Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?
Научные направления
Поделиться:
Статья опубликована в №81 (май) 2020
Разделы: Лингвистика, Культурология, Филология
Размещена 10.05.2020. Последняя правка: 24.06.2020.
Просмотров - 424

СИМВОЛИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ ЛИЧНОГО ИМЕНИ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ (НА МАТЕРИАЛЕ РОМАНА В. ГЮГО «СОБОР ПАРИЖСКОЙ БОГОМАТЕРИ»)

Оздоева Макка Магометовна

студент магистратуры

Омский Государственный Педагогический Университет, факультет иностранных языков

студент магистратуры

Новоселова Н.В., кандидат филологических наук, доцент кафедры французского языка, Омcкий государственный педагогический университет


Аннотация:
В данной статье проводится мысль о том, что в художественном произведении личное имя может выступать в символической функции и способствовать реализации авторского замысла, являясь, в частности, символом характеристик, положительных или отрицательных, персонажей романа. В качестве иллюстрации данного положения в статье рассматриваются личные имена персонажей романа В.Гюго «Собор Парижской Богоматери». Показано, как выбирая имена для персонажей романа, автор использует приём антитезы для противопоставления по внешним (физическим) и внутренним (качественным) характеристикам вымышленных им персонажей.


Abstract:
This article suggests that in a work of fiction, a personal name can act in a symbolic function and contribute to the implementation of the author's idea, being, in particular, a symbol of the characteristics, positive or negative, of the characters in the novel. As an illustration of this provision, the article considers the personal names of the characters in the novel V.Hugo "Notre-Dame De Paris". It is shown how choosing names for the characters of the novel, the author uses the antithesis technique to contrast the external (physical) and internal (qualitative) characteristics of the fictional characters.


Ключевые слова:
личное имя; символ; символическая функция; антитеза; контраст

Keywords:
personal name; symbol; symbolic function antithesis; contrast


УДК 811.133.1

В нашей статье мы обращаемся к рассмотрению символической функции личного имени в художественном произведении. Под личным именем мы вслед за Н.В. Подольской понимаем любое собственное имя человека, как основное, официальное, данное человеку при рождении так и выбранная для себя взрослым человеком неофициальная форма этого имени [5, с. 31, 69]. Говоря о функционировании личных имён в художественном произведении, Б.М. Джандар и А.Д. Лоова в своей работе, наряду с идентифицирующей, пространственно-временной, характеризующей и сравнительно-описательной функциями, выделяют и символическую функцию. Однако здесь личное имя представляет собой наименование невымышленного объекта и субъекта, являющегося, благодаря присутствующему в представлении о нем набору ассоциаций, отсылкой читателя к стоящему за ним понятию [3]. С нашей точки зрения, личное имя может появляться в художественном произведении в результате потребности автора выделить и вымышленного персонажа как индивида из группы ему подобных, и в этом случае личное имя может функционировать в художественном произведении как символ качеств и характеристик данного персонажа. Одним из важнейших свойств символа, который мы понимаем как универсальную эстетическую категорию, раскрывающуюся через сопоставление с художественным образом, с одной стороны, знаком и аллегорией — с другой, является его образность [4, c. 97].

Актуальность темы исследования определяется интересом современных лингвистов к функциональной и содержательной сторонам литературной антропонимики в целом и французского языка в частности. С одной стороны, данный факт обусловлен необходимостью дальнейшего исследования функционирования антропонимов первого и второго порядка в художественном тексте, с другой стороны, значимостью литературных антропонимов для верного восприятия и истолкования художественного текста.

Объектом исследования в нашей статье являются текстовые отрывки, содержащие лексические единицы, относимые к антропонимам, как первого, так и второго порядка в современном французском языке.

Цель данной статьи – определить художественный потенциал антропонимов первого и второго порядка на материале романа В. Гюго «Собор Парижской Богоматери».

Материалом исследования выступают лексические единицы, функционирующие как личные имена персонажей в романе В. Гюго «Собор Парижской Богоматери» (V. Hugo «Notre-Dame de Paris») [8].

Известно, что В.Гюго обладал колоссальным воображением и стилем огромного диапазона и влияния, благодаря которым он, вероятно, всегда будет высоко цениться среди писателей, способных «расшевелить» человеческие души. Его роман «Собор Парижской Богоматери» относится к жанру исторического романа, однако автор не объективен, и текст пронизан его отношением и эмоциями к представляемому материалу. Субъективность стиля В.Гюго неоднократно подчеркивалась исследователями. Среди них А.В. Быков, который особенно отмечает яркость, эмоциональность и эффектность стиля В. Гюго, выделяя в качестве любимых приёмов гротеск и резкий контраст, столкновение крайних противоположностей, например, безобразия и ангельской красоты, [1, с. 25] в своей статье в этой связи подчеркивает сочетание у В. Гюго требования правды с требованием свободы творчества, отмечая преобладание субъективной правды над правдой объективной. Также  М.В. Толмачев обращает наше  внимание на то, что воображение В. Гюго призвано романтизировать действительность, показать за ее будничной оболочкой извечную схватку добра и зла. [6, с. 43]. Символику в творчестве В. Гюго 20-х годов характеризуют следующим образом: «В символическом сравнении он ищет форму выражения своей философии». В статье показано влияние на писателя популярной тогда во Франции философии тождества, по-своему утверждавшей идею всеобщего развития и связи явлений [2, с. 35].

Действие романа В.Гюго «Собор Парижской Богоматери» происходит во времена Средневековья. Жизнь, изображенная в романе, насыщена социальными контрастами. В этой связи примечательными своей необычностью представляются и личные имена персонажей, используемые, как представляется для усиления противопоставления центральных образов: цыганка Эсмеральда (Esméralda), горбун Квазимодо (Quasimodo), военный Феб де Шатопер (Phœbus de Châteaupers), священник Клод Фролло (Claude Frollo), молодая дворянка Флёр-де-Лис де Гонделорье (Fleur-de-Lys de Gondelaurier). Характеризуя персонажей, В. Гюго использует приём антитезы в широком её смысле, предполагающем обозначение любого содержательно-значимого контраста. Однако стоит отметить главное отличие антитезы от контраста, заключающееся в открытой демонстрации. Так  антитеза довольно часто демонстрируется через слова-антонимы, то есть открыто, в то время как контраст в большинстве случаев бывает неявным, намеренно скрытым.

Эсмеральда ассоциируется с драгоценным камнем изумрудом (от старофр. esmeralde – зелёный драгоценный камень [9, c. 202]) – это объединяющий персонаж, все остальные проявляют себя через их отношение к ней, через свою любовь. Кто-то любит возвышенно и чисто как Квазимодо (А.В. Быков характеризует любовь Квазимодо к Эсмеральде как высшую форму любви в романе, альтруистическую любовь, в которой нет ни капли эгоизма [1, с. 25]), а кто-то испытывая лишь плотское влечение, как Феб и Клод. Сама же Эсмеральда является образом, символом любви чистой, бескорыстной и влюблена она в Феба.

Эсмеральда и Феб — искренность и лживость, самоотверженность и самовлюбленность. Феб – прекрасный снаружи, но гнилой внутри. Имя, созвучное с прозвищем греческого бога солнца, Аполлона, обозначает «лучезарный, сияющий» [7]. В самом начале романа Феб спасает Эсмеральду от опасности, и видится ей прекрасным благородным рыцарем на белом коне. Это первое впечатление не даёт Эсмеральде разглядеть его истинное лицо, лицо человека заурядного и пустого, эгоиста, не способного на глубокие чувства [1, 26]. Он не был достоин любви Эсмеральды, ведь за красивой внешностью не было ничего достойного. В то время как Эсмеральда будучи в заключении переносила пытки, Феб думал лишь о своей репутации.

Phoebus, de son côté, n’avait pas fait une grande fuite. Il était allé tout simplement rejoindre sa compagnie, en garnison à Queue-en-Brie, dans l’Ile-de-france, à quelques relais de Paris. Après tout, il ne lui agréait nullement de comparaître en personne dans ce procès. Il sentait vaguement qu’il y ferait une mine ridicule (V. Hugo «Notre-Dame de Paris»). Что же касается Феба, то он убежал недалеко. Он просто-напросто отправился в свой отряд, стоявший в Кеан-Бри, в ИльдеФранс, на расстоянии нескольких почтовых станций от Парижа. В конце концов его нисколько не привлекала мысль предстать перед судом. Он смутно чувствовал, что будет смешон (В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»).

Внешне в романе противопоставляются Эсмеральда и Квазимодо — красота и физическое уродство. Внутренне мы можем противопоставить Феба (внешняя красота и убожество души) и Квазимодо (физическое уродство и духовная красота). Квазимодо (лат. Quasimodo — «как», «как будто») – библейское именование, от лат. «получеловек, недочеловек». Его любовь к Эсмеральде бескорыстна, чиста и красива, он ничего не требует и не ждёт от возлюбленной. Спасает, даёт приют и хочет привести к ней того, в кого она влюблена – красавца Феба, но тот трусливо избегает встречи. В данном примере мы наблюдаем как личное имя, говорящее о красоте его носителя (др.греч. Phoebus - «лучезарный, сияющий»), становится символом низости и предательства [7]. А имя, указывающее на уродство (лат. Quasimodo — «получеловек, недочеловек»), ассоциируется с чистой и бескорыстной любовью. Ведь, если сравнить то, как себя повели Феб и Квазимодо во время казни Эсмеральды, то мы видим, чья любовь действительно чиста и искренна.

«J’ai compris, répondit-il. Vous me demandez pourquoi je vous ai sauvée. Vous avez oublié un misérable qui a tenté de vous enlever une nuit, un misérable à qui le lendemain même vous avez porté secours sur leur infâme pilori. Une goutte d’eau et un peu de pitié, voilà plus que je n’en paierai avec ma vie. Vous avez oublié ce misérable ; lui, il s’est souvenu» (V. Hugo «Notre-Dame de Paris»). – Японял, – ответилон. – Выспрашиваете, зачемявасспас? Вы позабыли того несчастного, который однажды ночью пытался похитить вас, того несчастного, к которому вы назавтра пришли на помощь, когда он стоял у гнусного позорного столба. За эту каплю воды, за эту каплю жалости я могу заплатить лишь всей своей жизнью. Вы позабыли этого беднягу, но он помнит вас! (В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»)

Эсмеральда и Клод Фролло — бескорыстная, жертвенная любовь и эгоистичное, смертоносное влечение. Клод – старо-французское Claude «великолепный» (имеется в виду его учёность, знания) или латинское Claudius «хромой, калека», (указывает на его изувеченную душу) [9, с. 141]. В нём скрыто противопоставление между красотой разума и бедностью души. Любовь Клода Фролло самая противоречивая из всех. Свои чувства кажутся ему греховными, а то, что предметом его страсти является уличная плясунья и вовсе унижает его. Ревность сначала к Фебу, а потом и к Квазимодо заставляет его перейти к решительным действиям и уничтожить источник своих мучений – Эсмеральду.

«Une dernière fois, veux-tu être à moi?»

Elle répondit avec force :

«Non.»

Alors il s’écria d’une voix haute:

«Gudule ! Gudule ! voici l’égyptienne ! venge-toi!»

La jeune fille se sentit saisir brusquement au coude. Elle regarda. C’était un bras décharné qui sortait d’une lucarne dans le mur et qui la tenait comme une main de fer.

«Tiens bien ! dit le prêtre. C’est l’égyptienne échappée. Ne la lâche pas. Je vais chercher les sergents. Tu la verras pendre.» (V. Hugo «Notre-Dame de Paris»).

– Спрашиваю тебя в последний раз: согласна ты быть моею?

Она ответила твердо:

– Нет.

Тогда он громко крикнул:

– Гудула! Гудула! Вот цыганка! Отомсти ей!

Девушка почувствовала, что ктото схватил ее за локоть. Она оглянулась и увидела костлявую руку, высунувшуюся из оконца, проделанного в стене; эта рука схватила ее, словно клещами.

– Держи ее крепко! – сказал священник. – Это беглая цыганка. Не выпускай ее. Я пойду за стражей. Ты увидишь, как ее повесят (В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»).

Отдельно хотелось бы выделить имя состоятельной невесты Феба, Флёр-де-Лис (Fleur-de-Lys). Согласно «Полной книге имён» К.М. Шеарда, Fleur-de-Lys – французское средневековое имя, связанное со стилизованной геральдической  лилией, символом французской монархии. В переводе с французского имя обозначает «цветок лилии» [9, c. 232]. Героиня романа В. Гюго отражает в себе стереотипный образ молодой дворянки. Фамилия героини также несёт в себе скрытый смысл. Gondelaurier можно разложить на составляющие Gond (фр. «дверная петля») и laurier (фр. «лавровый лист»). Можно предположить, что автор представляет Флёр-де-Лис как дверь, ведущую Феба к новому социальному статусу, к «лавровым листьям», что, в свою очередь, предполагает аллюзию на греческий миф об Аполлоне и Дафне. Будучи влюбленным в нимфу, Аполлон преследовал её до тех пор, пока Дафна не попросила помощи у своего отца, который превратил её в лавровое дерево. Аполлон сделал корону из листьев, взятых с этого дерева. Так и Феб, преследует Флёр-де-Лис, но только для того, чтобы заполучить её статус и богатство, «лавровый венец» [10].

Fleur-de-Lys était son avant-dernière passion, une jolie fille, une charmante dot; <...> Phoebus, qui n’avait rien vu en fait de beauté depuis les margotons de Queue-en-Brie, fut enivré de Fleur-de-Lys, ce qui donna à notre officier une manière si empressée et si galante que sa paix fut tout de suite faite (V. Hugo «Notre-Dame de Paris»). Флер-де-Лис, его предпоследняя страсть, была прелестная девушка с богатым приданым <…> Феб, уже давно не видевший красавиц, кроме разве доступных красоток Ке-ан-Бри, был опьянен Флер-деЛис, и это придало такую любезность и галантность манерам капитана, что мир был тотчас же заключен (В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»).

Противоречия в творчестве Гюго, использование антитезы в широком её смысле остались характерным признаком романтизма. В следующей таблице собраны примеры использования антитезы в характеристике персонажа и символизма имён собственных в романах В. Гюго.

Таблица 1 – Антитеза, как характеристика персонажа в романе                  В. Гюго «Собор Парижской Богоматери»

Вымышленный антропоним

Символ, образ

Антитеза имен

Антитеза качеств, образов

Эсмеральда (зелёный драгоценный камень)

Любовь чистая,  бескорыстная;

Красота;

Искренность;

Самоотверженность

Феб (лучезарный, сияющий)

Искренность и лживость;

Самоотверженность и самовлюбленность

Квазимодо (получеловек, недочеловек)

Искренность, самоотверженность и физическое уродство

Клод (великолепный,

хромой, калека)

Бескорыстная, жертвенная любовь и эгоистичное, смертоносное влечение

Флёр-де-Лис (геральдическая лилия, дверь, ведущая к лавровым листьям)

Статус, богатство, родословная и отсутствие статуса, бедность, сиротство

Феб де Шатопер (лучезарный, сияющий)

Лживость;

Самовлюбленность;

Прекрасный снаружи, но гнилой внутри;

Низость;

Предательство

Эсмеральда (зелёный драгоценный камень)

Искренность и лживость;

Самоотверженность и самовлюбленность

Квазимодо (получеловек, недочеловек)

Внешняя красота и физическое уродство;

убожество души

и духовная красота

 

Квазимодо (получеловек, недочеловек)

Уродливый снаружи, но прекрасный внутри;

Любовь

бескорыстная,

чистая,

красивая;

Самоотверженность

 

Эсмеральда (зелёный драгоценный камень)

Красота и физическое уродство

Феб (лучезарный, сияющий)

Внешняя красота и физическое уродство;

Убожество души

и духовная красота

Клод Фролло (великолепный,

хромой, калека)

Эгоистичное, смертоносное влечение

Эсмеральда (зелёный драгоценный камень)

Бескорыстная, жертвенная любовь и эгоистичное, смертоносное влечение.

Флёр-де-Лис де Гонделорье (геральдическая лилия, дверь, ведущая к лавровым листьям)

Символ французской монархии;

Стереотипный образ молодой дворянки;

Дверь, ведущую Феба к новому социальному статусу;

Статус и богатство

 

Эсмеральда (зелёный драгоценный камень)

Статус, богатство, родословная и отсутствие статуса, бедность, сиротство.

Таким образом, мы видим, что в романе В. Гюго личное имя является символом качеств, характеристик персонажей: Эсмеральды, Квазимодо, Феба, Клода Фролло, Флёр-де-Лис. Личное имя – это своего рода коннотативный маркер, который помогает раскрыть замысел автора.

Библиографический список:

1. Быков А.В. Зарубежная литература XIX века. Романтизм. Курc лекций. – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2012. – 50 c.
2. Волисон, И. Я. К вопросу о сущности и функции романтической символики (На материале творчества В. Гюго) // Филологические науки. – 1972. – № 2. – С. 35-44.
3. Джандар Б. М., Лоова А. Д. К проблеме функционирования личных имен в художественном тексте // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 2: Филология и искусствоведение. – 2012. – №3 (105). – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/k-probleme-funktsionirovaniya-lichnyh-imen-v-hudozhestvennom-tekste (дата обращения: 28.11.2019)
4. Маслова В.А. Лингвокультурология: учеб. пособие для студ. Высш. учеб. заведений. – 4-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2010. – 208 с.
5. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии. М.: Наука, 1978. – 200 с.
6. Толмачев М.В. Свидетель века Виктор Гюго. — В кн.: Гюго. Собр. соч.: В 6-ти т. – Т. 1. — М.: Правда, 1988. – С. 3 – 52.
7. Encyclopedia britannica. Apollo. Greco-Roman mythology. – URL: https://www.britannica.com/topic/Apollo-Greek-mythology (дата обращения: 28.11.2019)
8. Hugo V. Notre-Dame de Paris. – Paris : Gallimard, 2012. – 953 p.
9. Sheard K. M. Llewellyn's Complete Book of Names for Pagans, Wiccans, Witches, Druids, Heathens, Mages, Shamans & Independent Thinkers of All Sorts who are Curious about Names from Every Place and Every Time. – Llewellyn Worldwide, 2011. – 780 p.
10. The hunchblog of Notre Dame, What’s in a name? Fleur de Lys de Gondelaurier by jess. – URL: http://www.thehunchblog.com/2014/03/17/whats-in-a-name-fleur-de-lys-de-gondelaurier/ (дата обращения: 28.11.2019)




Рецензии:

24.06.2020, 14:45 Закирова Оксана Вячеславовна
Рецензия: Тема статьи интересна, но, на наш взгляд, автор не до конца раскрыл символичность имен собственных в произведении. Статья рекомендуется к публикации после доработки.

24.06.2020 16:16 Ответ на рецензию автора Оздоева Макка Магометовна:
Уважаемая Оксана Вячеславовна! Спасибо за замечания и уточнения по структуре статьи. Все замечания учтены. Статья доработана.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх