Публикация научных статей.
Вход на сайт
E-mail:
Пароль:
Запомнить
Регистрация/
Забыли пароль?

Научные направления
Поделиться:
Разделы: История, Культурология, Политология, Регионоведение, Религиоведение
Размещена 14.06.2022. Последняя правка: 12.06.2022.
Просмотров - 417

Проблема исламской религии и власти в жизни Китая

Баишева Джамиля Рафаэлевна

студент-магистр

Казанский (Приволжский) Федеральный университет

студент

Галиуллин Марат Зуфарович, кандидат исторических наук, доцент ФГАОУ ВО Казанский (Приволжский) федеральный университет


Аннотация:
Несмотря на то, что ислам существует в Китае уже 13 столетий, ему так и не удалось занять прочное место в государстве. В основном это связано с причинами географических и историко-культурных связей, которые также оценивают и современное состояние Китая. В данной статье рассматриваются взаимоотношения ислама и китайского государства в историческом аспекте.


Abstract:
Despite the fact that Islam has existed in China for 13 centuries, it has never managed to take a firm place in the state. This is mainly due to the reasons of geographical, historical and cultural relations, which also assess the current state of China. This article examines the relationship between Islam and the Chinese state in a historical aspect.


Ключевые слова:
Китай; религия; ислам; власть; государство; мусульмане; противоречия; этнические группы

Keywords:
China; religion; Islam; power; state; Muslims; contradictions; ethnic groups


УДК 327

Введение. Китайский ислам имеет тесную взаимосвязь с традиционными религиями. Однако, все же он прошел сложный путь адаптации к китайской цивилизации и рассматривается как религия этнических меньшинств. На сегодняшний день, Китай является самой густонаселенной страной в мире. В связи с этим в обществе этой страны возрастает большой интерес к культурной и общественно-политической жизни страны.  

Актуальность работы. Происходит рост интереса к проблемам религии в интеллектуальных кругах КНР. В университетах Китая открываются новые факультеты религиоведения, где рассматриваются в основном социально-этические аспекты, которые связаны с укреплением роли религий в общественной жизни страны.

Целью статьи является анализ отношений между исламом и китайским государством.

Научная новизна. В статье рассматриваются культурные, общественные и политические сферы взаимоотношения мусульманских народов и власти, проживающих на территории Китая. Также делается попытка сопоставить исторические, географические, культурные и языковые факторы, которые определили характер отношений между китайской властью и мусульманами Китая.

Основная часть. Появление ислама на территории Китая относят к VII веку нашей эры, когда группа четырех сподвижников пророка Мухаммада посетила Китай для того, чтобы распространить и проповедовать новую религию. Согласно историческим преданиям, одним из сподвижников являлся Саад Ибн Абу Ваккас – дядя пророка Мухаммада по материнской линии. В 627 (651) году он прибыл в Кантон для проповеди тогда еще новой веры среди арабских торговцев. Император Китая Гаоцзун династии Тан оказал посланникам радушный прием. Позже император велел построить мемориальную мечеть в кантоне в память о пророке Мухаммаде. Эта мечеть является одной их старейших в мире, построенной в Китае. Постепенно ислам был официально представлен и утвержден в Китае в качестве новой религии и культуры. Вместе с тем, ислам также стал проникать в Китай и с северо-запада из Средней Азии вместе с торговцами, которые странствовали по Великому Шелковому пути.

Изначально ислам в Китае распространялся очень медленно через семью и передачу религиозных знаний следующим поколениям. Однако, после прихода внука Чингисхана – Хубилай хана и основания монгольской династии Юань в 1271 году, ислам стал широко распространяться на территории Китая [1, с. 13–23]. Огромная империя потомков Чингисхана раскинулась по всей Азии и включала в себя много персидских, арабских, а также центрально-азиатских территорий, населенных в основном мусульманами, которые присоединялись в монгольскую армию в качестве воинов и ремесленников. После военных действий множество мусульман заселились и осели на территорию Китая, в частности в регионах Запада, а иммиграция мусульман продолжалась на протяжении всего правления династии Юань. В то время, положение мусульман, занимающие должности в государстве и получавшие льготы налогообложения, было довольно высоким, даже выше чем положение китайского чиновничества.

При династии Мин (1368-1644) мусульмане лишились многих привилегий, началась ассимиляция и ограничения на смешанные браки. Дело в том, что рост религиозных сторонников обычно происходит через браки и передача знаний из поколения в поколение, а не через обращение в веру [2, с. 158]. Поэтому религиозная принадлежность к исламу в Китае связана с принадлежностью к этносу. В это время было сформировано несколько мусульманских общин, из которых со временем стали создаваться этно-религиозные группы, такие как уйгуры, хуэй, татары, таджики, узбеки, казахи, халка, сала, дунгане и баоане. Эти группы существуют и сейчас и расселились в основном в Западных провинциях и районах Китая, особенно в Синьцзяне. Их население, проживающее на территории Китая, насчитывает более 20 миллионов человек, что также и является численностью китайских мусульман. Для того чтобы поддержать свое существование в Китае, мусульманам пришлось пойти на многочисленные уступки традиционным религиям на территории страны, поскольку исламские догматы во многом отличались от конфуцианских и даоских норм.

Чтобы частично решить проблему, связанную с языком, во времена династии мин также совершается перевод на китайский язык священного Корана. Лидеры китайского мусульманства в это время провели революцию в системе образования – стали открываться новые школы при мечетях. Спустя некоторое время мусульмане в Китае начинают приспосабливать календарь мусульманских праздников к традиционному китайскому календарю [1, с. 87–111].

Однако огромные культурные противоречия ислама с другими традиционными верованиями китайцев существовали всегда. Основные представления китайцев о своей религии были больше суевериями и характеризовались плюрализмом, и вследствие этого либерализмом веры. А ислам представлял собой строгую монотеистическую доктрину со своим перечнем запретов и предписаний, которые должен соблюдать каждый мусульманин. И даже говоря о языке, арабский язык считался священным среди мусульман, поэтому и верующие, не знающие арабского языка, все равно должны были молиться на языке Корана. Кроме того, свинина в исламе считалась запретной едой и исключалась из рациона мусульман, в то время как для китайцев свинья являлась священным животным. Также и с алкоголем, который среди китайцев, не относившихся к буддийской общине, не имел никаких запретов, в отличие от запретов в исламе.

Ислам, так же, как и христианство, всегда был строг и обязателен. В то время как буддизм был направлен на нравственное самосовершенствование и медитации. Буддизм практически не имел никаких дел с вопросами политики, экономики и общественности, тогда как в исламе издавна существует всеобъемлющий свод законов, который охватывает все аспекты жизни мусульман, и называется шариатом. В странах, где ислам признан официальной государственной религией, принципы юриспруденции и правовые нормы основаны на законах шариата. Таким образом, культурные различия китайцев, исповедующих разные верования, являются довольно ощутимыми.

Ханьцы – это коренные жители Китая, подавляющее большинство населения которых и на сегодняшний день является самой большой этнической группой на территории КНР (около 92% населения). Говоря о географии Китая, то в настоящее время на его территории 10 млн из 20 мусульман проживают в одном из автономных округов Китая, который имеет границу с Россией, Монголией, Индией и Афганистаном. Как уже известно, отношения Китая с этими граничащими странами часто складывались непростым образом. До прихода к власти коммунистов в 1949 году в Синьцзяне не было ханьского населения, однако сейчас в этом районе 90% составляют уйгуры и только 5% ханьцы.

У Синьцзяна существует своя путь недолгая, но своя история независимости. Так в середине 18 века в этом районе создались уйгурами свои собственные царства, которые просуществовали достаточно долгое для такого района время. И перед приходом коммунистической власти уйгурские группировки дважды провозглашали независимость и создавали Восточную Туркестанскую Республику [3].

В 1955 году, сразу же после официального присоединения Синьцзяна к коммунистическому Китаю, мусульманские народы начали бороться за свою независимость с ханьцами, так как видели в них агрессивных чужаков. Одни восстания были мирными, однако другие постепенно начали превращаться в череду насилия с восстаниями, взрывами бомб и политическими сходками. В 90-х годах в одной только провинции Синьцзян было зарегистрировано более двух тысяч актов насилия [4, с. 87]. Исламское Движение Восточного Туркестана является одной из наиболее известных сепаратистских организаций в Китае.

Значительная концентрация мусульман и постоянные сепаратистские выступления заставили китайскую власть принимать жесткие меры по борьбе с такими движениями, осуществить контроль над мусульманскими районами Китая. Исламская Ассоциация Китая – правительственная организация Китая, которая осуществляет контроль над мусульманскими народами на своей территории. Власти контролируют мечети, а имамов назначает государство. Регламентируется и исламская литература. Под особый контроль также взяты и дети мусульман, поскольку традиционно ислам распространяется через семью. В настоящее время китайское правительство строго контролирует действие запрета на религиозное образование до совершеннолетнего возраста. Мусульманам, не достигшим 18 лет, вход в мечети строго запрещен. Девушкам не разрешено носить хиджаб в школу. Также учащимся-мусульманам школьные власти не разрешают соблюдать пост во время Рамадана – месяца, когда все мусульмане в обязаны поститься в дневное время [5].  

На сегодняшний день основной задачей правительства Китая становится борьба с сепаратистскими мусульманскими группами, такими как исламское Движение Восточного Туркестана. Последние несколько десятилетий эти группы отмечены особой активностью и движениями [6]. Скорее всего, это связано с новой миграционной политикой правительства Китая и возникновением ряда тюркских государств, бывших республик Советского Союза.

Несмотря на то, что сепаратистские движения в основном действуют протестами и петициями, организации больших Интернет-форумов, обращения к сочувствующим организациям, взрывы бомб и политические убийства также присутствуют в стране. Китайская власть действует жестко с антиправительственными действиями. В Синьцзяне смертные казни проводятся часто и достаточно быстро.

Строго управляя мусульманами Синьцзяна, власти Китая действительно много делает для развития мусульманских территорий, создает и развивает местную архитектуру. Китайское правительство также поддержало языковую традицию и традиционную культуру мусульман. Также по некоторым правительственным данным, во время политики одного ребенка в семье, проводившаяся с 1979 по 2015 годы в Китае, мусульманам позволяли иметь несколько детей.

Более половины нефти в Китае поступают в страну именно из районов Ближнего востока, где проживают мусульмане. Эти районы, в свою очередь, становятся рынком сбыта китайских товаров [7].

Заключение. Подводя итоги, можно сказать, хотя традиционные противоречия между мусульманами и властями Китая существовали все время, китайские власти все же учитывают мнения мирового сообщества и поддерживают статус-кво с исламскими народами своей страны. Ислам существует в Китае уже достаточно долгое время, и её замкнутость на отдельные религиозно-этнические группы со своим стремлением быть независимыми привела к сложным отношениям с китайским правительством и жесткому контролю государства над вероисповеданием и образованием мусульман. Власти Китая за достаточно короткое время начали развивать экономику в своих областях Запада и стремятся проводить в отношении мусульман сравнительно сбалансированную политику. Это связано с тем, что несмотря на то, что правительство Китая вынуждено предупреждать возникновение недовольства и смуты в кругах Китайских мусульман, оно все же зависимо от экономики, импорта нефти и заинтересовано в мусульманских рынках сбыта товаров в районах, где проживают Китайские мусульмане.

Библиографический список:

1. Mi, Shoujiang and You, Jia, translated by Min, Chang. Islam in China. Beijing, 2004.
2. Overmyer D.L. The China Quarterly Special Issues. New Series. N 3 // Religion in China Today. Cambridge, 2003.
3. URL: http://www.china-embassy.orglenglztlztbps/t36558.htrn
4. Becquelin. Xinjiang in the Nineties. 2000.
5. U.S. Department of State. 2007 Report on International Religious Freedom: China. URL: http://www.state.gov/gldrllr1s/irfl 2007/90l33.htrn
6. Фролова И.Ю. О ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. URL: http://www.riss.ru/?commentsId=182
7. Fatkulin Y. The Plight of the Uighur People. Population Research Institute. URL: http://www.pop.orglmain.cfm?id=241&r1=1.00&r2=3.00&r3=97.00&r4=2.00&leve1=4&eid=702




Рецензии:

15.06.2022, 9:25 Адибекян Оганес Александрович
Рецензия: Адибекян Оганес Александрович. Статья Баишевой Джамилии Рафаэлевны теологического содержания с историческим подходом к немало значимой в мире стране. Она представит интерес для мусульман российской дислокации при важности политического сближения России с Китаем. Оформление работы выдерживает действующие требования, работа достойна публикации. Но следовало оговорить превращение Китая в страну социалистическую при противостоянии социалистической идеологии идеологии религиозной. Следует исключить грамматические несогласования, применить сочетания: «… мусульман, занимающих…», «…и передачу знаний…» , «… начались ассимиляция…», «… и передачу знаний…», «… много делают, … создают….развивают….».

15.06.2022 10:10 Ответ на рецензию автора Баишева Джамиля Рафаэлевна:
Уважаемый Оганес Александрович, благодарю Вас за рецензию статьи! Замечания приняты к сведению и будут учтены при исправлении и последующих публикациях статей.

26.06.2022, 20:16 Идиатуллов Азат Корбангалиевич
Рецензия: Статья может быть рекомендована к публикации, но требует доработки. Во-первых, следует изменить название. На данный момент оно не совсем соответствует содержанию статьи, в которой речь идёт о проблемах взаимодействия власти и ислама. Во-вторых, необходимо провести хотя бы небольшой анализ литературы по заявленной теме и соответственно расширить библиографический список, который в нынешнем виде выглядит совершенно неубедительным. В-третьих, требуют исправлений, помимо отмеченных предыдущим рецензентом, также другие ошибки и несогласованности: 1. «…взаимоотношения мусульманских народов и власти, проживающих на территории Китая..» (получается, что власть проживает на территории Китая: странно, если бы это было не так); 2. Правильно: Великий шёлковый путь; 3. Правильно: даосских; 4. «…Говоря о географии Китая…» (предложение не согласовано); 5. «…И даже говоря о языке, арабский язык…» (предложение не согласовано); 6. «…Основные представления китайцев о своей религии были больше суевериями…» Речь идёт о представлениях о религии, или о самой религии? 7. «…У Синьцзяна существует своя путь недолгая…» (пусть и не долгая?); 8. 18 века (принято писать римскими цифрами); 9. «…все мусульмане в обязаны…» (обязаны?); 10. «…Одни восстания были мирными, однако другие постепенно начали превращаться в череду насилия с восстаниями…» (Восстания стали превращаться в восстания?); 11. Правильно: Ближний Восток (пишутся с прописной буквы). 12. «…и её… (о чём идёт речь? Если об исламе или о Китае, то мужской род должен быть)… замкнутость на отдельные религиозно-этнические группы…» (так замкнутость или отдельные группы?); 13. 3й и 4й пункты в библиографическом списке оформлены неверно.



Комментарии пользователей:

Оставить комментарий


 
 

Вверх