Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Международный научно-исследовательский журнал публикации ВАК
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №25 (сентябрь) 2015
Разделы: Медицина
Размещена 21.09.2015. Последняя правка: 18.09.2015.

БЕТА-ЛАКТАМАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ РОТОВОЙ ЖИДКОСТИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНОМЕНА

Жильцов Иван Викторович

доктор медицинских наук

Учреждение образование "Витебский государственный медицинский университет""

профессор кафедры инфекционных болезней

Торосян Т.А., ассистент кафедры ЧЛХ и стоматологии детского возраста; В.М.Семенов, С.К. Егоров, кафедра инфекционных болезней; Прудников А.Р., кафедра патологической физиологии, УО «Витебский государственный медицинский университет»


Аннотация:
Цель исследования: уточнить природу бета-лактамазной активности ротовой жидкости, оценить вклад в нее эндогенных факторов макроорганизма. Объекты исследования: образцы слюны пациентов с гнойно-воспалительными заболеваниями ротовой полости. Определение уровня бета-лактамазной активности слюны выполнялось путем спектрофотометрической регистрации уровня распада нитроцефина (тест-систе¬ма «БиоЛактам», РБ). Фракционирование образцов слюны с изолированным определением бета-лактамазной активности белковых фракций показало, что максимум активности соответствовал белкам с очень низкой концентрацией и молекулярной массой, приблизительно равной 30-35 кДа. Обработка образцов слюны взвесью гранул голубой сефарозы показала, что в 4 пробах из 10 бета-лактамазная активность практически не изменилась, а в оставшихся 6 – снизилась в среднем на 19,9±4,4%. Ингибирование бета-лактамазной активности проб слюны раствором тазобактама привело к снижению указанной активности в среднем на 83,2±21,6%.


Abstract:
Objective: to clarify the nature of the beta-lactamase activity of oral fluid, to evaluate the contribution of endogenous host factors to it. Objects of research: saliva samples of patients with purulent inflammatory diseases of the oral cavity. Determination of the level of saliva beta-lactamase activity was performed by spectrophotometric registration of nitrocefin decay level (assay kit “BioLactam”). Fractionation of saliva samples with the isolated determining of beta-lactamase activity of protein fractions demonstrated that maximum activity corresponded to proteins with a very low concentration and molecular weight of about 30-35 kDa. Processing of samples of saliva with granules of Blue Sepharose showed that 4 of 10 samples preserved their beta-lactamase activity almost unchanged, while in the remaining 6 it declined by an average of 19,9±4,4%. Inhibition of beta-lactamase activity of saliva samples with tazobactam solution led to a mean decrease of this activity by 83,2±21,6%.


Ключевые слова:
бета-лактамазная активность; ротовая жидкость; тест-система «БиоЛак-там»; эмпирическая антибактериальная терапия; гнойно-воспалительные заболевания челюстно-лицевой области

Keywords:
beta-lactamase activity; oral fluid; assay kit “BioLactam”; empirical antibiotic therapy; purulent inflammatory diseases of the oral cavity


УДК 616.31-002: 616-035.1:616-035.2

Введение

Как известно, в ротовой полости обитает большое количество (более 200 видов) разнообразных микроорганизмов – патогенных, условно-патогенных и непатогенных [6]. Многие из них способны вызывать гнойно-воспалительные поражения челюстно-лицевой области [8,20]. Ротовая микрофлора первой принимает на себя удар любых антибактериальных препаратов, поступающих в организм человека через рот (включая антибиотики, содержащиеся в пище). Ввиду этого, многие представители ротовой микрофлоры обладают устойчивостью к антибиотикам, нередко – сразу к нескольким [9,18].

Основной группой антибактериальных препаратов, наиболее часто используемых в клинической практике, являются бета-лактамы, которые в сумме составляют до 80% от всех применяемых антибиотиков [5]. Соответственно, устойчивость микроорганизмов ротовой полости к антибиотикам бета-лактам­ного ряда имеет наибольшее клиническое значение. Предполагается что данная устойчивость в первую очередь опосредуется бактериальными бета-лактамаза­ми [5, 8,20]. На данный момент описаны 4 основных класса бета-лактамаз – А, В, С и D, причем наиболее распространены бета-лактамазы класса А (TEM и SHV). В клинической практике давно и успешно используются комбинации антибиотиков бета-лактамного ряда с известными ингибиторами бета-лактамаз класса А: ампициллин-сульбактам, амоксициллин-клавуланат, тикарциллин-клавуланат и пиперациллин-тазобактам [4,11].

Тем не менее, ферментативная деградация бета-лактамов вследствие продукции бета-лактамаз различными представителями микрофлоры ротовой полости – важный, но далеко не единственный механизм устойчивости бактерий к данным антибактериальным препаратам. Существует ряд существенных для клиники механизмов резистентности микроорганизмов к бета-лактамным антибиотикам: видоизмененные ПСБ со сниженной аффинностью к бета-лактамным антибиотикам, ускоренная эвакуация антибиотиков из бактериальной клетки с помощью мембранных молекулярных насосов («помп»), снижение проницаемости наружных мембран бактерий для бета-лактамных антибиотиков [9, 10]. Описан также феномен продукции бета-лактамаз непатогенными бактериями ротовой полости, которые таким образом защищают патогенную микрофлору от воздействия бета-лактамов (т.н. «ко-патогенная» флора); при этом патогенные микроорганизмы могут сами не продуцировать бета-лактамазы [21].

Помимо этого, макроорганизм сам по себе небезразличен к введению антибиотиков. Данные соединения являются чужеродными для него, поэтому он стремится освободиться от них, используя различные пути и механизмы (система цитохромов P 450, почечные дегидропептидазы и т.д. [13,16]).

Следует также принять во внимание недавно описанный феномен т.н. «эндогенной» устойчивости к бета-лактамным антибиотикам за счет наличия бета-лактамазной активности у некоторых эндогенных факторов человеческого организма, прежде всего – у сывороточного альбумина [1,2]. Известно, что альбумин – один из основных белков ротовой жидкости, причем его концентрация может существенно расти при воспалительном процессе либо при кровоточивости слизистой полости рта [12]. Вклад альбумина в общий уровень бета-лактамазной активности ротовой жидкости никогда не изучался.

Уточнение природы бета-лактамазной активности ротовой жидкости позволило бы целенаправленно бороться с обусловленной ею неэффективностью бета-лактамных антибиотиков в лечении как терапевтических, так и хирургических гнойно-воспалительных заболеваний челюстно-лицевой области. 

Материалы и методы

Объектом для исследования послужили образцы ротовой жидкости пациентов с гнойно-воспалительными заболеваниями челюстно-лицевой области, собранные в 2012-13 гг. на базе отделения челюстно-лицевой хирургии УЗ «Витебская областная клиническая больница №1».

Для выявления природы бета-лактамазной активности ротовой жидкости были выполнены следующие эксперименты:

1. Фракционирование образцов ротовой жидкости (n=4) при помощи препаративного диск-электрофореза в 7,5% полиакриламидном геле. По завершении электрофореза столбики геля разрезались на равные фрагменты длиной 0,5 см, после чего изолированно определялась бета-лактамазная активность каждого из них; расположение белковых фракций выявлялось путем окраски контрольных столбиков геля красителем Кумасси R250.

2. Обработка образцов ротовой жидкости с наиболее выраженной бета-лактамазной активностью (n=10) взвесью гранул голубой сефарозы (реактив, 1 мг которого избирательно связывает до 11,0 мг человеческого сывороточного альбумина, практически не взаимодействуя с другими белками; CAS 66456-82-4) [17]. Данный эксперимент позволяет оценить долю бета-лактамазной активности ротовой жидкости, опосредованную сывороточным альбумином.

К 100 мкл проб ротовой жидкости добавлялось по 100 мкл взвеси гранул голубой сефарозы, смесь встряхивалась 30 минут, затем гранулы отделялись центрифугированием в течение 60 с при 14,5 тыс. об/мин.

3. Ингибирование бета-лактамазной активности образцов ротовой жидкости (n=16) раствором тазобактама (ингибитора бактериальных бета-лактамаз класса А) в конечной концентрации 5 мг/мл.

Образцы слюны сохранялись при −20°С; непосредственно перед проведением исследования все пробы одновременно размораживались, после чего центрифугировались при 7.000 об/мин в течение 5 минут, затем отделялся прозрачный надосадок, который использовался в дальнейших исследованиях. В случае, если общий объем надосадка оказывался менее 0,2 мл, он доводился до 0,2 мл стерильным физиологическим раствором хлорида натрия.

Определение уровня бета-лактамазной активности ротовой жидкости выполнялось путем спектрофотометрической регистрации распада антибиотика цефалоспоринового ряда нитроцефина, для чего использовалась тест-система «БиоЛактам» (ООО «СИВитал», РБ).

В основе тест-системы «БиоЛактам» лежит спектрофотометрическая методика, базирующаяся на изменении окраски синтетического антибиотика цефалоспоринового ряда нитроцефина при распаде его бета-лактамной связи. При этом происходит батохромный сдвиг в хромофорной системе молекулы, и максимум ее поглощения меняется с 390 нм на 486 нм. Нитроцефин разрушается всеми известными бета-лактамазами [14]. Бета-лактамазная активность оценивалась в % распада стандартного количества нитроцефина, вносимого в каждую анализируемую пробу. Эксперименты выполнялись в соответствии со стандартной методикой, изложенной в инструкции, прилагаемой к тест-системе. 

Результаты и обсуждение

1. Исследование вклада человеческого сывороточного альбумина в суммарную бета-лактамазную активность ротовой жидкости

Обработка образцов ротовой жидкости взвесью гранул голубой сефарозы показала, что в 4 пробах из 10 включённых в данный эксперимент бета-лак­тамазная активность практически не изменилась после обработки, а в оставшихся 6 пробах – снизилась в среднем на 19,9±4,4% (см. рисунок 1). Средний уровень бета-лактамазной активности до обработки голубой сефарозой составил 72,7% (95% ДИ: 63,8…81,6; min 51,8 max 90,0), после обработки – 61,2% (95% ДИ: 46,7…75,7; min 30,7 max 88,1).

Как было указано ранее, голубая сефароза – коммерческий реагент, 1 мл гранул которого селективно связывает ≥11,5 мг человеческого сывороточного альбумина (ЧСА), что позволяет оценить долю бета-лактамазной активности образцов ротовой жидкости, опосредованную исключительно альбумином.

Соответственно, результаты данного эксперимента показывают, что в 6 пробах ротовой жидкости бета-лактамазная активность совершенно не связана с присутствием ЧСА, в то время как в 4 оставшихся пробах ЧСА опосредует не более 20% суммарной бета-лактамазной активности ротовой жидкости. 

2. Результаты ингибирования бета-лактамазной активности ротовой жидкости раствором тазобактама

Ингибирование бета-лактамазной активности проб ротовой жидкости раствором тазобактама в итоговой концентрации 5 мг/мл показало, что указанная активность в ходе эксперимента снизилась в среднем на 83,2±21,6% (см. рисунок 2). Средний уровень бета-лактамазной активности проб до ингибирования составил 72,6% (95% ДИ: 66,7…78,5; min 55,5 max 91,2), после ингибирования – 11,2% (95% ДИ: 4,2…18,2; min 0 max 36,9).

Примечание: АКТ_исх – исходная активность, АКТ_сеф –

активность проб после обработки взвесью гранул голубой сефарозы

Рисунок 1 – Снижение бета-лактамазной активности ротовой жидкости

после обработки взвесью гранул голубой сефарозы


Рисунок 2 – Снижение бета-лактамазной активности ротовой жидкости

после ингибирования раствором тазобактама (5 мг/мл) 

При этом следует отметить, что в 10 из 16 исследованных проб (62,5%; 95% ДИ: 38,8…86,2) бета-лактамазная активность в результате ингибирования снизилась практически до нуля (уровень снижения составил 95-100% от исходного); это подтверждает, что бета-лактамазная активность в данных образцах ротовой жидкости связана исключительно с присутствием в них бактериальных бета-лактамаз класса А, поскольку тазобактам не взаимодействует с бета-лакта­мазами других классов, а бета-лактамазную активность ЧСА он ингибирует в значительно меньшей степени (в концентрации 5 мг/мл снижает собственную ферментативную активность альбумина на ≈20% от исходной [1]).

Все 6 проб ротовой жидкости, в которых часть бета-лактамазной активности (суммарно до 16,8%) была обусловлена эндогенными факторами, имели явные примеси крови и/или воспалительного экссудата. Соответственно, данная активность, скорее всего, связана с особыми свойствами человеческого сывороточного альбумина, что хорошо согласуется с результатами предыдущего эксперимента, согласно которому, ЧСА может обуславливать до 19,9% суммарной бета-лактамазной активности ротовой жидкости. 

3. Анализ бета-лактамазной активности изолированных белковых фракций ротовой жидкости

Фракционирование 4-х упомянутых ранее образцов ротовой жидкости с изолированным определением бета-лактамазной активности белковых фракций показало, что таковой активностью обладают многие белки, входящие в состав ротовой жидкости, и, в частности, сывороточный альбумин (молекулярная масса от 66,4 до 66,6 кДа [19]). Яркая полоса, соответствующая α-амилазе (58-62 кДа [17]), хорошо заметна на электрофореграммах ротовой жидкости (типичный пример приведён на рисунке 3).

Тем не менее, во всех четырёх случаях максимум указанной активности соответствовал белкам, молекулярная масса которых приблизительно соответствует 38,5-43,8 кДа. При этом в участках геля, соответствующих максимальному уровню бета-лактамазной активности, не было выявлено и документировано ни одной видимой глазом полосы окрашивания, что говорит об очень незначительной концентрации данных белков и, соответственно, об их очень высокой удельной бета-лактамазной активности, что нетипично для эндогенных белковых факторов макроорганизма наподобие ЧСА.

Известно, что молекулярная масса бета-лактамаз класса А, продуцируемых патогенными, условно-патогенными и непатогенными представителями микрофлоры полости рта (Morganellamorganii, Enterobactercloacae, Pseudomonasfluorescens, Psychrobacterimmobilis, Serratiamarcescens, Streptomycescacaoi, Morganellamorganii, Acinetobacterbaylyi, Pectobacteriumcarotovorum и др.), может находиться в интервале 38-44 кДа [3] (см. таблицу 1).

Рисунок 3 – Бета-лактамазная активность белковых фракций

ротовой жидкости, изолированных электрофорезом

Примечания: 1) На графике по оси абсцисс отложены номера фрагментов геля в порядке возрастания (от старта к финишу электрофореза), по оси ординат – уровень бета-лакта­мазной активности в соответствующих фрагментах; 2) На денситограмме сверху показаны пики, соответствующие визуализированным полосам белковых фракций в трубке геля; 3) На денситограмму наложены фотография оригинальной электрофореграммы и график распределения бета-лактамазной активности по длине трубки геля; 4) На фотографии электрофореграммы указана молекулярная масса полосы α-амилазы и участка, соответствующего максимальному выявленному в эксперименте уровню бета-лактамазной активности. 

Таким образом, можно констатировать, что бета-лактамазная активность изученных образцов ротовой жидкости связана преимущественно с белками, отличающимися низкой концентрацией (на соответствующих участках электрофореграмм не видны окрашенные полосы), но высокой удельной бета-лакта­мазной активностью, и при этом имеющих молекулярную массу около 40 кДа, что существенно меньше, чем у человеческого сывороточного альбумина. 

Таблица 1 – Молекулярная масса бета-лактамаз, продуцируемых некоторыми представителями микрофлоры полости рта (из базы данных BRENDA [3]) 

М, дальтон

Вид микроорганизма-продуцента

38000

Citrobacter freundii

38000

Morganella morganii

38720

Enterobacter cloacae

38720

Pseudomonas fluorescens

38720

Psychrobacter immobilis, Serratia marcescens

40000

Pseudomonas aeruginosa

40000

Streptomyces cacaoi

40000

Bacillus spp.

40000

Morganella morganii

40000

Acinetobacter baylyi

40000

Pectobacterium carotovorum

40000

Escherichia coli

41000

Morganella morganii

41000

Psychrobacter immobilis

42700

Enterobacter cloacae

Выводы

1. Бета-лактамазная активность ротовой жидкости преимущественно (на 80-100%) обусловлена белками с молекулярной массой 38-43 кДа, обладающими чрезвычайно высокой бета-лактамазной активностью на единицу массы, причём указанная активность эффективно (в среднем на 83% от исходной, max 100%, min 45%) подавляется ингибиторами бета-лактамаз класса А (в частности, тазобактамом). Помимо этого, данные белки не сорбируются гранулами голубой сефарозы, сохраняя свою активность в ротовой жидкости.

Указанные белки с наибольшей вероятностью являются бета-лактамазами класса А, продуцируемыми представителями патогенной, условно-патогенной и непатогенной микрофлоры полости рта;

2. В существенно меньшей степени (на 0-20%) бета-лактамазная активность ротовой жидкости обусловлена эндогенными факторами человеческого организма, прежде всего – человеческим сывороточным альбумином;

3. Наиболее очевидным способом преодоления высокой бета-лактамазной активности ротовой жидкости является использование для лечения профильных пациентов ингибитор-защищенных антибиотиков бета-лактамного ряда.

Библиографический список:

1. Природа бета-лактамазной активности сыворотки крови: структура активного центра альбумина / И.В. Жильцов [и др.] // Медицинская панорама: рецензируемый научно-практический журнал для врачей и деловых кругов медицины. – Минск. – 2011. – №7 (124). – с. 49-54.
2. Природа бета-лактамазной активности сыворотки человеческой крови / И.В. Жильцов, И.С. Веремей, В.М. Семенов и др. // Медицинская панорама: рецензируемый научно-практический журнал для врачей и деловых кругов медицины. – Минск. – 2011. – №7 (124). – с. 31-35.
3. BRENDA – The Comprehensive Enzyme Information System. Information on EC 3.5.2.6 – beta-lactamases / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// www.brenda-enzymes.info/enzyme.php?ecno=3.5.2.6#MOLECULAR WEIGHT. – Дата доступа: 22.01.2015.
4. Drawz, S.M. Three decades of beta-lactamase inhibitors / S.M. Drawz, R.A. Bonomo // Clin Microbiol Rev. – 2010. – Vol. 23, №1. – P. 160-201.
5. Elander, R. Industrial production of beta-lactam antibiotics / R. Elander // Applied microbiology and biotechnology. – 2003. – Vol. 61 (5–6). – P. 385-392.
6. Elisabeth, M. Bacterial diversity in the oral cavity of ten healthy individuals / M. Elisabeth, D. Clara, C. Gary et al. // ISME J. – 2010. – Vol. 4 (8). – P. 962-974.
7. Francesco D.G. Cibacron Blue and proteomics: the mystery of the platoon missing in action / Francesco D.G., Pier G.R., D'Amato A., Chung M. // J. Proteomics. – 2011. – Vol. 74 (12). – P. 2856-2865.
8. Guobis, Ž. Microflora of the oral cavity in patients with xerostomia / Ž. Guobis, V. Kareivienė, N. Basevičienė et al. // Medicina (Kaunas). – 2011. – Vol. 47 (12). – P. 646-651.
9. Karbach, J. Multiple resistance to betalactam antibiotics, azithromycin or moxifloxacin in implant associated bacteria / J. Karbach, A.S. Callaway, B. Willershausen et al. // Clin. Lab. – 2013. – Vol. 59 (3-4). – P. 381-387.
10. Livermore, D.M. Mechanisms of resistance to beta-lactam antibiotics / D.M. Livermore // Scand. J. Infect. Dis. Suppl. – 1991. – Vol. 78. – P. 7-16.
11. Mealey, K.L. Penicillins and beta-lactamase inhibitor combinations / K.L. Mealey // J. Am. Vet. Med. Assoc. – 2001. – Vol. 218, №12. – P. 1893-1896.
12. Meurman, J.H. Salivary albumin and other constituents and their relation to oral and general health in the elderly / J.H. Meurman, P. Rantonen, H. Pajukoski, R. Sulkava // Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. – 2002. – Vol. 94 (4). – P. 432-438.
13. Moellering, R.C. The carbapenems: new broad spectrum beta-lactam antibiotics / R.C. Moellering, G.M. Eliopoulos, D.E. Sentochnik // J. Antimicrob. Chemother. – 1989. – Vol. 24, Suppl. A. – P. 1-7.
14. Novel method for detection of b-lactamases by using a chromogenic cephalosporin substrate / H.C. Callaghan [et al.] // Antimicrobial agents and chemotherapy. – 1972. – Vol. 1, №4. – P. 283-288.
15. Occurrence and mechanisms of resistance to beta-lactam antibiotics in clinically important species of Enterobacter / D. Michálková-Papajová [et al.] // Epidemiol. Mikrobiol. Imunol. – 2001. – Vol. 50, №3. – P. 121-130.
16. Pea, F. Pharmacokinetic aspects of treating infections in the intensive care unit: focus on drug interactions / F. Pea, M. Furlanut // Clin. Pharmacokinet. – 2001. – Vol. 40, №11. – P. 833-868.
17. Peng, Y. Purification and high-resolution top-down mass spectrometric characterization of human salivary α-amylase / Y. Peng, X. Chen, T. Sato et al. // Anal. Chem. – 2012. – Vol. 84 (№7). – P. 3339-3346.
18. Putnam, F.W. The Plasma Proteins, 2nd Ed., Vol. 1 / Ed. F.W. Putnam // Academic Press, New York (1975). – pp. 133-181.
19. Prieto-Prieto, J. Microbiological basis of oral infections and sensitivity to antibiotics / J. Prieto-Prieto, A. Calvo // Med Oral Patol Oral Cir Bucal. – 2004. – Vol. 9, Suppl. 15-8. – P. 11-14.
20. Tets, V.V. Unknown pathogens from the human oral microflora of interest for otorhinolaryngology / V.V. Tets, G.V. Tets, D.S. Vikina et al. // Vestn. Otorinolaringol. – 2014. – Vol. 1. – P. 33-36.
21. Van Steenbergen, T.J.M. Pathogenic synergy: mixed infections in the oral cavity / T.J.M. van Steenbergen, A.J. van Winkelhoff, J. de Graaff // Antonie van Leeuwenhoek. – 1984. – Vol. 50, Issue 5-6. – P. 789-798.




Рецензии:

21.09.2015, 9:14 Розыходжаева Гульнора Ахмедовна
Рецензия: Статья представляет большой научно-практический интерес, посвящена актуальной проблеме. Статья имеет правильную структуру. Выводы сосуществуют поставленной цели и задачам. Написана грамотна, убедительно. Рекомендую статью к публикации

21.09.2015, 9:18 Розыходжаева Гульнора Ахмедовна
Рецензия:  Статья соответствует всем требованиям, предъявляемым к оригинальным статьям. Написана грамотна и убедительно.Рекомендую статью к публикации.

22.09.2015, 19:58 Походенько-Чудакова Ирина Олеговна
Рецензия: Р Е Ц Е Н З И Я на статью И.В. Жильцова, Т. А. Торосян, В.М. Семенова, С.К. Егорова, А.Р. Прудникова «БЕТА-ЛАКТАМАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ РОТОВОЙ ЖИДКОСТИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНОМЕНА» Представленная статья «БЕТА-ЛАКТАМАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ РОТОВОЙ ЖИДКОСТИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНОМЕНА» посвящена весьма актуальному вопросу – анализу бета-лактамазной активности ротовой жидкости (РЖ). Актуальность избранной авторами темы публикации определяет тот факт, что уточнение природы бета-лактамазной активности РЖ может способствовать разработке наиболее адекватных мероприятий направленных на борьбу с неэффективностью бела-лактамных антибиотиков, применяемых и при инфекционно-воспалительных процессах челюстно-лицевой области и шеи. Статья построена по принципу оригинальной статьи и состоит из: аннотации на русском и английском языках, ключевых слов, введения; раздела, содержащего материалы и методы исследования, результатов и их обсуждений, выводов, библиографического списка источников специальной литературы в количестве 21 наименования (2 – на русском и 19 – на английском языке). Материал, представленный в публикации, изложен авторами последовательно, грамотно, легко читается и воспринимается. Выводы логично вытекают из полученных авторами результатов и являются в полной мере обоснованными. Статья хорошо иллюстрирована (содержит 3 рисунка и 1 таблицу). При этом хотелось бы посоветовать авторам, более четко определить цель исследования. Однако сделанное замечание не носит принципиального характера и не снижает общей положительной оценки публикации и ее высокой научно-практической значимости. Заключение. На основании изложенного выше, считаю возможным заключить, что статья И.В. Жильцова, Т. А. Торосян, В.М. Семенова, С.К. Егорова, А.Р. Прудникова «БЕТА-ЛАКТАМАЗНАЯ АКТИВНОСТЬ РОТОВОЙ ЖИДКОСТИ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФЕНОМЕНА» соответствует профилю электронного журнала «SCIARTICLE.RU» и межет быть рекомендована к опубликованию. Заведующая кафедрой хирургической стоматологии учреждения образования «Белорусский государственный» медицинский университет», доктор медицинских наук, профессор И. О. Походенько-Чудакова 22 сентября 2015 года



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх