Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №1 (сентябрь) 2013
Разделы: Политология
Размещена 30.09.2013. Последняя правка: 03.10.2013.

ГРАЖДАНСКАЯ ОЦЕНКА МОДЕРНИЗАЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ

Ерофеева Ольга Владимировна

Астраханский государственный университет

аспирант

Аннотация:
Инициативы властей бывают тогда успешными, когда им оказывается поддержка со стороны гражданского общества. Актуальным для Российской Федерации на данный период времени является ритмодинамика протекающего процесса модернизации. Российские ученые, Ю. Левада, Л. Гудков, Б. Дубин, Л. Быков неоднократно проводили замеры общественного мнения относительно проводимой политической элиты страны модернизационных проектов. Для большей части общества, модернизация является не столько целью общественного развития, сколько способом ускорить это развитие, добиться необходимых результатов, а сами цели во многом зависят от идейно-политических и ценностных ориентаций опрошенного населения. В.Ю. Сурков, один из идеологов модернизации, говорил об амбиции России в стремлении быть мировым лидером, входить в число развитых западных стран.


Abstract:
Civil estimation of modernization projects of modern political elite Initiatives of authorities are successful, when they are supported by civil society. At the given period the dynamics of the current process of modernization is urgent for Russian Federation. Russian scientists U. Levada, L. Gudkov, B. Dubin, L. Bikov performed testings of opinion polls on modernization projects conducted by political elite of the country. For the most of the society modernization is not only the purpose of development of the country, but the way to accelerate the development, to achieve necessary results, and the purposes themselves depend much on ideological, political and value orientations of the interrogated population. V.U. Surkov, one of the ideologists of modernization, spoke about the ambition and aspiration of Russia to be the world leader and a member of developed western countries.


Ключевые слова:
российское общество, модернизация, модернизационные проекты, инициативы политической власти, коррупция и произвол чиновников, интриги, финансовый капитал, политические решения, мо-дернизационный сценарий, группа «модернистов», формирование состава элит

Keywords:
Russian society, modernization, modernization projects, initiatives of authorities, intrigues, financial capital, political decisions, modernization scenario, group of “modernists”, forming of elite membership


Инициативы властей бывают тогда успешными, когда им оказывается поддержка со стороны гражданского общества. Вот почему для нас важно знать мнение современного российского сообщества относительно тех модернизационных проектов, с которыми выступает нынешняя правящая элита.

Актуальным для Российской Федерации на данный период времени является ритмодинамика протекающего процесса модернизации. Сам процесс затрагивает практически все направления государственной политики: политическую, социальную, духовную сферы жизнедеятельности современного общества. Несомненно, такие изменения происходили в течение всего периода существования Российской Федерации как суверенного государства, однако в настоящее время особо выделяется транформационный ракурс решений Президента страны.

Российские ученые неоднократно проводили замеры общественного мнения относительно проводимой политической элиты страны модернизационных проектов. Такой мониторинг шел как на федеральном, так и на региональном уровнях. Он представляет в наше распоряжение ряд интересующих нас сведений, относительно того, как общество воспринимает, понимает и оценивает инициативы своей политической власти.

Исследования Центра Юрия Левады показывают, что оценки элитами состояния институтов власти и процессов, происходящих в них, далеки от идеала. С утверждением о том, что вертикаль власти сократила масштабы коррупции и произвол чиновников, полностью согласны лишь 10% вице-губернаторов, 11% высокопоставленных чиновников, 8% представителей законодательной власти, 10% руководителей крупного и среднего частного бизнеса, 12% руководителей государственных предприятий. Скорее согласны 44% вице-губернаторов, 39% высокопоставленных чиновников, 31% представителей законодательной власти, 31% руководителей крупного и среднего частного бизнеса, 33% руководителей государственных предприятий. До половины опрошенных и более не соглашаются с тем, что назначение и построение вертикали власти повлияло на основной бич российской власти - коррумпированность и произвол чиновников.[11]

Данные Центра Юрия Левады практически подтверждают выводы, сделанные на локальных региональных выборках, и позволяют распространить полученные оценки на все российское пространство. Большинство опрошенных региональных элит не сомневается в том, что сегодня именно неформальные политические правила определяют действенность рычагов и инструментов влияния на проведение нужных решений, идет ли речь о федеральном центре или о ситуации на местах.

Данные исследования, проведенные в 2007 году и опубликованные в работе Гудкова Л.Д., Дубина Б.В., Левады Ю.А. Проблема элиты в сегодняшней России, приведены в таблице 1.[4]

Рычаги и инструменты влияния для проведения нужных решений (в %)

Рычаги и инструменты влияния

Вице-губернаторы

Высокопоставлен-ные чиновники исполнительной власти

Представители законодательной власти

Руководители крупного и среднего частного бизнеса

Руководители крупных госпредприятий

Близость к президенту и администрации

65

70

69

76

57

Работа командой разных ветвей власти

35

26


18

16

21

Интриги, закулисные ходы

33

32

39

35

43

Финансы, круп-ный капитал


31


42


47


45


41

Административ-но -бюрократи-ческий ресурс


40


46


35


43


55

Понимание не-обходимости реформ, умение их реализовывать


13


12


10


2


10

 

Данные, приведенные в таблице, показывают, что до сих пор близость к администрации президента, административно-бюрократические ресурсы, интриги, финансовый капитал во многом предопределяют те или иные политические решения на всех уровнях власти. Умение работать командой, понимание необходимости реформ, способность их проводить в жизнь занимают у большинства респондентов весьма скромное место в оценке рычагов влияния. Лишь вице-губернаторы отводят умению работать командой роль, сопоставимую с интригами и крупным капиталом. Остальные представители элитных групп относятся к этому еще более критично, что наиболее отчетливо проявляется в оценках крупного бизнеса. Для одних представителей региональной власти вертикаль продлила жизнь в политике, для других – существенно упростила властные функции: исполнять приказы сверху всегда легче, для третьих – позволила не зависеть от населения, выведя элиты из накала выборной борьбы.[11]

Рассматривая \\\\\\\"парадигмы модернизационного развития в зеркале общественного мнения и политических дискуссий\\\\\\\" Л. Быков в преддверии президентских выборов 2012 года дает интерпретацию понятию «модернизация»: - технико-экономическая модернизация предприятий и учреждений, быта россиян, которая ведет к внедрению новых технологий, усовершенствованию, достижению научно-технического прогресса, современных компьютерных и информационных технологий; - \\\\\\\"социальная модернизация, достижение которой требует существенных изменений в сфере общественных отношений, в первую очередь, производственных, реформы образовательной системы, развития частного бизнеса и ограничения роли государства в экономике, усиления конкурентности во всех сферах занятости, реформирования всей социальной сферы, большей части общественных институтов. Однако самая важная часть данного модернизационного сценария – замена культуры межличностной договоренности, что у нас часто называют системной коррупцией) на правовую; - политическая модернизация, которая предполагает достаточно радикальные перемены в политической системе страны, ее демократизации и либерализации, в интерпретации одной части общества, в создании мобилизационного режима – в интерпретации другой.\\\\\\\"[2]

На основе проведенных исследований Л. Быков делает выводы об отношении россиян к модернизации, так 74,5% из которых выразили свое позитивное отношение к «модернизации» при 24,9% выразивших свое негативное отношение. В большей степени «модернизация» привлекает молодежь, граждан со средним и высоким достатком, сторонников либеральной рыночной экономики, но и в остальных группах больше 50% опрошенных высказываются «за» модернизацию. В то  же время, модернизация предполагает семантически перемены, обновление, ускоренное развитие, что, конечно, в большей степени привлекает более молодые, активные, рыночно ориентированные группы общества, в равной степени это сторонники свободной рыночной конкурентной экономики (за модернизацию – 77,8%), а также сторонники различных вариантов смешанной экономики (более 75%), в то время как среди сторонников плановой социалистической модели экономики отношение к термину «модернизация» носит значительно более сдержанный характер (56,2% - за и 42,7% - против)[2]. С увеличением возраста опрашиваемых, доля тех, кто позитивно относится к термину «модернизация» снижается с 86,8% у 20-летних до 61,5% у тех, кто перешел 60-летний рубеж. На идеи модернизации в большей степени ориентированы успешные слои общества, так в группе, идентифицировавших себя с 8-ой позицией социального статуса (10 - максимальное), доля позитивно воспринимающих модернизация составляет 87,2%, тогда как у групп, расположившихся у основания социальной пирамиды, эта цифра не достигает уровня 65%. Таким образом, само понятие модернизации не вызывает отторжения ни в одной из групп общества, но в большей степени импонирует молодым, активным, социально успешным россиянам[2].

Для большей части общества модернизация является не столько целью общественного развития, сколько способом добиться необходимых результатов. На первое место по популярности вышла идея соблюдения гарантированных Конституцией прав человека (41,2%), затем следуют жесткая борьба с коррупцией (37,8%), обеспечение социальной справедливости (30,9%), укрепление силы и могущества державы (20,6%), возрождение русских и национальных ценностей и традиций (13,6%)[2]. Идею соблюдения гарантированных Конституцией прав человека  в современном российском контексте сопоставляют с силовым подавлением  коррупции, пресечением аппетитов государственной бюрократии и связанным с ней криминальным и полукриминальным  бизнесом.

Все это говорит о том, что сведение модернизационного проекта к набору либеральных идей на сегодняшний день было бы опережающим события. Общество видит главную проблему отставания страны не в недостатке политических и экономических свобод, а в слабости и пассивности государства, неспособного сегодня выполнять свою функцию субъекта экономического развития и навести порядок во всех сферах жизни.

Обращает на себя внимание и то, что политическая либерализация общества, его демократическое обновление не воспринимаются как важные задачи ни «традиционалистами» (7,2%), ни «модернистами» (8,7%)[2]. Таким образом, если предположить, что модернизация в  стране будет проходить по   либеральному сценарию, то более вероятным представляется либерально-авторитарный вариант.

Реализация модернизационного проекта обязательно внесёт в общество социальные, идейные и политические противоречия.  Разумеется, вряд ли кто-то в обществе, кроме небольшого числа ультра-консерваторов, станет возражать против необходимости технико-экономической модернизации, но вот перспективы социальной модернизации могут восприниматься уже далеко не так однозначно. Конечно, модернизация, как процесс глубоких изменений различных сторон жизни общества, немыслима без разногласий и даже конфликтов со своими победителями и побеждёнными.          «Модернизационный проект, который будет осуществляться в России, будет консервативным по содержанию; ненасильственным по методам; демократическим с точки зрения опоры на сложившиеся национальные демократические институты. Слома политической и социально-экономической системы не произойдет – она будет эволюционировать»[9]. Известный ученый экономист В. Иноземцев считает, что в современной России не только возможна, но и желательна «модернизация сверху», проводимая авторитарно-технократическими методами. «Ее (модернизации) первые шаги я вижу в повышении хозяйственной, а не политической свободы, так как (что давно признано западными исследователями) зрелые демократические режимы чаще вырастают из либеральных автократий, чем из нелиберальных демократий»[6].

 По мнению Иосифа Дискина,  модернизацию невозможно осуществить в рамках инерционного сценария, хотя он и не отрицает определенные успехи в «точечной» модернизации при В. Путине. «Модернизация – политический проект, имеющий идеологическое измерение, а не продукт «естественного» развития системы»[5].  Однако и эксперты, и большая часть общества на сегодняшний день уверены  в том, что ставка на активность, исходящую из недр самого общества, «снизу», вряд ли может оправдаться.

Другой комплекс причин лежит в особенностях «путинской» политической системы, когда любая общественная гласность гасилась, а многочисленные имитационные структуры лишь создавали видимость работы, не получая при этом никакого результата. Все это происходило на фоне потери большей частью общества интереса к политике в целом. Поэтому не вызывает удивления тот факт, что большинство участников опроса (64,4%)[2] полагают, что перемены в российском обществе, в том числе и модернизацию, следует проводить «сверху», а государство должно полностью контролировать этот процесс.

Различные социальные группы по -  разному  представляют  процесс модернизации в современной России, что  проявляется  при анализе ответов опрошенных на вопрос о необходимых мерах, способных обеспечить проведение в стране успешной модернизации. Эти меры носят либо технологический, политически нейтральный характер (35,2%) - изменение системы управления, повышение эффективности ее работы (35,8%), либо лево-государственнический – искоренение коррупции (49,5%), «учет руководителями государства мнения народа о том, что и как нужно изменить в стране» (25,0%)[2]. Группа опрошенных, отнесенная к «модернистам», чаще, чем остальные  группы населения, называет такие цели как «активное внедрение  современных технологий» (40,2% против 20,4% у «традиционалистов»), «подготовка кадров для модернизации страны» (35,6% против 19,6% у «традиционалистов»), в меньшей степени – «развитие демократии, повышение общественно-политической активности граждан» (12,0% против 8,3% у «традиционалистов»). Менее популярны , чем у «традиционалистов» среди «модернистов» такие цели как «искоренение коррупции» (45,5% против 53,6%) и «учет руководителями государства мнения народа» (16,0% против 37,0%)[2]. Все это позволяет сделать вывод о группах  «модернистов» как людей неплохо образованных, скорее технократически ориентированных.

Цель удвоения ВВП, поставленная на волне успехов первой половины «нулевых» также отодвигается за горизонт 2020 г. Очевидно, что и программу модернизации может постигнуть та же судьба. Менее четверти опрошенных россиян (22,9%) верят, что достижение заявленных целей может произойти уже через 5-10 лет. Остальные полагают, что это если и произойдет, то гораздо позже – лет через 10-15 (35,3%), через 20 лет (24,3%), либо не произойдет вообще никогда (17,5%).  Таким образом молодые и активные «модернисты» выражают на этот счет несколько более оптимистическую позицию, чем остальные группы опрошенных россиян.

В свое время В.Ю. Сурков был уверен, что в современной России невозможно запустить модернизацию от страха и отчаяния. Самым лучшим «двигателем» этого процесса должны быть амбиции. Главной из которых является стремление России быть мировым лидером, входит в число развитых западных стран. Основным же препятствием на пути инноваций является нефтяная труба. «По трубе текут нефть и газ, и возникает ощущение, что можно безопасно, так легко, лежа на боку и без особого напряжения, менять страну».[1] Отмети, что речь идет именно о психологии российского чиновничества, выразителем интересов которой и был этот кремлевский VIP-функционер.

Анализ политической элиты указывает на то, что она не всегда проявляет модернистические качества, среди которых обычно указывают такие, как толерантность, политкорректность, либеральность, транспарентность и т.д.[7] Отсутствие определенной политической культуры становиться еще одним существенным препятствием на пути к осуществлению элитами своих модернизационных проектов. Иными словами, для того, чтобы успешно осуществить модернизационный проект необходимо обладать соответствующим уровнем образования и быть носителем определенной системы культурных ценностей. Необходимо строгое сочетание (системность) таких реформаторских уровней как четкая формулировка основной идеи (теоретическая проработанность), целенаправленное выполнение всех пунктов программы, контроль за исполнением качества, обратная связь, корректировка. Вместе с тем аналитики отмечают, что «к сожалению, говорить о каком-то хорошо продуманном и спланированном во времени и пространстве замысле современной модернизации не приходится. Более того, нет даже четких стратегических установок. Один из известных современных аналитиков А. Ципко оценивает сложившуюся ситуацию следующим образом: «…До сих пор команда реформаторов не сумела решить самую простую задачу: сформулировать нормальным человеческим языком стратегию спасения России» (Независимая газета. 20.10.2010). Не знаю, является то, о чем говорит А. Ципко «самой простой задачей», но то, что это является исходным пунктом на пути любой внутрисистемной реформы, сомнения не вызывает».[12]

Еще одним ключевым моментом проведение модернизации в России стала крайне слабая реклама этого процесса. Власти осуществляют ее фактически бессистемно, фрагментарно (от случая к случаю), что сказывается на общем уровне доверия общества к её инициативам. В результате у граждан не возникает самой потребности не то, чтобы поддерживать модернизационные инициативы своей власти, но даже понимать их характер и значимость. Низкий уровень мотиваций заранее предрекает этот проект на неудачу, поскольку власть навязывает всем свою «шаблонную необходимость» поведения (т.е. когда ей нужно поднимает тему, когда нет, благополучно о ней забывает).[3]

К числу существенных проблем стоящих на пути современных российских модернизационных проектов относится и психологическое состояние самого российского общества. Кремлевские аналитики попытались объяснить и эту особенность российской действительности. Так, по их мнению, если в советское время общество было ориентировано на некие глобальные проекты, «люди шли вперед под ультраидеалистическими лозунгами», то с падением СССР цели нации явно обмельчали, и граждане пожелали больше не обременять себя столь грандиозными и дорогими проектами. «В этом смысле - считает В.Ю. Сурков, - значительная часть общества впала в циническое настроение», возник определенный тип личностей, которые хотели просто нормально жить. Технократический тип личности весьма трудно возбудить на идеалистические и сентиментальные действия. Оно оказывается в целом безразличным к лозунгам своих властей.[1]

Выше мы уже указывали на то, что представители политической элиты считают модернизацией делом самих элит.[1] Очередная реформа «сверху» грозит встретить непонимание молчаливого большинства «снизу». В который раз власти совершают одну и ту же стратегическую ошибку - переоценивают свои силы и недооценивают силы своего общества. В этом можно усмотреть боязнь власти вступать в более тесные и открытые отношения со своими гражданами, опасаясь критики и конкуренции. Но именно это в конечном итоге и оказывается фатальным в проведении самих модернизационных проектов. И самое главное не оправдалась вера оптимистов модернизации в приход конструктивной конкуренции. Господствующая элита как раз сделала все, чтобы подавить эту конкуренцию, обеспечив тем самым безопасность своей власти. Данное явление поддается не только количественному, но и качественному методам исследования. А поэтому социологические данные должны быть дополнены еще и философско-культурологическим анализом (подвергнуты, в частности, герменевтической экспертизе).

Политическая элита питает иллюзию относительно качества своего статуса. Надежда на глобализацию порождает веру в то, что мировой опыт будет использован и Россией в полном виде. Подобная вера по сути своей является «иллюзией и тем примером, когда человек желаемое выдает за действительное».[3]

За последние годы выхода России из кризиса существенно возросло число представителей среднего класса, ориентированных на перемены и способных обеспечить поддержку идей модернизации со стороны общества. Эта поддержка основана на достижении левогосударственнических целей. Либеральные цели поддерживаются обществом значительно слабее.

Библиографический список:

1. Билевская Э. «Труба» – главный тормоз модернизации // Независимая газета. №266 (5184), 08.12.2010.
2. Быков Л. Парадигмы модернизационного развития/ [Электронный ресурс]/Л. Быков- Режим доступа: http://www.proza.ru/2011/09/13/1306
3. Гайнутдинова Е.В. Основы положительной мотивации субъекта как одно из условий модернизации общества // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №2 (35), 2013. С.173-182.
4.Гудков Л.Д. Дубинин Б.В. Левада Ю.А. Проблемы сегодняшней России.М. Фонд Либеральная миссия. 2007.С.327
5. Дискин И. Российская модернизация: социально-институциональное измерение. Доклад на Научном совете ВЦИОМ, 10 февраля 2010 г.
6. Иноземцев В. Анти-Юргенс. «МК», 9 февраля 2010 г.
7. Карабущенко Н. Особенности проявления толерантности как свойства элитной личности // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №2 (35), 2013. С.213-220.
8. Карабущенко П. Политическая герменевтика. Астрахань: Издатель И.П. Сорокин, 2012. -260 с.
9. Мощелков Е.Н. Политическая модернизация в России: история и современность (сравнительный анализ) // Каспийский регион: политика, экономика, культура. №2 (31). 2012.
10. Понеделков А.Старостин А. Региональные административно-политические элиты России в исследованиях Ростовской элитологической научной школы //Капийский регион.2012\\\\№ 2.С.240
11. Чирикова А. Е. Российская элита и ее роль в общественном развитии: вызовы ХХI века / [Электронный ресурс] / А.Е. Чирикова. - Режим доступа: imepi-eurasia.ru › baner/Chirikova. doc.
12. Ципко А. //Независимая газета.10.10.2010




Рецензии:

30.09.2013, 16:07 Крылов Дмитрий Анатольевич
Рецензия: В статье присутствуют избыточные обобщения, говорящие об эмоциональном настрое автора. Ошибочны рассуждения о цельности российской элиты и росте т.н. среднего класса. Не ясна терминология: левогосударственнические цели. Возможно, что автору стоило бы обратить внимание на особенности политического устройства России, как продолжающейся истории или модернизации восточной деспотии, а не демократически ориентированного государства. В целом статья интересная и вызывает читателей на полемику.

30.09.2013, 20:10 Шаргородская Наталья Леонидовна
Рецензия: Рецензия: статья вызывает теоретический и практический интерес и заслуживает внимания. Однако в тексте статьи нет ссылок на источники.Автор цитирует высказывание аналитика А.Ципко и в скобках указывает источник (Независимая газета. 20.10.2010), который отсутствует в списке литературы. В тексте обнаруживаются грамматические ошибки (возможно описки): третий абзац ...рад интересующих нас (ряд); в таблице 7 графа умение их реализо-вывать (реализовывать), третий абзац снизу ... Господствующая элит как раз сделал все (...элита как раз сделала все). Перспективы дальнейших исследований автора (в чем заключаются).

1.10.2013, 18:36 Салморбекова Рита Бобуевна
Рецензия: Актуальность статьи обусловлена тем, что в современном постсоветском пространстве происходят трансформация во всех сферах общества, которые требуют тщательного научного анализа. Данная научная работа посвящена анализу модернизационных проектов. Как показывает автор, что роль элиты в модернизации гражданского общества играет важную роль. В целом, статья является новым научным направлением.

1.11.2013, 16:45 Ковбан Андрей Владимирович
Рецензия: Статья написана на актуальную тему, ее новизна не вызывает сомнений. Статья может быть рекомендована к печати.

17.11.2013, 16:41 Гукалова Ирина Владимировна
Рецензия: Статья во многом дискуссионна, однако без сомнения актуальна. Хотелось бы видеть более четкую гражданскую позицию самого автора, более четкий вывод статьи. Статья может быть опубликована, поскольку к ней трудно остаться равнодушным.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх