Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №2 (октябрь) 2013
Разделы: Юриспруденция
Размещена 30.10.2013.

Правовое положение военнопленных в годы Великой Отечественной войны

Мальцева Елена Николаевна

Казанский (Приволжский) федеральный университет

студентка

Аннотация:
В статье поднимается вопрос о жертвах Великой Отечественной войны. Даётся сравнение положений Женевские конвенции "Об обращении с военнопленными" и реального отношения к военнопленным в Германии и Советском Союзе.


Abstract:
The article raises the issue of victims of the Great Patriotic war. Compared with the Geneva Convention, "On the treatment of prisoners of war" and the real relationship to a prisoner of war in Germany and the Soviet Union.


Ключевые слова:
Военнопленные, Великая Отечественная война.

Keywords:
prisoners of war, Great Patriotic war.


Особый интерес со стороны права составляет вопрос о жертвах Великой Отечественной войны. По далеко неполным данным с временно оккупированной территории Советского Союза было насильно угнано в Германию 4794 087 так называемых "остарбайцев". По официальным данным на Родину возвратилось 5 352 963 человека: военнопленных и интернированных. Труд советских граждан в фашистской неволе был безвозмездным, работали по 14-18 часов в сутки. Какой-либо компенсации за свой труд в Германии никто из них не получил. Это явление является грубейшим нарушением Гаагской конвенции о защите жертв войны, заключенной 1907 году, и Женевской конвенции о содержании военнопленных от 27 июля 1929 года (раздел о труде), действовавших в то время и ратифицированных Германией. Согласно названным конвенциям военнопленным и интернированным, как субъектам международного права гарантируется права на справедливое вознаграждение за свой труд. Оплата труда должна быть такой же, как и труда гражданских рабочих той местности, где они работают. Денежные вознаграждения должны быть выплачены им перед репатриацией. В случае смерти вознаграждение пересылается родственникам, законным наследникам.

17 июля 1941 года Вячеслав Молотов специальной нотой через посольство и Красный Крест Швеции довел до сведения Германии и её союзников согласие СССР выполнять требования Гаагской конвенции 1907 года "О законах и обычаях сухопутной войны". В документе подчеркивалось, что Советское правительство будет соблюдать требования конвенции в отношении фашистской Германии "лишь постольку, поскольку эта конвенция будет соблюдаться самой Германией". Тем же днём датирован приказ гестапо, предусматривавший уничтожение "всех советских военнопленных, которые были или могли быть опасны для национал-социализма"[2].

К сожалению, большинство положений Женевские конвенции "Об обращении с военнопленными" оставались лишь на бумаге. Немецкий плен – одно из самых мрачных явлений Второй мировой войны. Уж очень тяжелой была картина фашистского плена, всю войну зверства не прекращались. Все знают, что делали во время Второй мировой войны "культурные" немцы и японцы, проводя эксперименты на людях, издеваясь над ними в лагерях смерти… Вот как писал К.Д. Воробьев в своей повести "Это мы, Господи!… ", о том, что довелось ему пережить в фашистском плену: "Каунасский лагерь "Г" был карантинным пересылочным пунктом. Не было поэтому в нем особых "благоустройств", свойственных стандартным лагерям. Но в нем были эсэсовцы, вооруженные… железными лопатами. Они уже стояли, выстроившись в ряд, устало опершись на свое "боевое оружие". Еще не успели закрыться ворота лагеря за изможденным майором Величко, как эсэсовцы с нечеловеческим гиканьем врезались в гущу пленных и начали убивать их. Брызгала кровь, шматками летела срубленная неправильным косым ударом лопаты кожа. Лагерь огласился рыком осатаневших убийц, стонами убиваемых, тяжелым топотом ног в страхе метавшихся людей» [5].

После 1945 года у нас в плену оказалось 4 миллиона немцев, японцев, венгров, австрийцев, румын, итальянцев, финнов… В СССР труд военнопленных также использовался. Однако их использование и продовольственное обеспечение существенно отличалось от положения, в котором находились советские военнопленные в фашистской неволе. Суточный рацион рядового военнопленного по нормам котлового довольствия для военнопленных в лагерях НКВД составлял 600 граммов ржаного хлеба, 40 граммов мяса, 120 граммов рыбы, 600 граммов картофеля и овощей, другие продукты общей энергетической ценностью 2533 ккал в день. За каждого военнопленного выдавались его заработанные деньги за вычетом денег на его содержание.

 Из пленных немцев у нас выжили две трети, из наших в немецких лагерях – треть! "В плену нас кормили лучше, чем ели сами русские. Я оставил в России часть своего сердца", – свидетельствует один из немецких ветеранов, переживший советский плен и вернувшийся на родину, в Германию [2].

Таким образом, компенсация за трудовое использование в Советском Союзе была произведена.

Судьба советских военнопленных, вернувшихся из плена, сложилась не лучшим образом: часть из них отправили к месту жительства, другие были незаконно репрессированы.

В СССР времён Второй мировой близким пропавшего без вести отказывали в поддержке (не платили пособия, пенсии). Сдавшийся в плен человек воспринимался как враг, это не только была позиция власти, но и отношение общества. Враждебность, отсутствие сочувствия и социальной поддержки – со всем этим бывшие пленные сталкивались повседневно. В Японии плену предпочитали самоубийство, в противном случае близкие пленного подвергались гонениям на родине.

В 1944 году поток возвращающихся в Советский Союз военнопленных и репатриированных резко увеличился. Летом этого года была разработана, а затем введена новая система фильтрации и проверки органами государственной безопасности всех возвращающихся лиц. Для проверки "бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и окружении противника", была создана целая сеть специальных лагерей. В 1942 году кроме существовавшего ранее Южского спецлагеря было создано ещё 22 лагеря в Вологодской, Тамбовской, Рязанской, Курской, Воронежской и других областях. Практически эти спецлагеря представляли собой военные тюрьмы строгого режима, причём для заключённых, которые в подавляющем большинстве не совершали каких-либо преступлений [4].

Освобожденные из спецлагерей военнопленные сводились в особые батальоны и направлялись в отдалённые районы страны на постоянную работу на предприятиях лесной и угольной промышленности.

Лишь Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских, граждан сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941-1945 гг», принятый 17 сентября 1955 года, предусматривал  необходимость применить амнистию в отношении советских граждан, которые в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. по малодушию или несознательности оказались вовлеченными в сотрудничество с оккупантами.[1]

29 июня 1956 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление "Об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и их семей" [1]. С 1956 г. все дела бывших военнопленных были пересмотрены. Подавляющее большинство из них – реабилитировано.

Нельзя говорить, что отношение Советского Союза к своим гражданам,  побывавшим в немецком плену было ужасным.

После репатриации советских граждан из Германии Советское правительство приняло ряд мер по оказанию им помощи в устройстве на работу, приобретению жилья и необходимого имущества. В частности, только по постановлению СНК СССР N 478-136 от 14 марта 1945 года на расходы по приему и устройству советских граждан, репатриированных из Германии, на 1945 год было утверждено по союзному бюджету 270 млн. рублей и по республиканскому - 39 млн. 580 тыс. рублей, а на саму репатриацию по состоянию на 1 марта 1946 года израсходовано 1 094 554 116 рублей [3].

Репатриированным советским военнопленным и интернированным по прибытии на место постоянного жительства выдавались долгосрочные ссуды в сумме 5-10 тыс. рублей.

Бывшие военнопленные имели такие же льготы, как и демобилизованные войны Красной Армии.

Объективно, плен – это всегда поражение, подчинение воле противника. Но вместе с тем, – это и право безоружного. Находясь в плену, воин должен рассчитывать на защиту своих прав со стороны государства, пославшего его на фронт. Государство обязано придерживаться одного из древних международных принципов – возвращение военнопленного на Родину и восстановление его во всех правах гражданина. Кроме этого, со стороны государства, захватившего военнослужащего в плен, должны соблюдаться нормы международного права [5].

Таким образом, советские граждане, побывавшие в фашистской неволе, так и не получили должной компенсации за все страдания и тяжелый труд ни от Германии, ни от Советского правительства. Те амнистии и компенсации, предпринятые  Советским Союзом к своим гражданам были лишь малой толикой по сравнению с пережитыми ими страданиями.

Библиографический список:

1. Сборник законов СССР, 1938 - 1975. М. 1975. Т.З. С. 411-413.
2. Н. П. Дембицкий. Судьба пленных // Война и общество, 1941-1945. Книга вторая. - М.: Наука, 2004. - С. 232-264.
3. Электронный ресурс http://www.libussr.ru/
4. В. А. Пронько. Цена Победы // Война и общество, 1941-1945. Книга вторая. - М.: Наука, 2004. – С. 386 – 405
5. Электронный ресурс http://www.otvoyna.ru/index.htm




Рецензии:

5.11.2013, 23:33 Ковбан Андрей Владимирович
Рецензия: Статья написана на актуальную тему, ее новизна не вызывает сомнений. Статья может быть рекомендована к печати.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх