Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Разделы: Юриспруденция
Размещена 02.06.2020. Последняя правка: 29.05.2020.
Просмотров - 229

Образовательный ценз для представителей в гражданском процессе

Гебенова Асият Хаджиевна

кафедра гражданского права и процесса

юридический институт СКФУ (г. Ставрополь)

студент

Беланова Г.О., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Юридического института СКФУ (г. Ставрополь)


Аннотация:
В статье рассматривается новое изменение, внесенное в ГПК РФ, касаемо представительства в гражданском процессе. Проведен анализ с зарубежным опытом. В статье говорится о плюсах и минусах нововведения, а также излагаются предложения по дальнейшему совершенствованию закона.


Abstract:
The article discusses the new change introduced in the Code of Civil Procedure of the Russian Federation, regarding the representation in civil proceedings. The analysis with foreign experience. The article talks about the pros and cons of innovation, as well as sets out proposals for further improvement of the law.


Ключевые слова:
представитель; гражданский процесс; образовательный ценз; адвокатская монополия; юридическое образование

Keywords:
representative; civil procedure; educational qualification; advocate monopoly; legal education


УДК 34; 347

Введение: Представительство в суде является одним из важнейших элементов защиты прав и законных интересов граждан. В большинстве случаев лица, участвующие в гражданском процессе, не имеют необходимых знаний и навыков в области права. Представитель может помочь им в отстаивании своей позиции в суде. Для того, чтобы представительство было эффективным, сам представитель должен разбираться в юридической науки. В связи с этим законодателем в конце 2019 года были введены изменения в гражданско-процессуальном законодательстве.  

Актуальность данной статьи заключается в том, что ней анализируется недавнее изменение гражданского законодательства, которое ещё не было достаточно изучено ни в теории, ни в практике.

Цель состоит в определении автором особенностей введения образовательного ценза, сравнении представительства в РФ и зарубежных странах.

Научная новизна данной статьи заключается в рассмотрении особенностей введения образовательного ценза в гражданском судопроизводстве, а также предложении дальнейших нововведении в этой области с целью совершенствования законодательства.

Основной текст: Каждый гражданин имеет право вести свои дела в суде самостоятельно либо через представителя[1]. В настоящее время понятие «судебное представительство» законодательно не закреплено. Для его раскрытия следует обратиться к доктрине гражданско-процессуального права. Так, по мнению М.С. Шакарян, судебным представительством является правоотношение, в силу которого одно лицо (судебный представитель) в пределах предоставленных ему полномочий совершает процессуальные действия от имени и в интересах другого лица (представляемого), вследствие чего у него возникают процессуальные права и обязанности. [3, с.92]

До 1 октября 2019 года в качестве представителей в судах любого уровня могли выступать дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела, за исключением, лиц, прямо указанных в ст. 51 ГПК РФ. После изменений гражданско-процессуального законодательства, вступивших в силу с 1 октября 2019 года, вводится так называемый образовательный ценз для представителей, в соответствии с которым представителями во всех судах, кроме мирового и районного, могут выступать только адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности. Целью принятия таких изменений является повышение качества юридической помощи и обеспечение права граждан на квалифицированную юридическую помощь  [4, с.198]. Во избежание процессуальных проблем, которые могут возникнуть с таким нововведением, существует переходное положение, согласно которому образовательный ценз не распространяется на лиц, которые начали участвовать в деле до 1 октября 2019 года, в том числе путем подачи искового заявления или заявления о выдаче судебного приказа.

Идея введения института профессионального представительства в гражданском процессе рассматривалась уже в течение нескольких лет. В сентябре 2017 г. группа депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ предложила законопроект о внесении изменений в ГПК РФ, в соответствии с которым предполагалось введение нормы, регламентирующей наличие обязательного квалификационного требования к представителю в виде наличия высшего юридического образования, полученного в высшем учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию. Кроме этого к представителям в гражданском процессе согласно данному законопроекту применялось требование о наличии специальной аккредитации Ассоциации юристов России. Такую идею практически сразу раскритиковали, так как в данному случае общественная организация наделялась правом приёма экзамена и лицензирования, что по мнению многих было необоснованным. Далее ВС РФ предложил законопроект, который предполагал более детальную регламентация изменений по сравнению с депутатской инициативой. Через два года после возникновения идеи применения образовательного ценза в гражданском процессе, она воплотилась в жизнь [5, c.2]

Для получения статуса представителя в Верховном суде РФ, верховном суде республики, краевом, областном судах, суде города федерального значения, суде автономной области и суду автономного округа лицу необходимо подтвердить наличие у него высшего юридического образования (ученой степени по юридической специальности), что возможно посредством предоставления диплома бакалавра, специалиста, магистра, диплома об окончании аспирантуры по юридической специальности либо диплома кандидата наук или доктора наук. Перечисленные документы об образовании должны представляться в суд в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии. Что касается адвокатов, то они должны представить суду документы, которые удостоверяют статус адвоката. В соответствии с ч.3 ст.15 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» единственным документом, подтверждающим статус адвоката является удостоверение адвоката.

В отличие от Российской Федерации во многих зарубежных странах уже давно практикуется применение образовательного ценза для представителей в гражданском процессе, причем большой упор делается именно на адвокатов. Это проявление так называемой «адвокатской монополии». Раньше считалось, что она больше свойственна для стран англо-саксонской системы права, однако в настоящее время и в других странах есть частичная монополия на юридическое представительство. В Англии судебная система предполагает деление адвокатов на 2 вида: барристеры и солиситоры. Первые имеют право представлять своих клиентов во всех судах государства без каких-либо ограничений, вторые – только в магистратских судах и судах графств.  В США представителями могут быть только лицензированные адвокаты, постоянно повышающие свою квалификацию. В случае, если представителем в деле станет лицо, имеющее юридическое образование, но не обладающее статусом адвоката, то оно может быть привлечено к ответственности за «незаконную работу по юридической специальности» [6,с.26]. В Германии в Верховный суд по гражданским делам допускаются только адвокаты, обладающие профессиональной лицензией. В Швейцарии абсолютная адвокатская монополия действует только при представительстве в Верховном суде, а в судах других уровней она является частичной, так как нет монополии по трудовым спорам, арендным делам. Также адвокатская монополия распространена во многих европейских странах (Франции, Чехии, Дании и т.д.), Австралии, Канаде, Новой Зеландии [7].

В зарубежных странах наиболее жестко регламентировано участие представителя в гражданском процессе. Адвокатская монополия создает ограничения в возможности выступать представителями в суде для обычных практикующих юристов.  Важно отметить, что и в РФ рассматривается вопрос о преимущественном адвокатском представительстве. Считается, что введение образовательного ценза – это и есть ступенька к началу адвокатской монополии.  За время существования идеи адвокатской монополии в России у нее появились как сторонники, так и противники. Основной аргумент противников введения адвокатской монополии – это исключение из числа представителей всех других лиц, кроме адвокатов, что создает неравенство между статусом адвоката и лица, оказывающего юридические услуги. Также необходимо учитывать тот факт, что с момента введения образовательного ценза прошло чуть более полугода, ещё нет точной информации, которая могла бы подтвердить положительный результат применения образовательного ценза на практике в нашем государстве.  Так или иначе реформа по введению адвокатской монополии в Российской Федерации все еще находится на стадии разработки.

Заключение: Делая вывод из всего вышесказанного, можно заявить, что участие в качестве представителя в гражданском процессе лица, имеющего юридическое образование, предопределяет возможность усиления эффективности осуществления представительства ввиду состязательности на профессиональной основе. Сторона процесса, получая помощь профессионального представителя, обеспечивается квалифицированной юридической помощью, что создает предпосылки для появления эффективного механизма, который предполагает ответственное отношение представителя к выполнению своих обязанностей. Введение образовательного ценза может рассматриваться в качестве одной из мер со стороны государства, направленной на обеспечение права граждан на квалифицированную юридическую помощь. Но стоит отметить, что так как образовательный ценз был введен для всех уровней судов, кроме мирового и районного, в которых рассматривается большинство дел, то в случае обжалования судебного акта в вышестоящий суд лицу, участвующему в деле, придется привлечь уже представителя, имеющего высшее юридическое образование. На практике может сложиться ситуация, когда представитель, участвующий в рассмотрении дела по первой инстанции мировым или районным судом, не обладая специальными познаниями в праве, может допустить серьезные ошибки или просчеты в осуществлении защиты интересов своего доверителя. В дальнейшем их исправление профессионалом в апелляционной или кассационной инстанции может стать  практически невозможным. Таким образом, для получения желаемого эффекта от введения образовательного ценза необходимо его распространение и на представителей при рассмотрении дел в мировых и районных судах, ведь при помощи этого можно будет избежать проблем, которые могут возникнуть при дальнейшем рассмотрении дела, а также обеспечить квалифицированную помощь гражданам на любой стадии гражданского процесса.

Библиографический список:

1. "Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 02.12.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с30.03.2020) // URL:http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/ (дата обращения: 26.04.2020).
2. Дружинина Ю.Ф., Трезубов Е.С. Профессиональное представительство в цивилистическом процессе в свете судебной реформы // Вестник Кемеровского государственного университета. Серия: Гуманитарные и общественные науки. – 2019. - № 3(2). – С. 165-172.
3. Лебедев М.Ю. Гражданский процесс. – М.: Юрайт, 2020. – 419 с.
4. Руденко А.В. Взгляд на профессиональное представительство в современном процессе // Молодой ученый. – 2019. - № 46 (284). – С. 197-198.
5. Сенюкова В.Ю., Шумов П.В. Необходимость ограничения института представительства в гражданском процессе // Бюллетень науки и практики. – 2019. - № 5. – С. 1-4.
6. Стародубова В.С., Тимохина М.И. Актуальные вопросы оказания юридической помощи в Российской Федерации и зарубежом // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2019. - № 1. – С. 25-27.
7. Коллегия адвокатов города Симферополь//URL:https://adv-simfi.ru/advokatskaya-monopoliya-za-rubezhom.html (дата обращения: 28.04.2020)




Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх