием ее собственной публикации. Главный недостаток текста в умалчивания обращенности К. Маркса и его поддержавших к ликвидации частной формы собственности, исключению эксплуатации, исключению безработицы. Но она вряд ли работа написана для поддержания указанной безработицы. В работе нет авторской позиции, не ясно, что ее не устраивает, и что привлекает? Без этого работа предстает как способ юмористического развлечения читателей художественно-литературным способом. Такая работа не достойна публикации.

16.10.2019 16:16 Ответ на рецензию автора Коробкина Елена Николаевна:
Уважаемый Оганес Александрович! В статье исследуется творческая парадигма марксизма, поэтому предметом ее исследования являются некоторые явления социо-культурного характера, как следствия неомарксистских тенденций как в европейском сообществе, так и развитие тенденций "культурного марксизма" в литературно-художественном творчестве постмодернистского толка. Феномен "поэзии преодоления" - одно из проявлений манифестации анти-постмодернистских тезисов в русской литературе 21 века. Позиция автора объективна - и адекватна. Автор имеет полное право на изложение манифеста преодоления. Эпиграф в научной статье допускается, в том числе и авторский. Поэтическое произведение напечатано в книге автора, указанного в библиографическом списке, вполне корректно приводится параметрами ссылки - и самим текстом. "Главный недостаток текста в умалчивания обращенности К. Маркса и его поддержавших к ликвидации частной формы собственности, исключению эксплуатации, исключению безработицы" Уважаемый рецензент не заметил, вероятно, что в статье исследуется парадигма "культурного марксизма" и некоторые ее последствия. "Но она вряд ли работа написана для поддержания указанной безработицы" Уважаемый рецензент, хотелось бы видеть грамотно построенное предложение. Автор научной статьи не барышня на выданье, чтобы ее что-то не устраивало или привлекало, автор выражает свою позицию объективно, в исследовании явлений. В статье исследуются феномены культурных явлений как следствия философской теории марксизма, речь не идет о чьих-то достоинствах или недостойном обращении. Формулировку о том, является ли статья - достойной - публикации считаю некорректной. С уважением



Комментарии пользователей:

18.10.2019, 13:22 Коробкина Елена Николаевна
Отзыв: Рецензия написана крайне небрежно. В ней допущен ряд грамматических - явных - и стилистических ошибок. После замечания автора статьи, рецензент даже не потрудился исправить элементарные ошибки, а также не проработал замечание автора о цитатности эпиграфа. Такое пренебрежение свидетельствует о полном неуважении к личности автора. Рецензию считаю неграмотной и некорректной.


Оставить комментарий


 
 

Вверх