Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №76 (декабрь) 2019
Разделы: Юриспруденция
Размещена 17.12.2019.
Просмотров - 285

Некоторые аспекты квалификации убийств, сопряженных с другими преступлениями

Погорелов Иван Олегович

магистрант

ГАОУ ВО ЛО «Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина

старший следователь СУ СК по г. Гатчина

Аннотация:
Вопросу квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями, посвящено достаточно большое количество работ. Однако в свете последних изменений Постановления Пленума ВС РФ №1 и апелляционных определений ВС РФ, которые в рассмотренных научных работах освящены не были, автор считает необходимым вернуться к данному вопросу еще раз. В статье приводится обоснование необходимости изменения конструкции в п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ путем исключения сопряженных с убийством иных преступлений.


Abstract:
The question qualifications the killing, conjugate with others crimes, dedicated to plenty works. But in light of changes Plenary Decisions SC RF №1 and appeal definitions SC RF, which in in the reviewed works lighted were not, author considers required return to this issue. In the article is given justification of need changes constructions in points «v», «z», «к» part 2 аrt. 105 Criminal Code RF by exclusion conjugate with the murder other crimes.


Ключевые слова:
убийство, сопряженные с иными преступлениями; единое сложное преступление; совокупность преступлений

Keywords:
the killing, conjugate with others crimes; single complex crime; totality of crimes


УДК 343.3/.7

После изменений уголовного законодательства, исключивших возможность назначать наказание по совокупности за несколько убийств, в научных кругах много споров вызвала позиция ВС РФ в отношении квалифицированного убийства, сопряженного с другими преступлениями. Признак сопряженности оговаривается в п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.[1] Можно сказать, что в каждом из перечисленных пунктов законодателем предложены альтернативные варианты убийства.

Квалификация содеянного, исходя из сути ч. 1 ст. 17 УК РФ и по логике ВС РФ, объединившего совершение нескольких убийств в единое преступление, должна осуществляться исключительно в соответствии с п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Указанные преступления  являются, на первый взгляд, предусмотренными законодателем учтенными совокупностями. Однако с данным выводом полностью расходится позиция, озвученная Пленумом ВС РФ, согласно которой сопряженные с убийством преступления необходимо квалифицировать по совокупности преступлений[2], а, следовательно, деяния, предусмотренные в п. «в», «з» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не являются едиными сложными преступлениями.

Судебная практика на сегодня формируется в рамках данного разъяснения в принципе единообразно и в научной среде квалификация сопряженных с убийством преступлений по совокупности достаточно широко поддерживается. Например, Рогова Н.Н. считает, что сконструированная законодателем альтернатива содержит абсолютно не имеющие никакого отношения друг к другу квалифицирующие деяние признаки, а, следовательно, убийство и сопряженные с ним преступления должны квалифицироваться по совокупности.[3] Данное положение представляется вполне справедливым, но вступает в противоречие с положениями ч. 1 ст. 17 УК РФ в случае если считать рассматриваемые преступления едиными.

Исходя из вышесказанного, напрашиваются два основных варианта решения возникшей коллизии: либо путем внесения изменений в ст. 17 УК РФ, посредством исключения нововведения в ч. 1 в виде фразы «…за исключением случаев…», что позволит квалифицировать совершение двух или более преступлений, предусмотренных в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание, по совокупности, либо путем отказа от подобной конструкции.

Второй вариант решения проблемы кажется более логичным. Во-первых, если предположить, что описанное законодателем убийство, сопряженное с другим преступлением, является единым, но наказание за него, по мнению ВС РФ, должно назначаться по совокупности, то это уже противоречит ч. 2 ст. 6 УК РФ, т.к. основной состав уже содержит признаки сопряженного преступления, а, следовательно, по факту виновное лицо будет дважды нести ответственность за одно преступление.

Во-вторых, если убийство, сопряженное с другим преступлением, единое преступление, то оно должно иметь единый мотив и цель, например, похищение человека с целью его убийства очевидно подпадает под нормы п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Но ВС РФ указывает, что не имеет значения, кому именно в процессе похищения причиняется смерть, что оговорено в п. 7 Постановления Пленума №1.

Возникает вопрос, тогда какие же именно квалифицирующие признаки, позволяющие квалифицировать содеянное по совокупности преступлений, заложены законодателем в рассматриваемых пунктах? Так в п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ основной состав преступления включает такой квалифицирующий признак убийства как малолетний возраст либо беспомощность лица. Означает ли это, что для квалификации убийства по данному пункту смерть должна быть причинена именно малолетнему лицу либо находящемуся в беспомощном состоянии? Исходя из разъяснения ВС РФ, очевидный ответ – нет, а, следовательно, малолетний возраст или беспомощность лица как квалифицирующий признак в данном случае теряет свой смысл.

В п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующим признаком основного состава преступления законодатель называет сокрытие другого преступления. В таком случае, по какой причине, например, убийство, совершенное в процессе разбоя, с целью скрыть следы преступления, должно быть квалифицировано по п. «з», а не по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Аналогичный вопрос возникает и в отношении п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если убийство, например, потерпевшего было совершено с целью сокрытия следов совершенного преступления – похищения.

Ответ на данный вопрос вновь дает не законодатель, а Пленум ВС РФ. Так в соответствии с п. 13 Постановления №1, убийство не может быть квалифицировано по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, если будет установлено, что оно было совершено, например, из хулиганских или корыстных интересов.

В таком случае возникает следующий вопрос: приводя открытый перечень квалифицирующих убийство признаков, когда содеянное не подпадает под действие п. «к», наличие любого признака исключает квалификацию по данному пункту или только хулиганские и корыстные побуждения? Судя по рассмотренным материалам судебной практики, речь идет именно о первом варианте.

Однако с п. 13 разъяснения в противоречие вступает и сам ВС РФ. Так ВС РФ посчитал необоснованным исключение судом первой инстанции из приговора в отношении Зорук и Егоровой п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.к., совершая умышленное  убийство двух лиц по найму, обвиняемые не имели иных мотивов, кроме как сокрытие ранее совершенного преступления, а найм в этом случае является лишь способом убийства.[4] Таким образом, наличие п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ не исключает возможность квалификации содеянного по иным пунктам ч. 2 ст. 105 УК РФ, что противоречит п. 13 постановления Пленума.

Убийство жертвы изнасилования, совершенное с целью скрыть данный факт является не сопряженным с изнасилованием, а совершенным с целью скрыть данное преступление. Ввиду этого Пленум указал, что квалифицировать данное деяние следует по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по соответствующим статьям УК РФ.

Однако в 2018 году в апелляционном определении по уголовному делу Мурзаева, осужденного по ч. 2 п. «б» ст. 131, ч. 2 п. «б» ст. 132 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ВС РФ исключил п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, мотивировал свое решение тем, что деяния Мурзаева, убившего потерпевшую после изнасилования и насильственных действий сексуального характера целиком, охватываются квалифицирующим признаком «убийство, сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера», ввиду чего нет необходимости указывать, что целью убийства было сокрытие другого преступления.[5]

Кроме того, не ясным является принцип, по которому именно похищение, разбой, вымогательство, бандитизм и изнасилование названы законодателем в качестве сопряженных преступлений. С одной стороны, указанные преступления сами по себе являются тяжкими и особо тяжкими, а в сочетании с убийством степень их общественной опасности возрастает в разы.

С другой стороны, если связывать преступления, сопряженные с убийством, со степенью их общественной опасности, тогда не понятным  становится отсутствие, как в законодательных нормах, так и в рекомендациях Пленума ВС РФ указания на другие особо тяжкие преступления, которые вполне логично могут быть сопряжены с убийством.  

Кроме того, в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ законодатель собрал три преступных деяния, которые имеют различные видовые объекты состава преступления. Если при разбое и вымогательстве видовым объектом выступает собственность – это сугубо корыстное посягательство, то при бандитизме – общественная безопасность, т.е. бандитизм может иметь признаки корыстного и/или  насильственного преступления.

Примечательно, что в п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ сопряженное преступление также имеет объектом посягательства общественную безопасность. Кроме того, ранее п. «в», который на данный момент в качестве сопряженного преступления включает похищение человека, т.е. преступление, имеющее своим родовым объектом свободу личности, включал такое сопряженное преступление как захват заложника, имеющее аналогичный с бандитизмом объект посягательства, но по каким-то причинам, исключенное впоследствии законодателем.[6]

Таким образом, на данный момент следует констатировать, что вопросов по поводу квалификации убийств, сопряженных с иными преступлениями, намного больше, чем ответов, вследствие чего решения судов начальных инстанций вступают в противоречие с решениями ВС РФ. В свою очередь, судебная практика ВС РФ противоречит Постановлению Пленума ВС РФ №1, что ведет к еще большей неразберихе в судах, что очевидно недопустимо. ВС РФ необходимо пересмотреть свою позицию в отношении сопряженных с убийством преступлений, но на данный момент представляется, что исключение сопряженных преступлений из составов квалифицированных убийств, является наиболее оптимальным решением.

Библиографический список:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. ФЗ №63-ФЗ (ред. от 16 марта 2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. - №25. – Ст.2954.
2. О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ): постановление Пленума Верховного Суда РФ №1 от 27 января 1999 г. [Электронный ресурс]. Интернет-портал «ГАРАНТ». Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1251642/
3. Рогова Н.Н. Уголовная ответственность за квалифицированные виды убийства // Н.Н. Рогова / Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2014. – С. 70-76.
4. Договор-Юрист.Ру - актуальные образцы договоров и юридическая помощь https://dogovor-urist.ru/судебная_практика/дело/58-апу14-56сп/
5. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2018). [Электронный ресурс]. Интернет-портал «ГАРАНТ». Режим доступа: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1236391/
6. О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 27 июля 2009 г. №215-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2009. - №31. - Ст. 3921.




Рецензии:

22.12.2019, 9:49 Супонина Елена Александровна
Рецензия: РЕЦЕНЗИЯ на статью «Некоторые аспекты квалификации убийств, сопряженных с другими преступлениями» кандидата юридических наук Погорелова И.О. Предмет анализа: Предметом анализа являются вопросы квалификации убийств, связанных с иными преступлениями. Актуальность темы: Актуальность данной статьи не вызывает сомнений, поскольку в связи с изменениями уголовного законодательства, состоящими в исключении возможности назначать наказание по совокупности за несколько убийств, в научных кругах возникла масса споров вокруг позиции ВС РФ в отношении квалифицированного убийства, сопряженного с иными преступлениями. Структура работы: Работа содержит в себе все необходимые части научной статьи, а именно аннотацию, ключевые слова, введение, цель исследования, результаты и их обсуждение. Краткое содержание: В исследовании последовательно изложены аргументы в пользу исключения сопряженных преступлений из составов квалифицированных убийств. Достоинства работы: К положительным аспектам можно отнести тот факт, что автором строго соблюдаются формальные требования, предъявляемые к оформлению научной статьи. Широк спектр цитируемых источников, в котором содержатся как нормативно-правовые акты и научная периодика, так и обзор судебной практики. Недостатки, недочеты: В процессе рецензирования не выявлено существенных недостатков, способных повлиять на решение об опубликовании статьи. Выводы: Представленная на рецензирование статья соответствует всем требованиям, предъявляемым к работам такого рода, и может быть рекомендована к публикации. Кандидат юридических наук, доцент, руководитель обособленного подразделения ООО «Национальная юридическая служба» Е.А. Супонина 22.12.2019



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх